Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

«Прямая линия» с Николаем Подосокорским - 2017

Друзья, как я и обещал, отвечаю на все заданные мне в рамках объявленной «пресс-конференции» вопросы от подписчиков и читателей моего блога. Вопросы можно было задавать под соответствующими записями в живом журнале и фейсбуке. Всего в мой адрес поступило 18 вопросов (7 - в ЖЖ и 11 - в Фб). В настоящее время прием вопросов закончен. Если данное мероприятие покажется вам интересным, то его можно будет повторить, скажем, через год. Спасибо авторам всех вопросов!



- Вы увлекаетесь антропософией. Почему?

- Я интересуюсь и занимаюсь изучением самых разных «наук о духе» - от классической магии и теософии до антропософии и учения о «Четвертом пути» Гурджиева. Интерес к ним у меня чисто исследовательский. Антропософия здесь лишь одно из моих «увлечений». На самом деле мне интересна не столько она, сколько фигура Рудольфа Штайнера, оказавшего огромное влияние на духовную культуру 20 века. И хотя для многих Штайнер и антропософия отождествляются друг с другом, мне всегда более интересны основатели каких-то школ, чем их последователи и то, что потом выстраивается на базе их учения. Сам термин «антропософия» кажется мне очень удачным, поскольку я в целом придерживаюсь тезиса, что человек является мерой всех вещей. Разумеется, речь идет об освобожденном человеке, в котором присутствует божественное начало и который является микрокосмосом. Понятно также, что до высокого звания человека еще нужно дорасти, хотя, как ни парадоксально, его никто не может от нас отобрать. В том, наверное, и заключается мудрость, что мы по определению люди, которые тем не менее, время от времени теряют свой человеческий облик.

- Выбрать одну книгу, которая сразила наповал в 2016 г.

- В конце каждого года я обычно публикую список из 50 лучших, по моему мнению, книг уходящего года. Список за 2016 год можно посмотреть здесь. Выбрать какую-то одну книгу мне сложно, так как новинки я обычно читаю спустя время (когда появляется их доступный электронный вариант). Бумажные книги почти перестал покупать (исключение делаю лишь для, действительно, классических трудов из той же серии «Литературные памятники» и др.). Из личных открытий года можно выделить скорее не собственно новинки, а переиздания малодоступных или не переводившихся ранее на русский язык трудов вроде Квинта Смирнского или Шарраса (той самой книги, о которой идет речь в романе Достоевского «Идиот»).

- Хотелось бы узнать, оптимистично ли Вы смотрите в будущее человечества?

- По натуре я скорее пессимист, и жизнь приучила меня к тому, что в ней в любой момент может произойти неприятная неожиданность (в России мы тем более часто сталкиваемся с тупой, подавляющей все живое силой, которую ни обойти, ни объехать – имя ей Левиафан). К этому следует относиться стоически и действовать по принципу «делай что должно, и будь что будет», хотя некоторые вещи обязательно нужно довести до логического конца именно личными усилиями, а не оставлять на попечение кого-то другого или в расчете на то, что они сами-собой как-нибудь сделаются. Что касается всего человечества, то, с одной стороны, большинство людей – автоматы, которые механически выполняют определенные программы и очень предсказуемо реагируют на любые внешние раздражители, эти автоматы практически не способны на длительное сверхусилие и действительную перемену собственного образа жизни ради высших идеалов; с другой стороны, у этого автоматизма также есть свой план развития, и ни одна земля не устоит без хотя бы одного праведника.

Очевидно, что в нынешнем мире слишком много страдания, несправедливости, насилия, подавления человеческой свободы и индивидуальности. В отличие от большинства российских экспертов условного «либерального» лагеря, которые убеждены в том, что общий прогресс человечества неостановим и что в будущем невозможны ни массовые репрессии, ни ядерная война, ни тоталитарное общество, - я так не считаю. Для меня единственная страховка от ужасов, которые совершаются людьми, заключается не в гражданских институтах, а в степени духовного развития самих людей. Сейчас с последним почти везде большие проблемы.

- Дорогой Николай, допускаете ли Вы, как это становится популярным, что мир является компьютерной симуляцией более высокой разумной инстанции? Буду благодарен за развернутый ответ. Спасибо за Вашу большую работу.

- Спасибо Вам! Насчет популярности, то Вы, видимо, имеете в виду нашумевшее заявление американского бизнесмена Илона Маска, сделанное им 1 июня прошлого года. Действительно, похоже на то, что мы живем в Матрице, и в этом смысле те же братья (сестры?) Вачовски просто осовременили довольно древнюю идею, которую можно найти еще в поэмах Гомера. Если мы вчитаемся в «Илиаду» и «Одиссею», то увидим, что все основные решения принимаются богами, а люди являются как бы исполнителями этих решений. Но здесь всегда действует т.н. закон двойной мотивировки событий, и человек всегда сам вправе решать – выполнять ли ему свое предназначение (то, что на самом деле, и является Судьбой в высшем понимании этого слова), или потерять самого себя.

Мы живем в обществе людей, которые, в большинстве своем, потеряли себя и отказались от своей мечты ради того, чего, как им казалось, от них ожидали родители, община, государство и т.д. В оккультизме (если говорить о, действительно, серьезном опыте) цель посвященных и заключается в установлении постоянного рабочего контакта с учителями, существующими на другом плане реальности. Это можно назвать более высокой разумной инстанцией, махатмами, Вышней Ложей или общением с Богом, которого никто не видел и который проявляет себя через своих вестников. Короче говоря, самое верное определение человека – это место присутствия (сосуд, который можно чем-то наполнить). Другое дело, что именно впускает в себя тот или иной человек, и какого рода чистоты дух, его наполняющий. Как мне кажется, более обстоятельный ответ на этот вопрос во многом зависит от языка описания: технократического, оккультного или собственно религиозного.

- Зачем работать на безнадежную аудиторию в обреченной стране, не способной предложить даже внятной оппозиции творимому курсу на ее уничтожение? Зов сердца? Неспособность к иной деятельности? Отчаяние и одиночество?.. Что?

- Я не работаю на какую-то определенную аудиторию, а лишь пишу, говорю и делаю то, что считаю важным и необходимым для самого себя. И я не согласен с тем, что Россия обречена на что-то негативное – это каждый раз дело внутреннего выбора большого числа людей, которые всегда несут за этот выбор личную ответственность. Также я не разделяю мнение о том, что все проблемы стоит сводить к сфере политики и оппозиции существующему режиму. Чтобы что-то реально изменить, нужно последовательно заниматься просветительством, повышением этического и культурного уровня в обществе, предпринимать личные сверхусилия по собственному преображению, а не надеяться на нормализацию социальной жизни путем политической борьбы с режимом.

- Кто из нынешних российских политиков вам наиболее симпатичен?

- Пока что это Алексей Кудрин и его Комитет гражданских инициатив. Но я с интересом слежу и за деятельностью Михаила Ходорковского, Льва Шлосберга, Алексея Навального, Андрея Зубова и др. Другое дело, что какого-то политика, который сейчас был бы способен что-то реально изменить в стране, вопреки нынешнему режиму, я не вижу.

- Как вы считаете, "Эхо Москвы" это голос либеральной оппозиции или проект Кремля?

- Кто-то считает, что и вся т.н. «либеральная оппозиция» - проект Кремля, но такой прямолинейный конспирологический подход, при котором каждый является чьим-то агентом или проектом, мне не близок. Если же говорить серьезно, то «Эхо Москвы» входит в холдинг «Газпром-Медиа», и это означает определенную подконтрольность этого СМИ Кремлю. Но у нас сейчас практически все крупные СМИ в той или иной степени подконтрольны Администрации президента. Там же, где они переходят некую черту, незамедлительно следует смена редакции (как в случае с Лентой.ру или РБК) или владельца. В разное время возникали проблемы и у «Эха Москвы» (правда, Михаил Лесин, грозивший этой радиостанции санкциями, сам плохо кончил).

Также важно, что подконтрольность в главном вовсе не исключает независимость в каких-то более мелких вещах. И, действительно, мы видим на том же «Эхе Москвы» и какую-никакую критику действий власти, и выступления некоторых оппозиционных политиков, и внимание к судьбе политзаключенных, которых с каждым годом в нашей стране становится все больше. Другое дело, что «Эхо Москвы» - большой коллектив самых разных людей. Некоторые из них мне симпатичны, иные – нет. В целом это скорее не мое радио, возможно, потому что я не москвич. Хотя и москвичи иногда предъявляют к нему те же претензии, что и я. Например, недавно ушедший от нас историк и литературовед Леонид Баткин написал в августе прошлого года: «Меня, как и Б.Кагановича, воротит от интонаций болтунов "Эха". Я тоже скучаю по естественной человеческой интонации».

- Что делать? ( Кто виноват?) Не начать ли нам строить в России свой Ауровиль?

- Строить всегда лучше, чем разрушать. Сейчас, как мне кажется, время малых дел. То есть лучшая тактика – создавать и поддерживать какие-то образовательные и культурные проекты на местах, особенно в провинции, вопреки давлению властей, безденежью и чужому равнодушию. Та же доктор Лиза очень долгое время вызывала большое недовольство власти, пока, наконец, даже в Кремле не увидели, что выгоднее ее поддержать, чем гнобить. Хотя в таких случаях актуален Грибоедов с его словами: «Минуй нас пуще всех печалей / И барский гнев, и барская любовь». Другая наша замечательная соотечественница Мариэтта Чудакова одна выполняет функции огромного просветительского института, посещая разные уголки страны и привозя в библиотеки новые книги. Виноваты же всегда все (как там у Достоевского: "все и за всё виноваты"), и мы сами тоже, но бОльшая ответственность за происходящее, конечно, должна быть у власти.

- Что для Вас самое отвратительное в теперешнем политическом режиме? Как Вы думаете, долго ли он еще способен продержаться?

- Самое отвратительное – крайне низкий культурный и человеческий уровень руководителей, которые проводят политику под стать своему мировоззрению. Это мировоззрение заключается в том, что всеми людьми движут исключительно низменные инстинкты, жажда наживы и страх. То есть в основе режима лежит презрение и недоверие к людям, подавление инициативы снизу, стремление все контролировать. Власть стала активно залезать в частную жизнь граждан, создавать множество нелепых запретов, отравляющих повседневное существование даже аполитичных людей, жертвовать развитием страны ради безопасности и продления полномочий первых лиц государства. Это, безусловно, отвратительно.

Что касается сроков, то я уже не раз писал, что, по моим расчетам, Путин уйдет в период 2022-2025 гг. На этот счет я даже заключил два пари, и третье заключать не собираюсь. То есть до 2022 года, на мой взгляд, ничего в стране всерьез (я имею в виду в лучшую сторону) скорее всего не изменится, а к концу 2025 года Путина во главе страны уже не будет. Но изменится ли с его уходом политический режим? Политолог Дмитрий Травин, например, полагает, что да и что в любом случае после ухода Путина возникнет запрос на демократизацию. Я же не исключаю и варианта более жесткой диктатуры исламистского толка и прихода к власти нынешнего главы Чечни Рамзана Кадырова (об этом я писал здесь. Иными словами, сейчас мы мало что можем изменить, но если в решающий момент общество не проявит волю к переменам в сторону более свободной страны, то эти перемены сами по себе и не наступят.

- Интересно ваше мнение относительно дефашизации современного российского общества. Понятно, что потом многие скажут: - "мыничегонизнали, насобманывали". Но ведь останутся и те, кто продолжит ненавидеть гейропейцев, пиндосов и прочих чурок, после отключения излучателей. Как современные сталинисты и любители совка, которые ни в гулаге не посидели, ни совка не знали, но страстно обожают твёрдую руку и поддерживают посадки и расстрелы за анекдоты про того, кого нельзя называть. Вот им, что делать? Какова их судьба в будущем?

- Я бы не сводил все к дефашизации именно российского общества, потому что, с одной стороны, мир стремительно глобализируется, а с другой, - в нем едва ли не повсеместно растет запрос на фашизм, авторитаризм, тоталитарные методы управления обществом. Достаточно сейчас посмотреть на соседей России, чтобы увидеть, что путинский режим – не случайность и не исключение, и что в Турции, Китае, Казахстане, Беларуси, КНДР, Туркмении, Узбекистане, Таджикистане и др. также господствуют отнюдь не ценности демократии и прав человека. Европа с наплывом мигрантов и увеличением числа мусульманского населения также неизбежно будет меняться. Перемены происходят и в США, где президентом стал популист Дональд Трамп. То есть это светлое «потом», о котором Вы говорите, оно если и настанет, то может быть обусловлено совершенно новыми проблемами и вызовами, так что не будет никакого разделения на агнцев и козлищ, с которыми надо что-то сделать.

Главный акцент, как мне кажется, должен быть на равенстве всех перед законом и жестком соблюдении прав и свобод граждан, гарантированных Конституций (чего сейчас нет). Потому что одно дело – риторика ненависти, во многом подогреваемая государственными СМИ, а совсем другое – ощущение безнаказанности погромщиков и неофашистов, делении общества на новые сословия, где одним можно всё, а с других сдирают три шкуры за самый незначительный проступок. Все это невозможно без независимого и сильного суда, политической конкуренции и огромной просветительской работы.

- Чем, по-вашему, обернётся этот скандал (не знаю, как ещё назвать), связанный с кибер-атаками России на выборы в США и т.д.?

- Думаю, что таких скандалов в ближайшем будущем будет еще немало, и вообще вопросы информационной безопасности станут одними из ключевых (конкретно для нас это обернется дальнейшим сворачиванием свободы слова в Интернете и резким ростом дел по т.н. экстремизму против пользователей соцсетей). Я не слишком внимательно слежу за этим конкретным кейсом, но мне трудно поверить, что Путин настолько могуществен, что может оказывать серьезное влияние на выборы президента США при помощи кибер-атак. Видимо, не только в России стало выгодно объяснять собственные политические провалы происками "врагов" из-за океана.

- Возможно, вопрос покажется странным, но очень давно интересует. Почему в Советском Союзе почти никогда не писали имя автора при оформлении книги или статей? Только первую букву имени, следом точку и фамилию?

- Классный вопрос! Наверное, тут был бы необходим комментарий какого-то специалиста по советскому книгоизданию. У меня есть на этот счет лишь гипотеза, которая сводится к тому, что в Советском Союзе вообще любили различные аббревиатуры. Жили мы в СССР, самым могущественным в нем было КГБ и т.д. А сколько сокращений было в первые годы советской власти!? Сокращение имени – это также проявление официоза. Кстати оттуда же идет негласный запрет на местоимение «я» в тексте или выступлении – вместо этого говорилось «мы»: мы полагаем, по нашему мнению, на наш взгляд и т.д. Говорить от первого лица считалось неприличным и недопустимым.

- Очень большое внимание в Вашем блоге уделено труду Рудольфа Штайнера. Чем вызвано такое внимание и что Вы думаете о его труде «Откровение кармы»?

- Я частично уже ответил на этот вопрос, говоря выше об антропософии. Штайнер мне интересен как человек знания, создавший оригинальную систему взглядов на устройство мира и человека. Его курс лекций «Откровения кармы» – один из многих, которые я разместил в своем блоге. Не скажу, что он имеет для меня какое-то особое значение. Также не все, о чем пишет Штайнер мне полностью понятно, но я стараюсь методично читать его тексты и по мере их изучения выкладываю в блоге. Вообще наследие Штайнера огромное, и чтобы его понять надо освоить довольно большой объем текстов, а они не предполагают быстрого и легкого чтения. Можно сказать, что сейчас у меня период медитативного изучения трудов Штайнера, а уже после этого я планирую перейти к столь же методичному изучению работ Блаватской. При этом, конечно, к их откровениям стоит относиться хоть и с почтением, но без лишнего фанатизма, потому что чужой мистический опыт редко когда может быть адекватно усвоен другим человеком, который живет в другое время, в другой стране, говорит на другом языке и ум которого занят совсем иными вещами.

- Представьте, что вы назначены министром культуры России ;) Ваша программа действий?

- На самом деле я вообще не считаю, что такая структура необходима и должна существовать в будущем, ибо в области культуры от власти требуется не мешать творческим людям работать, а финансирование можно осуществлять через министерство финансов или различные фонды. Чего, как мне кажется, не хватает в России, так это авторитетной светской организации гуманитарной и просветительской направленности, в которой было бы некое постоянное число выдающихся ученых и деятелей искусства (если не 40, как во Французской академии, то не более 100), заинтересованных в работе на благо общества, с пожизненным членством и приличным пожизненным окладом. Причем это должна быть абсолютно независимая, самоорганизующаяся структура с большим денежным фондом на различные премии, конкурсы, конференции и проекты. В ней должна происходить выработка новых идей и вокруг нее должна кипеть настоящая культурная и общественная жизнь, без привязки к каким-либо государственным институтам.

Понятно, что при нынешнем режиме создание такой организации невозможно, а если она и появится, то будет заполнена «нужными» людьми с "обер-прокурором" во главе, как это произошло с той же Общественной палатой – плохим клоном Госдумы, без полномочий и авторитета в обществе. В конце Перестройки была попытка создать Фонд и музей имени Рериха, но и она не увенчалась успехом.

Не менее важна тотальная дебюрократизация и очищение русского языка в документообороте. Сокращение количества всевозможных чиновников и отчетов, борьба с уродливыми и неуместными длиннотами, когда уже нет ни школ, ни университетов, а есть что-то неудобопроизносимое вроде «Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение Средняя школа такая-то» (то же и с вузами). Вот зачем это нужно? Сейчас это относится к компетенции министерства образования и науки, но подобное издевательство над русским языком у нас распространено почти во всех сферах, так что даже одна из палат парламента называется «Совет Федерации Федерального собрания Российской Федерации», при том, что де-факто никакой федерации у нас давно нет, а за марши за федерализацию на людей заводят уголовные дела.

Иными словами, министр культуры сегодня не может ничего сделать, разве что не быть самому слишком одиозным, как тот же Мединский и не выдвигать какие-то запретительные инициативы, но ведь его потому и назначили на этот пост при Путине, что он вот такой.

- Нет ли в веке информатики подвоха? Мы не успеваем переваривать прошлую информацию, не умеем разбираться в настоящей. И от кого или чего человек должен становиться на передние конечности? Улучшения в качестве человека разумного не наблюдаю. Есть ли читатели, которым дорого слово правды, слово чести. Что-то с вами журналистами происходит. Борьба за пальму первенства понятна, но забывается простая истина: "Деньги не цель, а средство".

- Конечно, неправильно все воспринимать с точки зрения утилитарной информативности. Скажем, при чтении художественной книги важно не то, какую информацию ты при этом получаешь, но сам процесс погружения в новый, дивный мир. Сейчас главная проблема заключается не столько в недостатке информации, сколько в ее качестве. У меня уже 17 лет нет дома телевизора, и я стараюсь сам формировать свою новостную повестку дня, но мы живем в агрессивном пространстве, где ненужная информация или реклама преследует нас едва ли не в сновидениях. Единственное, что тут можно сделать, - воспитать себя таким образом, чтобы внутренний моральный стержень и определенные полезные идеи позволяли и в мусоре находить жемчужное зерно. В конце концов, дело не в том, что нас окружает, а в том, как мы на это смотрим. Мир так устроен, что при перемене нашего взгляда на него он также начинает меняться.

Я сам не журналист и никогда себя таковым не называл, поэтому о том, что происходит с журналистами также могу судить лишь со стороны. В моем окружении немало людей, для которых «правда» и «честь» отнюдь не пустые слова, и я время от времени пишу о них и о других людях – настоящих подвижниках культуры. Другое дело, что их не увидишь на телевидении, и их работа зачастую незаметна широким массам.

- В России я знаю множество людей - замечательные специалисты, добрые, порядочные, готовые помочь и помогающие нуждающимся по мере возможностей, но, которые совершенно никак не интересуются тем, что происходит в обществе: не участвуют в выборах, фамилия Навальный, к примеру, им ни о чем не говорит. То, что происходит за пределами их личного мира, их не интересует. Что бы, на Ваш взгляд, могло стать катализатором, который заставил бы таких людей более активно выступить в защиту тех ценностей, которые у них наверняка есть, и объединиться.

- Я бы все-таки так тесно не связывал друг с другом интерес к тому, что происходит в обществе, и участие в выборах и политических дискуссиях. Ведь и выборы и политика как таковая при Путине были уничтожены – остались лишь имитация голосования и аппаратные игры. Зачем умному человеку, который занят любимым делом, всем этим интересоваться? Потом объем нашего внимания тоже ограничен, и мы можем не видеть многое из того, что сейчас реально происходит, за пределами круга нашего общения и тех медиаресурсов, продукт которых мы ежедневно потребляем. Навальный, на мой взгляд, тоже не является кумиром интеллигенции, ибо, прежде всего, он сам не интеллигент.

Изменить ситуацию могло бы появление принципиально других лидеров духовного плана, у которых на первом месте была бы не воинственная риторика и не борьба с Путиным, а совершенно иной образ жизни, полный самоотречения и сверхусилия. Нам нужен русский Махатма Ганди или Жанна д’Арк, если хотите, а не столичные хипстеры-мажоры со сленгом и нравственным уровнем шпаны из подворотни (это я не о Навальном). Эта идея крайне непопулярна среди либеральной общественности, представители которой отвергают сам принцип героизма и сверхусилия – он их пугает и отталкивает. Обычно на эти мои рассуждения говорят: «Нам не нужен герой! Пусть в стране соблюдаются законы! Банду Путина под суд!» Пока такая логика будет торжествовать в оппозиционно настроенных кругах, власти дракона ничто не угрожает.

- Я хотел бы услышать (увидеть) Ваше мнение по такому вопросу: Почему, на Ваш взгляд, в Европе только лишь Россия приняла идеологию марксизма (и никак от неё не может избавиться в полной мере)?

- Я не очень-то интересуюсь левым движением и идеями социализма, но, насколько я понимаю, вопрос о том, насколько адекватно в России были восприняты идеи марксизма, является дискуссионным. Если честно, то я не вижу в сегодняшней России какого-то засилия марксизма или марксистов, от чего следовало бы избавляться. Другое дело, что любые идеи, которые наша власть в разные периоды поднимала на знамя, зачастую являлись лишь яркой и удобной оберткой для чего-то совсем иного.

- Интересует ваша позиция по поводу комментариев в блоге. Вы принципиально никак не вмешиваетесь? Дело в том, что некоторые посты, прямо или косвенно касающиеся определенных тем или персон, неизменно собирают в комментариях весьма дурнопахнущий контингент. Как правило, если к посту больше двух-трех комментариев, туда лучше не заходить, чтоб не попасть в выгребную яму. Вопрос действительно непростой. Получается, если мы за свободу слова, то мы неизменно получаем помойную яму, в которой никакая продуктивная дискуссия, да и просто человеческое обсуждение, невозможны в принципе. Не думали ли вы о каком-либо ограничении свободы публичного испражнения? В конце концов, чтоб соблюсти равноправие, комментарии к некоторым постам можно закрыть для всех. В целях гигиены, так сказать — дурные запахи мешают читать и думать. Спасибо.

- Объяснение очень простое: любой пост в ЖЖ, который попадает в топ, вызывает наплыв троллей, и здесь, конечно, можно отключить комментарии, но тогда сам пост прочтет гораздо меньше людей – таковы особенности этого сервиса. Под моими обычными записями в блоге обо всем прекрасном и высоком, которые не попадают в топ, комментариев, как правило, нет вообще, а их обсуждение обычно происходит на моей странице в фейсбуке. Это тоже одна из причин, почему интеллектуалы несколько лет назад эмигрировали из ЖЖ в фейсбук. Сейчас некоторые топовые блогеры закупают комментарии для своих записей, но я не собираюсь этого делать. Также если Вы думаете, что я не чищу комментарии и не баню троллей, то это не так. Другое дело, что я не могу чисто физически за всем оперативно следить, а комментарии могут появиться в любое время, и именно в это время их кто-то увидит и ими возмутится. Я списываю это на издержки популярности. Есть много уютных блогов и страниц, где не увидишь в комментариях «дурнопахнущего контингента», как Вы выразились, в принципе, но и посещаемость у них намного меньше. Специфика же соцсетей заключается еще и в том, что людям не столько интересно обсуждать написанное, сколько высказать наболевшее «по поводу» - и с этим ничего не поделаешь, если ты популярный блогер.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: livejournal, Подосокорский

Posts from This Journal “Подосокорский” Tag

promo philologist october 2, 2031 20:20
Buy for 100 tokens
Автор журнала - Николай Подосокорский, литературный критик, публицист. Подробнее обо мне можно прочитать здесь: http://philologist.livejournal.com/6485623.html Если вы хотите предложить сотрудничество, пишите на почту: philologist@livejournal.com Все посты из блога транслируются на мои…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments