Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Елизавета Хотина. Рассказ (воспоминание) о ёлке 1938 года в Ленинграде

Яркий праздничный день. Наступил Новый, 1938 год. Мы с тётей Катей и Толей приглашены на ёлку к неким Денемаркам – друзьям тётикатиной семьи. Тётя Катя – сестра моего папы. Папа работает теперь врачом-невропатологом в городе Чудово, находящемся на стопервом километре от Ленинграда. Приблизиться к Ленинграду, где живёт его семья, хоть на один километр ближе ему «не положено», потому что он «высланный – репрессированный». Никому, даже самым главным начальникам, не известно, за что. Толя – мой двоюродный брат, младший сын тёти Кати, кудрявый мальчик. Он хоть и старше меня на два года, но ростом не выше. Ростом он не вышел из-за врождённого порока сердца. Мы с ним большие друзья, но в наших играх, шалостях и «приключениях» чаще всего зачинщиком и организатором является он. Мне девять лет. Для своего возраста я очень маленькая и худенькая.


фото тематическое - елка конца 1930-х годов в СССР

В настоящее время (в конце декабря 1937– в январе 1938 года) наша мама (моя и моей сестры-восьмиклассницы) лежит в больнице. Мы с сестричкой живём пока одни в комнате, снятой у старика-хозяина на Екатерингофском проспекте. За нами «присматривают», в основном по телефону, мамина младшая сестра и тётя Катя. На выходной приезжает из Чудова наш папа и занимается нашим воспитанием и кормлением.

Тётя Катя – очень полная сорокалетняя дама – с большим энтузиазмом приняла приглашение своих друзей Денемарков привести нас с Толей на ёлку. У этих друзей-художников были маленькие внуки. Денемарки предупредили тётю Катю, что праздник будет костюмированным и что нам нужно прийти в костюмах и масках и обязательно исполнить какой-нибудь номер – ну, скажем, спеть, станцевать, продекламировать стихи или показать какую-нибудь маленькую пьеску.

За неимением другой, более романтичной маски (все маски в «игрушечных» магазинах перед Новым годом расхватали) мне пришлось удовлетвориться маской старенькой старушки. Я была в беленьком платке, подвязанном узелком под подбородком, в очках. То ли у нас, то ли у тёти Кати дома нашлись и остальные атрибуты старушечьей одежды: длинная до полу юбка, шаль, шерстяные чулки. Всё это, конечно, было мне очень велико, но тётя Катя искусно подогнала одежду под мой рост, и я выглядела настоящей бабушкой. Тётя Катя нашла текст какого-то стихотворения, которое я должна была выучить, и мы втроём: я, Толя и тётя Катя. – начали репетировать небольшую пьеску.

О том, что существовал праздник встречи Нового года и новогодней ёлки, я знала только из дореволюционных книг. В нашей Стране этот праздник был отменён. Правительство считало, что это праздник религиозный, реакционный, и праздновать его могли только враги революции. Были случаи, когда за празднование Нового года людей лишали партийного билета, а курсантов военных училищ выгоняли из учебных заведений. Так было до 1936 года. Тридцать седьмой год граждане страны встречали уже как всенародный праздник, а на Дворцовой площади и ещё во многих местах в Ленинграде красовались богато украшенные огромные ёлки. Всё это я слышала от моей сестры, встречавшей 1937 год в Ленинграде. Я же, знавшая обо всём этом только понаслышке, впервые в жизни увидела настоящую ёлку только у Денемарков.

«Старые» - сорокапятилетние Денемарки с детьми и внуками – жили на Петроградской стороне недалеко от современной телевизионной башни, в старинном дореволюционном доме в хорошей, по-видимому, многокомнатной квартире. Глава семьи с супругой встретили нас очень радушно и повели в большую комнату, где стояла высоченная, почти до потолка, ёлка. И как она была украшена! На ней были не только блестящие стеклянные игрушки и многоцветные картонные изделия, увитые ёлочным «дождём», но и конфеты в блестящих фантиках, и мандарины и печенья. Я так и остановилась посреди комнаты, разинув от восхищения рот, что не подобало изображаемой мною старушке. Вокруг ёлки и просто посреди комнаты прыгали и танцевали под звуки прекрасной песни из фильма «Дети капитана Гранта» дети в масках зайчиков, козликов, кошек. Среди них было несколько волков в масках и серых халатах. Были и матросы в матросских костюмах и бескозырках. Ярче всех сверкали куклообразные принцессы. Было много маленьких пионеров, не доросших ещё до пионерского возраста. Все они пели, смеялись, ликовали. Мой оригинальный костюм произвёл фурор и вызвал овацию. Больше всех радовались и веселились хозяева дома: художник и затейник Денемарк и его симпатичная и в общем-то ещё молодая супруга.

Первым был объявлен наш номер. Мы все трое разместились у самой ёлки. Я чинно уселась на большой стул, в руках у меня был большой моток с шерстяными нитками, а у моих ног, не достающих до пола, ползал кудрявый Толя.

Тётя Катя, сидя на другом большом стуле, произнесла следующее:
- В светлой горнице старушка
нитки на клубок мотает,
на полу кудрявый внучек
возле ног её играет.
Сказку бабушка расскажет,
К рождеству подарок купит.
Любит бабушка внучонка,
В нём души она не чает.
..............................................
Я:
- Что купить тебе? Лошадку?
Оловянную посуду?
Или грабли и лопатку?
Толя:
- Нет, бабуся, мне не надо
Ни лопатку, ни посуду,
Сумку мне купи, бабуся,
В школу с ней ходить я буду!

Толя кончил, и вдруг началось что-то невообразимое. Дети, а их было много, стали подбегать ко мне, не давая слезть со стула. И каждый выкрикивал мне в ухо свои сокровенные желания:
- Куклу мне купи, бабуся! – кричала четырёхлетняя девочка в маске, изображавшей белочку.
– Мне купи лошадку, бабка, - настаивал басом малыш лет пяти.
- Бабушка, купи машинку, - жалобно канючил парнишка в костюме матроса.
– Самокат купи, бабуся! – настаивал мальчик лет шести.

Все они толпились у моего стула, не давая мне слезть с него и убежать в нужное мне место. Художник – хозяин праздника – хохотал так искренне, так непосредственно, таким счастьем светились его глаза, что все взрослые, заразившись его смехом, превратились в ватагу таких же малышей, как их питомцы. В этот момент они были совершенно отрешены от своей, непонятной детям, а порою и им самим, взрослой жизни с её бесконечными заботами, страхами, ответственностью, обыденностью.

Потом начались выступления всех зайчиков, лисичек и прочих сказочных персонажей. Кто-то читал басни Крылова, стихи Маршака, Чуковского, Хармса. Кто-то пел прекрасные советские песни, пели пионерские частушки, изображали балетные номера, просто плясали, ходили хороводом вокруг ёлки.

И вот дело дошло до раздачи подарков, лежавших соблазнительной кучкой под ёлкой. У нас – детей – горели глаза, мы все были предельно возбуждены. Радостно возбуждёнными были и хозяева. Предполагалось, что после раздачи подарков мы – дети – будем пить чай с конфетами и с тортом, а потом хозяин расскажет нам сказку и покажет нам свои картины, написанные на детские сюжеты для детей.

Объявили, что нам с Толей полагается приз за лучший номер.

Вдруг раздался резкий звонок и стук в дверь. В прихожую вошли люди в военной одежде, каких я однажды уже видела, когда нашу семью высылали из Ленинграда. Главный из этих военных (он показался главным потому, что командовал) приказал гостям и детям немедленно покинуть эту квартиру. Двум военным – увести арестованных хозяев дома – Денемарков, а остальным, в присутствии дворника и управдома, приступить к обыску!
Вот так и кончился наш чудесный праздник – моя первая в жизни ёлка.
А хорошие люди Денемарки-старшие так больше никогда и не вернулись в свой добрый дом.


Прислано племянницей Елизаветы Хотиной Наталией Малаховской для размещения в литературном блоге Николая Подосокорского


Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Малаховская, СССР, репрессии

Posts from This Journal “Малаховская” Tag

promo philologist октябрь 2, 2031 20:20
Buy for 100 tokens
Автор журнала - Николай Подосокорский, литературный критик, публицист. Подробнее обо мне можно прочитать здесь: http://philologist.livejournal.com/6485623.html Если вы хотите предложить сотрудничество, пишите на почту: philologist@livejournal.com Все посты из блога транслируются на мои…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments