Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Александр Сокуров: "Нужно развивать просвещение и перестать бояться начальников"

Из публикации Зои Ерошок в "Новой газете"

«Вот мы объединяемся в какие-то сообщества маленькие, потом в конце концов народ собрался и создал какое-то государство. И вот для чего все это? Какая вообще цель у государства, для чего нам это нужно? Убежден: только для того, чтобы жил народ в рамках цивилизованности, просвещенности. Задача государства — развивать просвещение и определять цивилизованные рамки существования. Просвещение, а не мистика. Тысячу раз просвещение… А армия, политические партии, дипломатия и даже экономика — это все только инструменты цивилизации. Важно установить «рамки» цивилизованности. Но современное общество выпрыгивает за эти рамки с большой легкостью. И делает это оно сегодня с большим желанием, чем когда-либо. Оно само. Без принуждения… Люди так хотят. Было время, когда культура становилась обручем, который границы цивилизованности и нецивилизованности четко определял. Я полагаю, что с Первой мировой войной прорыв этого кольца произошел.


Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

Знаю твердо: культура — тот самый обруч, который держит нас в рамках цивилизованности. Время сегодняшнее показало, что никакие современные средства, никакие электронные и прочие упрощения жизни современного человека не ведут к гуманитаризации. Наоборот, разрушают гуманитарность. Условный (в кавычках) Стив Джобс не заменил мне ни Томаса Манна, ни Льва Толстого. Томас Манн и Лев Толстой были удивительны тем, что, живя в своем времени, могли слетать в будущее и оттуда живыми вернуться и сказать, что они видели. Это как человек побывал в смерти, вернулся и говорит нам, что там. Современные компьютерные системы идут по какому-то наитию, и это наитие — физиологическое, психофизиологическое, электрическое. Появилась возможность создать электронную книгу, ну они создали ее. Они и не собирались подумать, к чему это приведет, что это такое, да? К сожалению, наука ни за что не отвечает…»

«Мы многое не делаем, потому что нам запрещают моральные нормы, но человек по-прежнему остается существом физическим, физиологическим, сложным, малоизученным и малопредсказуемым. Но мы же понимаем, как просто и отдельного человека, и огромное число людей сбросить в яму ничтожных поступков, страшных поступков, да? Как (и чем) тут может спасти культура? Культура поднимает общий уровень «гигиены». Социальной гигиены. Первое, что делает культура: она уточняет критерии социальной гигиены для народа. В самом широком смысле этого слова. Например, я, конечно, не доживу до этого, но кто-то, кто моложе, доживет, когда русские подростки перестанут гадить в подъездах, исписывать стены, терроризировать людей. И мальчики, и девочки русские одинаково отвратительны в их поступках. Это ослабление роли социальной, бытовой культуры — проигрыш русского народа, признак социальной деградации».

Сокуров выступает за обязательную отмену платы за обучение хотя бы в художественных вузах. Ему кажется это неконституционным: таким образом создается имущественный ценз. («Сегодня ни Шукшин, ни я не могли бы получить высшего художественного образования».) Самые талантливые, считает Сокуров, из бедных семей. Хотя между образованием и просвещением он, конечно, выбирает просвещение. «Образование утверждает: я все могу! А просвещение говорит: о нет, ты не все можешь, потому что ты не имеешь права на все. Образование даже может помочь человеку совершить преступление. А просвещенческая аура скажет: не торопись, это не твой поступок… Но что касается просвещения, то никакой работы внутри русского народа, внутри российского общества сейчас в стране не идет. А идет усиление клерикализации, милитаризации в сознании молодых людей. То есть у тех, у кого есть хоть какая-то энергетика социальная, эта энергетика направляется в сторону агрессивной политичности, партийности и мракобесия».

О Чечне

«В той же Чечне что, например, происходит? Появилось огромное число вооруженных людей. Своя армия уже, и нужен только свисток, чтобы двинуть в какую-то сторону этих вооруженных людей. Для меня очевидно: это находится за пределами Конституции моей страны. Абсолютно неконституционная ситуация. Милитаризация народа, исламизация. Появление очень большого числа среди чеченцев очень богатых людей — и это притом что Чечня на дотациях РФ. Как это может быть? Горько за этот народ. Народ, который прошел через столько испытаний. Почему меня все это волнует больше, чем чеченских людей и руководство моей страны? Сейчас многие чеченцы находятся уже за пределами республики. В Австрии, мне говорили, около 80 тысяч чеченцев. Причем у австрийцев есть претензии к ним: практически не ассимилируются, непонятно чем занимается молодежь. В Германии много чеченцев, в Скандинавии.

Те чеченцы, кого я знаю лично, говорят: «Невозможно в этих условиях жить в Чечне. Невозможно воспитывать детей. Нетерпима дегуманизация жизни». Они говорят, что понимают: Чечня уже сама по себе… У очень многих чеченцев есть ощущение, что народ опять как на заклании. Опять оружие в руки, опять вооружение молодежи, и они готовы где угодно «навести порядок» — в Чечне, в Москве, в Ставропольском крае, в Сирии, в Америке… Мне показалось, что все федеральные правоохранители в Москве парализованы страхом перед Новой столицей — перед Грозным. При этом в Чечне нет независимой прессы, нет никакого изучения самосознания народа, нет исторической самокритики, аналитики… Энергичный народ. Который абсолютно обезглавлен с точки зрения гуманитарной. И который готовы использовать в любой момент как угодно и где угодно. Может быть, я заблуждаюсь? Меня очень тревожит эта проблема с Чечней. Там мина замедленного действия. Знают ли об этом чеченские отцы и матери?»

О «мосте Кадырова»

«Я уверен, что это инициатива не нашего губернатора. Думаю, распоряжение из Москвы, которое губернатор не мог не выполнить. Георгий Сергеевич позвонил в мой день рождения… Я поблагодарил за поздравление и сказал, что у меня крайне тяжелый осадок после его решения назвать мост именем Кадырова. На что губернатор ответил, что не бывает героев наших и не наших. На что я сказал, что у меня есть мои герои. И есть политическая проблема. Руководству России так же, как и народу чеченскому, давно пора ответить на вопрос о войне с Чечней: что это было? Банальный мятеж против России или национально-освободительная борьба? Я обратился к губернатору: «Поставьте памятник всем русским солдатам, которые погибли в Чечне. Пусть это будет огромная стена, где каждая фамилия русского солдата, офицера выбита в камне. Назовите фамилию, имя, отчество солдата, его звание, какой это полк, фамилию, имя, отчество матушки и фамилию, имя, отчество отца, из какого города родом. Смерть российского солдата, офицера при исполнении долга — сакральна. Пусть это будет стена, где перечислены все имена — в назидание всем, кто начинает войны, кто не находит другого выхода, кроме военного».

Печальное ощущение, будто Россия стала частью Чечни. И что там, в Грозном, столица, и там выносятся смертные приговоры. Если в Грозном человеку вынесен смертный приговор, например… мне, то никто меня не сможет защитить. Ни ФСБ, ни прокурор, ни ГРУ. Никто. Народ жесткий, очень жесткий. Я и с Кадыровым был знаком. Говорю, что вижу и что чувствую. Для этого народа (как и для каждого другого) нужны гуманитарное очищение, эволюция, гуманитарное совершенствование. Они должны сказать нет оружию. Думать. Думать. Думать. Главная сила не в автомате, не в ноже — головой силен человек. Нужно поднимать качество образования, думать о развитии культуры, чеченского языка, вообще серьезно и критически осмыслять свой исторический путь. Перестать бояться начальников. Думаю, в этом веке нам этого не дождаться».

«Общество исключительно религиозных идей — общество из прошлого»

«И тут мы опять возвращаемся к просвещению… Люди власти могут быть образованными, но не быть просвещенными. Ты можешь окончить Сорбонну или Московский университет и при этом жить, как зверь. Общество, если оно не пронизано идеей просвещения, общество, где религиозные принципы и религиозные идеи становятся выше идеи просвещения, — это дичающее общество. Религиозная сторона жизни для меня — это часть эстетики жизни, часть какой-то философской жизни, что ли, еще одна область размышления… Религиозность — абсолютно интимная форма существования. Идеи просвещения я никогда не поставлю ниже религиозных книг. Мне кажется, что когда-то, когда в России была выдвинута идея отделения церкви от государства, было принято единственно правильное решение. Сейчас у нас церковь публично срослась с государством, является политическим инструментом, мы все это видим. И вот это, я считаю, один из важнейших и опаснейших моментов для существования России как таковой.

Верующим человеком я могу быть и на Северном полюсе. Но если государство приподнимает значение одного культа (православия, например) над остальными, то только до поры до времени, например, мусульманская часть будет это терпеть. А потом перестанет. Любая религиозная война гораздо страшнее любого столкновения по национальным принципам или политическим. Самая страшная война — это религиозная война. Там невозможно договориться. Там только смерть. История вот с этим ИГИЛом (запрещенная в России организация. — Ред.), сейчас это уже не военная история, это идеологическая история, и в то же время это такой «религиозный большевизм». Советский большевизм пытался навязать свою идеологию всему миру, поэтому его пытались задавить всем миром. Не удалось, пока он сам не испустил дух. Пройдя через страшные испытания, через войны, но тем не менее сам испустил дух.

Борьба с ИГИЛом, мое оценочное мнение, — это новая религиозная, идеологическая война. И только бомбами — еще больше разозлишь. Очень серьезная большая проблема. О том, что она серьезная и большая, видно по тому, как тихо и осторожно в этом вопросе ведут себя мусульмане в России. И не только в России. Конечно, надо собираться всем крупным религиям, садиться и обсуждать эту мировую проблему. А религиям уже есть о чем говорить… И если надо этому ИГИЛу, если они борются за создание своего «идеального» государства, давайте посмотрим, что получится у них из этого, в тех рамках географических, в которых они существуют. Пусть попробуют пройти эти эволюционные пути: создадут правительство, рабочие места, транспорт, построят свои мечети… пусть создадут государство свое. Ну а если они решатся уничтожить жизнь в Старом Свете, тогда будем защищаться.

Если бы сегодня в России религия была отделена от государства, я думаю, многих проблем, которые у нас сейчас есть, у нас бы просто не было. То есть терроризма в таком масштабе не было бы. Это потому, что религии предоставили политическую трибуну, и у нас выявился приоритет религии над просвещенностью. Отделите церковь от государства, отделите реально. Вернитесь к Конституции. Конституция красиво написана. Ну вот почему предстоятель православной церкви сидит на заседании Генерального штаба Вооруженных сил? Тогда почему нет там муфтия, почему нет остальных? Почему? Освящение, окропление самолета... А мы что, не верим своим инженерам? Мы что, не верим просвещенности? Или полагаем, что это не человеческими руками создано? Не пришло еще время снимать ответственность с человека.

Я понимаю, когда складывается религиозная работа, например, в тюрьмах и колониях. Я это понимаю. Потому что «религиозная» эмоция — это интимно. Это не работа государства. Это глубоко личное, как в сказке. Вот это надо поддерживать. Если внутри себя человек сосредотачивается на канонах, на ограничениях — это благородно. Но мы сломали «ворота», мы перестали быть светским государством… Мы преступники — мы топчем нашу Конституцию. Просвещенность — это когда мы равноудаляемся от всего, что является мистикой. Я недавно был приглашен на одну премьеру здесь, в Петербурге, ее проводила татарская диаспора. Это была премьера прекрасного игрового иранского фильма о Пророке. Три часа шла картина, это было в кинотеатре. И я зашел, когда зал был уже полон, и увидел, почувствовал, что это абсолютно другой зал, это абсолютно другие люди. Не плохие или хорошие, а другие. В зале была просто другая какая-то энергетика, как будто бы люди появились с какой-то соседней планеты. И как фильм смотрели, и какая была реакция на фильм. Все — по-другому.

Мы все очень разные. И все сложные. Тут не надо ничего упрощать. Тем более обольщаться. И если мы не будем исходить из того, что все очень разные и все очень сложные, то никогда не научимся без войн жить, тем более в одном государстве. Непонимание того, что религиозные чувства — это что-то глубоко индивидуальное, интимное и никак не обобществляющееся явление, это очень большая ошибка современной цивилизации. Россия должна быть светским государством, сомнений тут у меня нет никаких».

О патриотизме

«Молодой человек должен гордиться своей страной» — часто слышу это требование. Но в каком случае он будет гордиться своей страной? Когда в стране будет справедливый суд. Когда в стране будут красивые города, пусть не роскошные, но прибранные. Когда в стране будут хорошие дороги. Когда в стране не будет бедных. Когда в стране люди будут честно разговаривать в школе, в институте, на работе, в телевизоре, друг с другом. Когда в стране люди будут честно себя вести… Вот тогда молодой человек будет гордиться… Впрочем, почему обязательно именно своей страной? Может быть, просто своим временем? «Патриотизм» (или как это чувство еще можно назвать) — оно не внутреннее чувство, а внешнее. Это неправда, что оно внутри, оно всегда внешнее.

Что значит гордиться Родиной? Считать ее лучше, чем другие страны? Ну а почему Канада хуже, чем Россия? Почему Кавказ лучше, чем Италия, Швейцария, Франция? Или почему они лучше, чем Кавказ? Гордиться, мне кажется, можно трудом человека. Вот это достойная гордость. Если патриотизм это гордость, то гордиться можно только трудом человека. Природой гордиться нельзя, это нам просто дано. Я бы даже сказал, не только трудом, сколько качеством труда человека. Например, люди умеют качественно строить… Итальянцы вот гордятся тем, что их предки умели так строить, что с XIV—XV веков до сих пор все это стоит и не разрушается. Когда-то люди так хорошо, так качественно трудились, так были в работе своей направлены на жизнь, что вот этим, да, можно гордиться».

Читать полностью: http://www.novayagazeta.ru/arts/74374.html

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Сокуров, Чечня, интеллигенция, клерикализация, общество, патриотизм, просветительство
Subscribe

Posts from This Journal “Сокуров” Tag

promo philologist 06:09, thursday 8
Buy for 200 tokens
Андрей Мовчан, финансист, директор программы «Экономическая политика» Московского центра Карнеги: "власть не собирается менять ничего. Позиция обитателей Кремля за последние 5-6 лет проявилась достаточно четко: во главу угла поставлена стабильность (и самой власти – в первую…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment