Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Виктор Ерофеев: "Русский ПЕН-центр пошел на сговор с властью"

Член Русского ПЕН-центра, писатель Виктор Ерофеев в эфире Радио "Эхо Москвы" прокомментировал происходящие в российском отделении ПЕН-клуба события. Напомню, что решением Исполкома известный журналист Сергей Пархоменко был исключен из числа членов организации. В знак протеста против этого решения ПЕН покинули Светлана Алексиевич, Лев Рубинштейн, Борис Акунин и Александр Иличевский.



Н.Болтянская: ...Конечно, коль скоро в силу вашей профессиональной принадлежности я хочу начать с того конфликта, который выплеснулся сейчас наружу из российского ПЕН-центра. Ваши ощущения, ваши впечатления?

В.Ерофеев: Ну, он выплеснулся, хотя он, в общем, долго готовился. Вот эта трещина во льду русской интеллигенции – она, действительно, оказалась несовместимой с общим развитием. То есть это произошел раскол, произошел разрыв, и с двух сторон возник язык войны. С одной стороны, это язык войны, который, я бы сказал так, объясняется желанием (сейчас ставлю кавычки) спасти ПЕН-центр, поскольку ПЕН-центр Русский – конечно, это бедная, нищенская организация. И если государство не будет его как-то поддерживать, он утонет. Но с другой стороны, естественно совершенно, что ПЕН-центр наш – это всегда было правозащитной организацией и должен был таким и остаться. Видимо, он таким не останется, потому что тот язык войны, который навязал своим оппонентам, это язык, который скорее напоминает репрессивные органы, нежели правозащитную организацию.

Н.Болтянская: Ну, я смотрела в одном из комментариев к страничке Пархоменко на Facebook, что ему просто прислали некую статью, написанную много лет назад Феликсом Кузнецовым. И на самом деле, риторика просто один к одному. Но вопрос в связи с этим к вам вот какой. Ведь, там было, что называется, несколько китов. Причем зримые киты были такие: это история с Украинской библиотекой и «Мемориалом», и последняя история с Сенцовым. Но сколь я помню, скандалы-то в ПЕН-центре начались еще до той поры. И связано это было с Людмилой Улицкой и с историей с тем, кто какие деньги дал и куда они были потрачены. Я думаю, что вы это знаете лучше, чем я. Правда?

В.Ерофеев: Ну, я не то, чтобы следил. Вообще в последние годы ПЕН-центр как-то был мне очень далек из-за этой грызни внутренней. Но я могу сказать, что начались еще раньше. В 2000 году, когда ПЕН-центр проводил здесь мировой конгресс ПЕНа, то очень сильные разногласия были как раз по Кавказу, по Чечне, и в тот раз как раз Аксёнов вместе с Евгением Анатольевичем Поповым были против либеральной интеллигенции Европы (выступили). Как бы, мировой ПЕН-центр призвал к этому отнестись с гуманными соображениями, а они выступили с совсем другим. Так что это очень долгий конфликт, и мне как человеку, который, собственно, оказался, прямо сказать, у колыбели русского ПЕН-центра, потому что нас как раз с Женей Поповым выгнали из Союза писателей в 1979 году за «Метрополь» (мы об этом с вами в прошлый раз немножко говорили), и тут же нас приняли шведы. А для того, чтобы сформировать национальный ПЕН-центр, необходимо, чтобы были какие-то «пенские» люди из других. И, вот, значит, были мы, был Войнович еще, и вот мы, так сказать, слепили. И это сначала был очень активный и хорошо действующий, слаженный механизм, который затем перешел в руки Битова, да? Битов был президентом, и, в общем, довольно неплохо это всё курировал. Вот. А затем куда-то это всё стало дрейфовать. И когда возникла ситуация с Крымом и с Донбассом, то тут уже было ясно, что разрыв вообще невозможно остановить.

Н.Болтянская: Но Виктор, с одной стороны, а почему мы хотим, чтобы всё общество конфликтовало (а мы имеем сейчас некий конфликт в обществе), а, вот, одна отдельно взятая писательская организация была тишь, благодать и росли цветочки. Так же не бывает, да?

В.Ерофеев: Конечно. Но дело в том, что просто это организация, которая и является организацией защиты прав человека, писателей, интеллигенции, всё прочее. То есть это не просто Союз писателей России, Москвы или Московской области, это люди, которые вступаются за тех, которые обижены. Вот там, например, было с Библиотекой украинской, я подписывал это письмо. Была история и до этого, связанная с крымскими событиями, с Донбассом. Всё это было так. Это очень напрягло определенных людей. Я помню, на каком-то канале федеральном нас с Улицкой так вот… Меня и Улицкую, Улицкую и меня так отчитали, что, я помню, мне позвонила дрожащим голосом какая-то моя знакомая и говорит: «Виктор, вас назвали русофобской сволочью по телевизору». Я говорю: «О, как интересно! Чего только не бывает». Так вот, где русофобская сволочь, то, значит, там уже, все-таки, согласитесь, язык очень серьезной войны, и было понятно, что кто-то поставил перед собой задачу изменить ПЕН-центр. Изменили, нас с Люсей так, аккуратно выставили из руководства (мы были в исполкоме), мы превратились в пыль ПЕНовскую. И после этого, в общем, не принимали никакого там участия. А вот здесь, значит, уже определенные силы, которые, в общем-то, рассматривают, например, Украину (я сам слышал из руководства нынешнего ПЕНа) как сырьевой придаток России. Ну, тут как-то несовместимо.

Н.Болтянская: Миленько.

В.Ерофеев: Да. Тут как-то, вот согласитесь, не очень совмещается это с правозащитной деятельностью. И поэтому сейчас возникло такое напряжение, что, с одной стороны, международный ПЕН-центр волнуется, потому что Русский ПЕН-центр пошел на сговор, на контакт с властью. И мне время от времени вот эти, значит, функционеры международного ПЕН-центра (или ПЕН-клуба там называется): «Вспомните, что в 1933 году Немецкий ПЕН-центр был исключен из организации, потому что они поддержали известного человека в известном месте». Вот.

Н.Болтянская: Ну что? Ваша-то позиция какая? Оба погорячились?

В.Ерофеев: Я – русофобская сволочь. Какая моя позиция? У меня сволочная позиция

Н.Болтянская: Ну так что? Может быть, вам присоединиться к тем, кто, например, сегодня уже пошли?

В.Ерофеев: Ну, сегодня Лёва отошел от ПЕНа и, в общем-то, написал очень такое, грустное и серьезное письмо. И, действительно, вообще Лёва – замечательный поэт. Вообще ушли-то замечательные люди. Я не знаю, я подумаю. Мне кажется, что поскольку я один из основателей ПЕН-клуба, мне надо тоже понять: или уходить и тем самым будет ясно, что вообще никогда не соберем тех людей, которые могут нам вернуть ПЕН-центр назад, да? Ну, если там остаются только ангелы… Сволочи все уходят, остаются ангелы, то, значит, мы с ангелами никогда не справимся. Или уходить. Ну, в общем, время покажет. Но этот язык войны был безобразен с точки зрения ПЕН-центра. Хотя, надо сказать, что и с другой стороны вот такой разговор большевицкий, большевицкой оппозиции… Я сейчас говорю не про Лёву, а про других носителей этого языка. Мне он тоже кажется неверным, потому что мы же, все-таки, не ждем революции 17-го года, нам не нужны перевороты. И писатели – это совсем не те люди, которые должны идти во главе прогресса...

Отсюда

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Виктор Ерофеев, ПЕН-клуб

Posts from This Journal “ПЕН-клуб” Tag

promo philologist октябрь 2, 2031 20:20
Buy for 100 tokens
Автор журнала - Николай Подосокорский, литературный критик, публицист. Подробнее обо мне можно прочитать здесь: http://philologist.livejournal.com/6485623.html Если вы хотите предложить сотрудничество, пишите на почту: philologist@livejournal.com Все посты из блога транслируются на мои…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments