Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Эмил Димитров: "Основной вопрос антропологии Достоевского - „Как человек возможен?“"

Беседа литературоведа, члена Международного ПЕН-клуба Николая Подосокорского с доктором филологических наук, доцентом Института литературы Болгарской академии наук (София), председателем Болгарского общества Достоевского Эмилом Димитровым, 24 января 2018 г.



- В октябре 2018 года в Софии должен состояться Первый Международный симпозиум Болгарского общества Достоевского. Как идет подготовка к этому масштабному событию? Еще есть возможность подать заявку?

- Подготовка симпозиума по теме „Антропология Достоевского. Человек как проблема и объект изображения в мире Достоевского“ идет нормально, мы стараемся делать все своевременно, даже с известным запасом во времени. Приятно сознавать, что наверное благодаря тому, что за последние годы Болгарское общество Достоевского завоевало авторитет в нашей стране, мы встречаем понимание и поддержку среди государственных и общественных институций Болгарии, да и за рубежом. Всю информацию о симпозиуме мы своевременно размещаем на сайте Болгарского общества Достоевского. Информация о софийском симпозиуме размещена на сайте Института мировой литературы им. М. Горького (на русском), а также на сайте Североамериканского общества Достоевского (на английском).

Заявки принимаются до 31 января 2018 г. Мы, разумеется, не утверждаем, что в этой дате есть что-то особое или фатальное: мы понимаем, что информация распространяется с некоторым опозданием и поэтому в виде исключения заявки, по всей вероятности, будут рассматриваться и после этой даты. Все-таки, как сказано, „Суббота – для человека, а не человек – для субботы“. Нужно учитывать, однако, что есть лимит для числа участников симпозиума… Наша просьба к коллегам – не руководствоваться пока „вненаучными“ соображениями о неизбежных трудностях и затратах при участии в подобных научных форумах. Смею заверить всех, что Оргкомитет все „слишком понимает“, как говорят у Достоевского. Мы ищем дополнительные источники финансирования и сделаем все возможное для того, чтобы облегчить участие в симпозиуме своих зарубежных коллег, в особенности – из стран Восточной Европы. Научная и культурная программа симпозиума, думаю, никого не оставит равнодушным.

- Чего можно ожидать от этого симпозиума? Какова его миссия? Были ли какие-то трудности с его организацией?

- Подобный масштабный научный форум, посвященный творчеству Достоевского, организуется впервые в Болгарии, да и вообще на Балканах. Его миссию я бы сформулировал так: симпозиум поможет нам в Болгарии как бы „раз навсегда“ сделать Достоевского „своим“, т.е. неотъемлемой частью нашей „внутренней“ культуры мышления. Во-вторых, форум предоставит отличную возможность нашей стране и культуре по достоинству отдать должное Федору Михайловичу Достоевскому – великому защитнику и заступнику болгарского народа в судьбоносный момент его истории; в этом году мы отмечаем 140 лет Освобождения Болгарии.

В-третьих, уже нет сомнения, что симпозиум предоставит прекрасную возможность привлечь к нашему делу новых исследователей из Болгарии и из других стран мира. Иначе говоря, вполне реальна возможность обновления международного научного сообщества, для которого, как мы все знаем, „несть еллина и иудея“. И – last, but not least – мы из Болгарского общества Достоевского надеемся распространить на международное научное сообщество одну из основных особенностей нашего общества, в котором для постижения тайны Достоевского подружились специалисты самого разного профиля. Поэтому мы надеемся на участие в симпозиуме не только традиционных литературоведов-руссистов и философов, но и психологов, психоаналитиков, врачей и др. специалистов.

- Основной темой симпозиума в Софии заявлена "Антропология Достоевского", также особое внимание на нем будет уделено роману "Идиот". В чем, на Ваш взгляд, заключается особенность антропологии писателя и этого романа?

- Всем исследователям, да и „обычным“ читателям прекрасно известна мысль молодого Достоевского о том, что „Человек есть тайна“. Можно утверждать, что мы, „специалисты по Достоевскому“ занимаемся раскрытием тайны как бы второго порядка; Достоевский занимался тайной человека, а мы – тайной этой тайны. Тема симпозиума – „Антропология Достоевского“, а это – метонимия для всего творчества Достоевского, потому что все, что там есть, в действительности – одна антропология. По моему, основной вопрос антропологии Достоевского – не „Что такое человек?“ (как у Канта, скажем), а „Как человек возможен?“ Испытание предельных оснований человека и человечности, аппробирование границ этой человечности, по ту сторону которых человек становиться чем-то иным – недочеловеком или сверхчеловеком („человекобогом“, согласно Кириллову), постановка предельных вопросов в стесненном пространстве на границе времени – все это является спецификой постановки проблемы человека „по Достоевскому“.

Несомненно, антропологию Достоевского можно читать и интерпретировать в разных перспективах – святоотеческой, православно-аскетической, модернистко-европейской или в традиции русской религиозно-философской мысли – и наш симпозиум, разумеется, будет с этим считаться. Что касается „Идиота“, то я бы говорил об „апофатической антропологии“ этого великого и таинственного романа, но мысли на этот счет нужно развить отдельно. В духе Хайдеггера могу сказать, что цель нашего симпозиума – раскрыть тайну человека по Достоевскому, но сохранить тайну как тайну. Наш форум – лишь один из важных шагов по этому пути…

- В этом году Болгарскому обществу Достоевского исполнится 7 лет. Как оно развивалось всё это время? В интервью Д. Спасову в начале 2013 года Вы рассказали о работе БОД за первый год его существования. Что удалось сделать после 2013 года?

- Удалось сделать намного больше, чем в самом начале мы предполагали. Реальность – намного интереснее, богаче, глубже, чем любые мечты, фантазии о ней. Самое важное наше достижение – то, что Болгарское общество Достоевского не только не распалось, а сохранилось и сейчас даже значительно расширяет свою деятельность. Любопытно отметить, что наше общество – самое долго просуществовавшее неформальное научное и культурное сообщество во всей истории Болгарии. Его пример и опыт уже „взяты на вооружение“ отечественной культурой: так, например, Болгарское Философское общество было создано не без импульса, исходящего из нашего общества.

Здесь можно вкратце перечислить то, что нам удалось сделать за эти годы: мы провели 40 регулярных заседаний общества, выпустили два тома (сейчас готовится третий) альманаха „Достоевски: мисъл и образ“, которые были встречены с большим интересом международным научным сообществом (рецензии были опубликованы в России, Испании, Италии, Германии и, разумеется, в Болгарии), организовали несколько круглых столов, а также выставок, публичных лекций. В прошлом году Болгарское общество Достоевского пережило глубокую трансформацию: в феврале 2017 г. 12 человек – членов Общества – создали его заново, на этот раз как юридическое лицо: мы приняли новый устав и прошли весь путь судебной регистрации. Это сразу дало нам новые возможности – у нас уже есть свой сайт, мы организуем международный симпозиум. Семь лет – это возраст совершеннолетия для Болгарского общества Достоевского.

- Вам не кажется, что Международное общество Достоевского сегодня находится в состоянии кризиса? Различных мероприятий, исследований, проектов о Достоевском становится с каждым годом всё больше, но часто во многих из них совершенно не видно духа писателя, которому они посвящены, а его высокие гуманистические идеалы оказываются размыты и заслонены игрой вненаучных честолюбий и разными вещами, которые скорее уводят от понимания его текстов, делая их более плоскими, скучными и мертвыми, чем они есть на самом деле...

- Болгарское общество Достоевского было создано 5 декабря 2011 г. в непосредственном сотрудничестве с International Dostoevsky Society, коллективным членом которого оно является. Тем не менее, мы совершенно независимы в своей деятельности и в своих позициях по разным вопросам. Мы убеждены, что дух Достоевского – это дух свободы, беспокойного совместного поиска ответов на „последние вопросы“ бытия, а путь Достоевского – это путь нравственного самоусовершенствования и „деятельного добра“. По моему личному разумению, свободное научное и культурное сообщество, связавшее себя с именем Достоевского, должно объединять людей, которые „горняя мудрствовати и горних искати“, как сказано о популярном герое „Братьев Карамазовых“; „по идее“ у него должны быть высокие научные критерии и, не на последнем месте, это общество и его руководство должно неукоснительно соблюдать не только свой собственный устав и законы, но и правила „простой“ человеческой порядочности.

- В 2017 году вышла книга бесед с российскими учеными-гуманитариями и деятелями культуры, которые Вы проводили с 1991 по 2006 год. Почему эту книгу Вы посвятили памяти филолога Александра Викторовича Михайлова (1938-1995), выдающегося сотрудника ИМЛИ РАН? Можете немного рассказать о нем как о человеке и исследователе?

- В книге „Как на исповеди…“: русские беседы“ собрано 23 беседы, но среди моих собеседников нет Александра Викторовича Михайлова, с которым я встречался и активно общался на стыке 80-х и 90-х гг. Книга, однако, посвящена именно его памяти по двум причинам: как раз по приглашению Александра Викторовича, который в это время руководил сектором теории литературы в Институте мировой литературы, я поехал в Москву в августе 1991 г., а тогда я записал свои первые беседы; намного более важно то, что как раз поразившая меня безвременная его кончина в 1995 г. подвинула меня к подготовке книги: я сказал себе, что непременно должен сделать все возможное для того, чтобы сохранить живые голоса своих собеседников – выдающихся русских ученых-гуманитариев и деятелей культуры.

С Александром Викторовичем Михайловым я общался и в ИМЛИ, и в его квартире на ул. Вавилова. Он был настоящим тружеником, постоянно занятым переводами и написанием своих работ на разнообразные темы. Как известно, он был не только выдающимся ученым-германистом, но и замечательным знатоком истории музыки, поэтому я привозил ему грампластинки, изданные у нас – в особенности записи православных песнопений. Мы говорили о музыке, о Хайдеггере, о немецких романтиках, о наследстве русской эмиграции в Болгарии… Мое впечатление о нем – как о прекрасном человеке, готовым пойти тебе навстречу, как о человеке отдающемся… В августе 1991 г. Александр Викторович, не задумываясь, немедленно откликнулся на мою просьбу написать о своем старинном друге С.С. Аверинцеве, но ему не было суждено увидеть и полистать сборник в его честь MESEMBRIA (С.: Славика, 1999). Точно таким же образом он не получил при жизни того признания, которого заслужил своим неустанным трудом, своей мыслью, да и до сих пор, как кажется, этого признания нет... Кстати, в нашей переписке обсуждался вопрос об издании сборника работ А.В. Михайлова в Болгарии: как кажется, только мне одному известно как Александр Викторович представлял себе такую свою книгу…

- Последний вопрос этой беседы касается отношения к творчеству Достоевского в современной Болгарии. Как оно изменилось за период, когда страна вышла из-под влияния СССР? Насколько адекватны существующие переводы произведений писателя на болгарский язык?

- Опыт свободы не может быть противопоказан Достоевскому: его читали, читают и будут читать в Болгарии, где вышло три его собрания сочинений. За последние 25 лет мы совершили гигантский скачок в области издательской и книжной культуры, начав практически с нуля. В современной Болгарии издаются около 10 тыс. новых книг в году (это – рекорд во всей истории страны), есть замечательные книжные магазины, а ярмарки проводятся несколько раз в году.

Здесь уместно рассказать о том, что в начале 90-х гг. я и созданное мною издательство „Славика“ (1993-2003) организовали серию выставок русских книг под общим названием „Россия в ее книгах“; моя цель была посредством книг и возвращающихся из забвения имен авторов показать новое лицо России. В этом процессе Достоевский был нашим союзником: неслучайно основанный мною Гуманитарный книжный магазин в Софии был назван его именем – это был первый частный книжный магазин подобного профиля в Болгарии (1993-1995) – в нем собирал и распространял исключительно литературу в области гуманитарных наук. Когда в современной России говорят о „лихих 90-х гг.“, это, по правде говоря, вызывает во мне недоумение, досаду и протест. Да, 90-е гг. и в России, и в Болгарии было временем испытаний и материальных стеснений, но одновременно с тем они были временем встреч, временем надежд и вдруг открывшихся новых возможностей.

Читать и изучать Достоевского – важно, но не достаточно. Нужно еще, чтобы писатель и мыслитель стал твоим спутником, твоим другом в жизненном пути. Сейчас в Болгарии переиздаются главным образом переводы романов Достоевского, подготовленные в 70-е и в 80-е гг. к третьему и наиболее полному собранию сочинений в 12 тт. (С.: Народна култура, 1981-1994). Возможно, симпозиум станет уверенным шагом и в этом направлении – к постановке вопроса о подготовке нового, четвертого Собрания сочинений Достоевского в Болгарии.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Александр Михайлов, Болгария, Достоевский, ИМЛИ, Эмил Димитров, антропология, беседы с Николаем Подосокорским, литература, свобода, симпозиумы, филология
Subscribe

Posts from This Journal “Эмил Димитров” Tag

promo philologist june 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments