Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Телеутские и шорские шаманы и представления об их становлении (избранничество)

Текст приводится по изданию: Функ Д.А. Миры шаманов и сказителей: комплексное исследование телеутских и шорских материалов. / Ин-т этнологии и антропологии им. H.H. Миклухо-Маклая. - М. : Наука, 2005.


Шорский шаман Поликарп Палчанов (56 лет) в 1927 г. Фото Л.П. Потапова

ШАМАНЫ И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБ ИХ СТАНОВЛЕНИИ (ИЗБРАННИЧЕСТВО)

Приступая к рассмотрению некоторых ключевых вопросов, связанных с фигурой шамана в телеутском обществе второй половины XIX - первой трети XX в., следует оговориться, что имеющийся материал порой бывает недостаточно представительным и даже просто недостаточным для анализа. В данном случае мною дополнительно использованы параллельные по времени шорские материалы. Основным действующим лицом в шаманстве телеутов и шорцев был шаман (или шаманка), называвшийся по-тюркски кам, либо, иногда у телеутов во время камлания - удул, что, по мнению Н.П. Дыренковой, является монголизмом в языке телеутских шаманов. По данным A.B. Анохина, в 1910 г. у бачатских телеутов бы-ло 5 шаманов, а в 1912 г. - 3. По подсчетам H.A. Алексеева, выполненным им в ходе кратковременной поездки к телеутам в начале 1980-х годов, в начале XX в. в д. Челухоево было 4 шамана - мужчина и женщина из рода "юты" и две женщины из рода "кра-ачы", а в д. Шанда - двое мужчин, что разнится со свидетельствами очевидца - A.B. Анохина. Списки телеутских шаманов конца XIX - начала XX в. были опубликованы также Е.П. Батьяновой и мною. Говоря о "шаманах" у телеутов, следует иметь в виду, что речь идет о "больших" шаманах, обладавших, судя по имеющимся свидетельствам, суперсенситивным восприятием мира, умением входить в необычное состояние сознания через аффект, знаниями и навыками психотерапевтического воздействия, навыками экстрасенсорного воздействия на человека и природу, определенными медицинскими знаниями, знанием астральной топографии, умением вести камлание, знанием текстов и способностью к импровизации.

Помимо обозначения их в традиции как "шаманы с бубном", их называли также "большими" или "великими шаманами" (улу кам). Таких людей было немного, хотя, если учитывать немногочисленность телеутской популяции в целом, то процент одновременно практиковавших шаманов, по-видимому, можно считать довольно высоким. На рубеже ХІХ-ХХ столетий у телеутов практиковали следующие шаманы:
а) в улусе Челухоевском:
1. Кам Канакай, Николай Алексеевич Челухоев из сеока-ро-да Юты, умерший в 1914 г.
2. Кам Подок (иначе - Кара Кыс), Федосья Степановна Ты-дыкова (в девичестве Тодышева) из сеока Юты. Годы жизни примерно 1862/1863-1929.
3. Кам Марпа, Марфа Александровна (?) Шадеева (в девичестве Тодышева) из сеока Юты, умершая пожилой в конце 1920-х годов.
4. Кам Барос, Прасковья Шадеева (в девичестве Тыдыкова) из сеока Чорос, о которой также известно, что она умерла в начале XX в.
б) в улусе Шандинском:
1. Кам Маркел/Мартел Мажин из сеока Тодош. Годы жизни - примерно 1849-1925/1927.
2. Кам Сандра/Ксандра, Александра Максимова (в девичестве Шабуракова) из сеока Меркит, умершая до 1920-го года.
3. И, наконец, еще один кам мужчина, как уверяли меня пожилые телеуты, практиковавший в конце XIX в. К сожалению, никто из моих собеседников не мог вспомнить ни его имени, ни фамилии, ни хотя бы родовой принадлежности.

Начиная с 1930-х годов, у телеутов не было ни одного шамана или шаманки, которые бы имели шаманский бубен, хотя периодически лечебной и предсказательской практикой занимались сенситивно весьма одаренные люди. По крайней мере об одной из таких современных шаманок (Кам-Татьяна, Татьяна Васильевна Манышева, камлавшая с середины 1940-х годов и до самой своей смерти в 1993 г. в г. Заринске Алтайского края) известно, что она считалась "шаманкой с бубном". Кам-Татьяна пользовалась широкой известностью. У нее перебывали многие телеуты с Бачат, жители Алтайского края, в том числе и русские. Известностью пользовалась также "кам" Т-ва из села Ново-бачаты Беловского района Кемеровской области. Именно к ней за помощью обращалась мать Ф.К., когда ее сын пропал без вести. После многочасового сеанса камлания с топором шаманка - как впоследствии подтвердилось, абсолютно точно - смогла описать место, где лежал убитый. Здесь следует отметить, что в данном случае шаманка использовала для камлания, по-видимому, традиционный для тюрков этого региона способ.

По материалам Н.П. Дыренковой 1930-х годов, у нижнемрасских шорцев "шаман камлает с озупом (корнекопалкой. - Д.Ф.), когда умерла женщина, и с топором, когда умер мужчина". Разница - в направленности камланий: в зафиксированном мною случае - гадание, а в записях Дыренковой - проводы двойника "sürane/sürüne" в землю узютов-покойников. Легендарные и мифологические рассказы о "прежних камах" составляют значительный пласт исторической и мифологической памяти телеутов и шорцев. Значительная часть такого рода рассказов хорошо группируется в несколько больших групп, типичных для широкого круга сибирских культур, что было хорошо показано еще Г.В. Ксенофонтовым на якутском материале. Здесь обязательно присутствуют рассказы о наследственной природе шаманского дара, о шаманской болезни, об искушении духами и о "пересотворении" ими кандидата в шаманы, о реальном (или виртуальном) обучении неофита старыми опытными шаманами, о шаманских войнах, чудесах и проч. Порой рассказы о шаманах тесно переплетаются с креационными мифами:

Про кама Кадылбаша рассказывают телеуты, что он украл с неба у Ульгеня одну из дочерей себе в невесты. Привез ее в свой дом. Ей нужно было переодеться в одежду, какую носили женщины. Кадылбаш запретил окружавшим его дом заглядывать в окно, пока дочь Ульгеня не переоденется. Когда ей оставалось надеть последний чулок, то кто-то взглянул в окно. Дочь Ульгеня обратилась в кукушку /куук болып паады/ и вылетела в трубу. От этого кукушки теперь имеют одну ногу красную, а другую синюю". Много ярких рассказов связано и с именем телеутского кама Маркела Мажина. Он ходил по воде как посуху, превращался в медведя, сражался за "души" "своих людей", т.е. телеутов, с алтайскими и с шорскими камами. Рассказывают и о превосходстве Маркела над другими телеутскими шаманами, о демонстрации им своей шаманской силы, например, каму Канакаю и шаманке Марпе.

Знают о шаманах и молодые телеуты. О кам-Татьяне Манышевой из Степного Алтая, из г. Заринска, точнее о своем визите к ней, один из моих ровесников-телеутов рассказывал так. В ходе камлания и обращения к разным духам шаманке удалось поставить "диагноз", который звучал как: уч пом т'аргылу, что приблизительно можно перевести с телеутского как "имеющий на своем жизненном пути три точки/места/препятствия, грозящие смертью" (термин пом используется и применительно к опасным высокогорным дорогам, "серпантину"). Определив диа-гноз, шаманка начала собственно лечебное камлание, целью ко-торого был полет в один из соседних совхозов для того, чтобы забить там - принести в жертву - трех коней какой-то определенной масти. В итоге камлания старой, больной, лежачей шаманке удалось-таки, по ее заверениям, убрать эти препятствия с жизненного пути молодого человека.

Шорские материалы о шаманах рассматриваемого времени - если говорить об описаниях процесса их становления и взаимоотношений шаманов друг с другом - выглядят более обширными. Во многом это связано с большим количеством собственно шаманов на территории современной Горной Шории в начале XX столетия. Значительный объем информации был получен исследователями в первой трети XX в. непосредственно из первых рук. В 1916 гг. A.B. Анохин лично работал и собирал расспросные сведения от 10 шорских шаманов. В сохранившихся архивных материалах он перечисляет их: 1. Иван, р. Томь, с. Абинское, 2. По-лодько (Владимир), р. Устье Мрасса, аил Ак-кбл, 3. Алёна, р. Ус-тье Мрассы, 4. камкаІ4-девушка, там же, 5. Какуш, д. Кинерка по р. Кондоме, 6. камка-женщина, д. Алгаин (Дальние Калары), 7. камка Катерина, р. Калар (Ближние Калары), 8. кам Сампар, ул. Качыбай (приток Кондомы), 9. Пайник (камка-старуха), там же, 10. Пашпарак, р. Бия, ул. Алей.

Не менее обширные сведения были собраны в 1920-х годах Н.П. Дыренковой. Она сама так писала о своих встречах с шаманами: "Мне лично' пришлось встретиться с двумя камами из соока-рода Кобый по р. Кобурсу, с камкой из едока Кызай на р. Пызас, с камом из соока Кызай же в Усть-Кобур-су и даже в низовьях р. Мрассу, где население близко сталкивается с русскими, в 60-ти верстах от г. Кузнецка, молодым 28-летним камом из соока [Чедибер]; пришлось же слышать о трех камах в одном только районе Усть-Анзаса". Рассказы о наследовании шаманского дара внутри семьи или рода, о так называемой "шаманской болезни", вещих снах-посвящениях широко распространены в культурах многих народов мира.
Один из первых крупных обзоров материала о наследовании шаманского дара (а также о "природном призвании"), об инициационных болезнях и снах был осуществлен более полувека тому назад М. Элиаде, который детально рассмотрел проблему на базе свидетельств исследователей из Северной Азии, но привлек также для сравнения данные о шаманах Африки, Малайзии, Амазонии, Северной Америки. В дальнейшем исследователи неоднократно обращались к аналогичному материалу, находя его в самых различных культурах мира, как это было сделано Доном Хандельманом в пионерской работе конца 1960-х годов, осуществленной им у Вашо Калифорнии или Норой Эрди в отношении венгерских талтошей, или, например, у тюрков Средней Азии и Казахстана отечественным этнографом В.Н. Басиловым, или же канадцами Кристофером Флетчером и Лоренсом Кирмайером у инуитов Нунавика в Северном Квебеке, или у тамангов Непала, как это было хорошо показано австрийской исследовательницей Дагмар Айгнер.

Опираясь на различные источники, удается в целом довольно неплохо реконструировать систему представлений как телеутов, так и шорцев об избранничестве шаманов.
Во всех материалах отчетливо выделяются сведения о наследственной природе шаманского дара, или, как это предложил называть JI. Крадер на бурятском материале, о "квази-наследовании". Более отчетливо и с изрядной долей скепсиса в отношении информативности такого рода "генеалогий" значительно позже высказывался и В.Н. Басилов, писавший: "В нашей литературе предпринимались попытки проследить шаманскую генеалогию - последовательную цепочку предков, от которых шаман воспринял своих духов-помощников. Но эти генеалогические схемы интересны лишь как иллюстрация веры в родственную преемственность шаманского дара. Они не могут ничего сказать о наследовании каких-либо "психических особенностей". Они не могут убедить и в том, что склонность к шаманству прослеживается лишь у отдельных родственных групп населения (родов или семей)".

Собственно говоря, особого смысла в такого рода замечаниях для исследователей, имеющих дело с генеалогиями, нет. Хорошо известно, что любая, особенно устная генеалогия, будучи регулярно рассказываемой, по крайней мере, в изложении ранних событий, назывании имен, описании легендарных-реальных деяний предков являет собой один из фольклорных жанров, живущий по своим законам и имеющий весьма отдаленное сходство с реальной исторической канвой событий. Поскольку мы в данном случае сознательно отбираем "представления о...", а не исследуем собственно механизмы передачи способностей, то излагаемые далее материалы имеют право на существование, во всяком случае, в качестве фольклорно-этнографических свидетельств. Предки-шаманы обязательно упоминались во всех шаманских камланиях. Это были особого рода духи предков-шаманов (кам möc), которых кам призывал себе на помощь. Телеутская шаманка Ф.С. Тыдыкова (Подіж), во время кам-лания Талай-хану перечисляла своих шаманских предков следующим образом:

От кама Сары-баша я, шатаясь, пришла,
От кама Митька я призвана,
От кама Митрея я, шатаясь, пришла,
От кама Кажака я, шатаясь, пришла,
Камом Сарга я была притянута,
От кама Казылбая я призвана,
Камом Кюрешем я была притянута,
От кама Пёти я призвана,
От кама Азлея я вихрем прилетела.


Итого 9 поколений шаманских предков. Не все они были одинаково важны для кам-Подок, как это можно понять из текста камлания. Обычно она обращалась лишь к двум духам - Сарга и Азлею. Последнего она иногда ласкательно называла Азлейчик (тел. Азлеек). Не менее богатой шаманской родословной мог похвастать и кам Канакай. Среди его шаманских предков были кам möc Апурнак, Отконок, Т'азы-балык, Митту (или Митем), Саргадан (или Сарга), Кабо, Пббнбк, Шолпок, Эрен. Впрочем, в случае с родословными телеутских шаманов приходится быть осторожными: кам möc и шаманы в родословной линии конкретного кама - это отнюдь не одно и то же. Среди кам TÖC могли быть как "свои", так и "чужие" духи. Так, после смерти кама Маркела Мажина, по одной из бытующих ныне версий, его духов-помощников möc забрала кам Татьяна Манышева, "по-этому у нее тоси сильные. Не родня она ведь. Почему забрала?" Будучи однажды "притянутыми" (тартьілган), такие духи реаль-но становились для этого шамана "своими".

Шаманский дар, как считали телеуты, передавался именно внутри одного рода (CÖÖK), "духи умершего шамана искали и выбирали себе нового шамана среди его родственников, мужчин или женщин ...отмечены случаи, когда шаманский дар наследственно переходил от ... брата матери ... к племяннику". В отношении "квази-наследования" аналогичным телеутскому оказывается и шорский материал. Одной из показательных шаманских родословных является пример с поколением Шулбая из сеока Кобый в районе Усть-Кобырзы. Первым камом здесь считали Чойбана. Затем шел его племянник по мужской линии - Омске. Вслед за ним - двоюродный брат Омске по мужской линии - Ачыке и его сын Апечек. Дыренкова же работала с шаманом Митрием, жившим в Тайисе и приходившимся троюродным племянником Омске, и с камом Алексеем из Сарыг-сута, являвшимся двоюродным правнуком самого Чойбана и двоюродным внуком Омске.

Шаман считается столь тесно связанным со своим родом, что даже его духи-помощники (möc, мн.ч. möcmöp) переходят по наследству в одном и том же роде. "Вот почему после смерти кама в том роде, где не хотят иметь больше шамана, стараются ничего не оставлять от шаманских принадлежностей умершего, и бубен его вешают на то дерево, которое долго не сохнет, чтобы не было нового кама. После смерти кама его духи-помощники - тёси уходят к Эрлику и живут у него до тех пор, пока [не] найдут себе на земле нового кама, который бы им понравился. Тёси ищут нового кама прежде всего в роде умершего шамана и очень редко, если у тех не найдется подходящего, переходят к другому роду". Существенна также деталь, выявленная Л.П. Потаповым при работе с кондомскими шаманами в 1927 г. "В одном поколении не может быть 2 шамана; если же такое случится, один из двоих умирает".

Идея квази-наследования дара, причем не только по "шаманской линии", известна довольно широко. В.Н. Басилов, например, писал, что узбекская шаманка Момохал была внучкой певца и сказителя Алима-бакши. Именно его духи, как считала сама Момохал, сделали её шаманкой. Не менее важными в идее избранничества у телеутов и шорцев считались и такие этапы в становлении шамана как "шаманская болезнь", искушение духами своего избранника, инициационные сны-посвящения. Одним из первых о сложностях процесса избранничества шамана у телеутов написал Л.П. Потапов. По его материалам (опубликованы в 1947 г.): У телеутов призвание шамана начиналось с болезни. С будущим шаманом происходили нервные припадки, во время которых он как бы в бреду объявлял, что в его роду был такой-то шаман-предок, который приказывает и ему, его потомку, сделаться также шаманом. Во время этой болезни он, якобы по внушению шамана-предка, говорил своим родственникам, что у такого-то человека, проживающего там-то, имеется такая-то лошадь-кобыла (описывал ее приметы), у которой есть жеребенок (описывал приметы жеребенка); шкурой этого жеребенка нужно обтянуть бубен. ... будущий шаман объявлял, что ему предстоит иметь столько-то бубнов в течение жизни, что каждым бубном он будет камлать столько-то лет. Во время болезни будущего шамана старики обычно обращались к тем духам умерших шаманов, которые "мучали" больного, и чествовали их брызганием водки.

Хотя свидетельства о болезненных припадках избранников духов фиксировались у телеутов и раньше. В архивных записях А.Г. Данилина и Л.Э. Каруновской 1920-х годов упоминается, на-пример, о становлении шаманки Киштей из ач-кыштымского (степные телеуты) улуса Тарабинского, которую "по-всякому ломает, по 3 раза в день припадки. Подбрасывает с печи на 1/2 аршина и выгибает...". В последующих публикациях, посвященных телеутам, рассказывается о длительном периоде шаманской болезни, когда духи принуждают избранника принять служение им. Оказавшегося в стране духов (обычно о них говорится как о шаманах-предках) неофита подвергают пересотворению, расчленяют его тело и пытаются найти лишнюю кость, которая служит явным доказательством способности избранника стать шаманом. Из шорских материалов мне известны всего три аутентичных рассказа шаманов о своем становлении. Все они относятся к 1920-м годам. Во всех этих рассказах присутствуют и играют чрезвычайно важную роль сновидения, точнее рассказы о них. Хорошо известно, что сновидения являются одним из основополагающих духовных феноменов во всех религиозных традициях мира, не является исключением в этом отношении и шорская шаманская традиция.

Шаман Алексей Шулбаев из сеока Кобый (аал Сарыг-сут). Во время встречи с ним Н.П. Дыренковой ему было 35 лет и камлал он уже в течение 8 лет:

Перед тем, как начал камлать, болел около года. Ныло все тело, руки, плечи ломило, случались припадки, "словно не свой был", во сне все время снились табуны лошадей, и будто бы ездил с этим табуном в тайгу, а лошади бежали за ним. Главная лошадь, на которой он все время ездил, была совершенно белая и был это его самый старший тос - улуг тос. Когда потом стал камлать, тос этот всегда является ему в виде белого коня. Ігі Töj ак пор-ат -2 одинаковых сивых коня. Когда он сходил с ума - видел женщину (тос-кат). Постоянно, каждую ночь видел ее во сне. В настоящее время во сне ее перестал видеть, она приходит к нему во время камлания. Называет ее нетті ке-чегеліъ. кенчі кыс с семью косами маленького роста девица, четті эмчіктіг кенчі кыс с семью грудями маленькая девица, уиі костуг кенчі кыс с тремя бровями маленького роста девица. Во сне говорили ему тоси, что если не согласится камлать, все равно умрет. Никто не учил его камлать. Сам стал говорить, тоси велели ему сделать бубен и указали, какие рисунки нарисовать. Все молитвы услышал от них. И когда начал вначале камлать без бубна, то сразу легче стало.

Другой шаман, кам Митрий из того же сеока Кобый, живший в устье р. Таяс (42 года, камлал с 22 лет):

Тосей получил от своего умершего двоюродного дяди Ачыке. Научил камлать его дядя по матери (тай) Оймачы. Болел около 3 лет. Таскали его тоси по тайгам, по воздуху носили, под водой топили. Там, где он ходил с тосями, была такая же земля, только светлые места, солнце, луну видел. И такая же тайга там была, а пища, которой его кормили - чай и хлеб-гаглаш - точно такие же были, как на земле здесь едят. И словно много людей всё с ним раз-говаривали, спорили, ругались. Лиц их не видел, а одежда была словно русская и не грязная, а светлая. И уговаривали они его, чтобы согласился камлать, а иначе пугали его тем, что загрызут его. И "устал очень" и согласился наконец камлать.

Третий пример - 28-летний кам Феофан Акуляков из сеока Чедъвер из улуса Усть-Мрас:

Камлает с нынешней (имеется в виду год встречи с ним Н.П. Дыренковой. - Д.Ф.) весны, вернее начал камлать еще зимой без бубна, а разрешение на бубен от Ульгеня получил лишь весной. До этого времени болел целый год. Лежал без памяти, все тело болело, один день даже был совершенно без языка и руками шевелить не мог. Во сне видел все одного и того же человека, по виду, как шорец, только лица своего Феофану он не показывал и имени своего не говорил, это был его тос. Водил он Феофана с собой по тайгам, все показывал и рассказывал; и затаскивал под воду. Феофан чувствовал, как захлебывается, и душно было ему. И все этот человек уговаривал его согласиться камлать, приказывал ему, стращал. И не хотелось Феофану камлать. "Молодой еще, стыдно камлать". Долго мучился и сказал ему, наконец, этот человек, что если не будет камлать, все равно умрет, и пришлось ему согласиться, уж очень тяжелая и мучительная была у него болезнь. Стал камлать, и стало легче. И этот же человек велел ему сделать бубен. Тосей получил он от своего прадеда, кама Степана, но помимо него, у него сохранились тоси от 9-ти чужих камов, остальных дал Эрлик.

Такого рода рассказы фиксировались исследователями на Саяно-Алтае неоднократно (см., например, изложение беседы Вильмоша Диосеги с сагайским шаманом Егором Кызласовым). Все они, как в рассказах самих шаманов, так и в особенности в изложении событий "знающими людьми" или даже просто в воспоминаниях современников о давно минувших событиях, равно как и рассказы о квази-наследовании, являют собой к настоящему времени уже достаточно обширный корпус текстов, который позволительно рассматривать как самостоятельную разновидность фольклорного материала, в которой одни и те же сюжеты и мотивы используются применительно к личностям различных шаманов, в том числе и к шаманам в разных этнических традициях.

Сходные мотивы и целые сюжеты обнаруживаются на обширной территории, как минимум от Саяно-Алтая до Якутии и от Таймыра до Средней Азии и Кавказа. Фактически эта география еще более широка, поскольку инициацию, как это сейчас установлено, проходил, например, и скандинавский Один, в образе и деяниях которого исследователи усматривают шаманские черты. Один подвешивал себя на Иггдрасиле на девять ночей и колол свое тело концом копья. Собственно говоря, в данном случае мы с полным основанием можем позволить себе выйти за рамки материалов "шаманских традиций" и в целом говорить даже не о шаманской болезни как инициации (именно так пытался подходить к анализу этого явления еще в 1950-х годах известный немецкий исследователь Ханс Финдайзен), а шире - об обрядах инициации, известных во всех традициях и во все времена.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: инициация, шаманизм, эзотерика

Posts from This Journal “шаманизм” Tag

promo philologist october 2, 2031 20:20
Buy for 100 tokens
Автор журнала - Николай Подосокорский, литературный критик, публицист. Подробнее обо мне можно прочитать здесь: http://philologist.livejournal.com/6485623.html Если вы хотите предложить сотрудничество, пишите на почту: philologist@livejournal.com Все посты из блога транслируются на мои…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment