Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Аркадий Липкин. "Место университета и фундаментальной науки. Американский опыт"

Этот текст подготовил для сайта Межрегионального профсоюза работников высшей школы "Университетская солидарность" доктор философских и кандидат физ.-мат. наук, профессор Аркадий Липкин. К сожалению, он ушёл из жизни 18 февраля 2018 года.



Место университета и фундаментальной науки. Американский опыт

1. Становление «экосистемы» фундаментальной науки

Введение

В статье «Высшая школа в Германии» основной акцент сделан на экономическом благосостоянии преподавателей, но почти не обсуждается, что и зачем они делают в современном быстро меняющемся мире. Мне представляется, что борьба за блага и права должна вестись в контексте представления о месте университетов (и ВУЗов) в системе науки, образования и соответствующей «экосистемы». Как и многие другие структуры современного мира, тип и место университета во многом определяется историей, без которой многое нельзя понять, в частности специфику европейской, американской и российской систем науки и образования.

Родиной современной науки и образования является Европа. Здесь мы выделяем следующие исторические события и этапы: рождение естественной науки в 17 в., ее первоначальное существование в «национальных» академиях наук, появление университетов нового современного типа в 19 в. — гумбольдовская реформа университетов в Германии, ставшая образцом для университетов Великобритании, США и России, появление научно-исследовательских институтов в Европе (и России) на границе 19-20 вв. Кроме того в 19-20 вв. появляются разнообразные научные сообщества.

Эти европейские типы организации науки и образования были взяты за образец США и Россией, но соотношение ролей этих организаций здесь было разным. Если сравнивать США и СССР, то мы получим весьма разные, во многом альтернативные системы. Если в США наука в 20 в. в основном развивалась в так называемых «исследовательских университетах», в связке с образованием (развитие гумбольдтовской системы), то в СССР наука была сконцентрирована в НИИ отдельно от образования. К этому краткому описанию исторического контекста надо добавить новые констелляции науки, техники и образования в середине (атомный проект под крылом государства), последней трети (инновационная экономика Кремниевой долины) и конца 20 в. [Липкин, Федоров]. В данной статье я в основном ограничусь описанием американской системы науки, образования и окружающей их «экосистемы» и ее развития, где в центре будут исследовательские университеты (про специфику развития российской и советской науки см. [Липкин 2012]). Случай США мне представляется особо интересным, поскольку они сегодня явные лидеры.

1. Начало: от просвещения к исследованиям. Колледжи и научные общества

Первый этап развития науки и образования в США шел под знаком Просвещения и породил два института, связанных с образованием и наукой: колледжи и научные общества. Практически до XX в. наука в США воспринималась как часть культуры, наряду с искусством и литературой. Университеты занимались главным образом просвещением, а не развитием науки. Тот же пафос был характерен и для университетов России до последней трети 19 в.

«Прототипом американского физика (и естествоиспытателя. – А.Л.), с его деизмом (веры и в науку, и в Бога. – А.Л.), привязанностью к полезному знанию и склонностью к эксперименту», стал Бенджамин Франклин (1706–1790) (современник Ломоносова (1711–1765), сыгравший в становлении американской науки во многом похожую роль). Работы по электричеству Франклина, которые принесли ему репутацию физика, «были беспорядочными и разноплановыми,… сборником писем»… Многие американцы горячо приняли планетарий как убедительное подтверждение того, что теперь Новый Свет может соперничать в научном прогрессе со Старым,… поскольку он сделан в Америке, и сделан более совершенно, чем когда-либо созданный в Европе» [Бурстин 1993, с. 282, 283, 196].

До Гражданской войны высшее образование было представлено колледжами, которые появляются вскоре после начала колонизации Новой Англии. Это было множество мелких колледжей, связанных с различными религиозными конфессиями (в допетровской России образование тоже было связано с церковью). «Типичный колледж этой эпохи состоял из менее чем сотни студентов и возможно пяти учителей… Эти колледжи учили по одной, фиксированной программе, основанной на классических языках и математике. К этому добавлялось некоторое количество моральной философии, истории, немножко естественных наук» [Geiger 2009, p. 3].

Другим важным институтом развития науки и просвещения в США, возникающим в 18 в., были различные научные сообщества. Они тоже развивались по линии от просвещения к исследованию и тоже создавались по инициативе конкретных людей на собственные средства. Самым ранним было Американское философское общество (American Philosophical Society) основанное Бенджамином Франклином в 1743 году с целью продвижения «любых философских экспериментов, которые проливают свет на природу вещей, усиливают власть человека над материей и преумножают удобства и удовольствия жизни» (Франклин еще отождествлял философию, натурфилософию и естественную науку). Одними из первых его членов были Джордж Вашингтон и Томас Джефферсон.

Во время американской революции Джеймсом Боудоином, Джоном Адамсом и Джоном Хэнкоком в Бостоне была организована Американская академия искусств и наук (American Academy of Arts and Sciences). Цель Академии, как указано в Уставе: «культивировать всякое искусство и науку, которые могут служить высшим интересам, чести, достоинству и счастью свободных, независимых и добродетельных людей».

В 1830 г. группой лиц, интересующихся естествознанием, было создано Бостонское Общество Естествознания (часто называвшееся Boston Museum of Natural History), которое своей целью обозначило исследование и поощрение естествознания. Оно коллекционировало естественнонаучные экспонаты, устраивало выставки, переросшие в бостонский Музей науки (Museum of Science), издавало академический журнал и стало одним из учредителей MIT.

Число специализированных научных сообществ начинает быстро множиться после Гражданской войны [Geiger 2009, p. 23].

Сегодня важнейшей функцией научных сообществ является осуществление коммуникации между учеными (между собой и с обществом) путем издания журналов, организации конференций и различных мероприятий. Эти функции ярко демонстрирует Американское физическое общество (The American Physical Society, APS), основанное 20 мая 1899 г. 36 физиками Колумбийского университета, объявивших целью «развитие и распространение физических знаний». Вначале практически единственная активность общества заключалась в организации научных встреч. В 1913 году общество начало выпускать собственный физический журнал Physical Review. Сегодня Американское физическое общество стало одной из самых активных научных организаций в мире, осуществляющей большое количество образовательных, исследовательских и научно-популярных программ. Оно имеет в своём составе 14 подразделений и 9 тематических групп, покрывающих все области физики. В состав общества входит более 47000 членов со всего мира.

В России так же, как и в Западной Европе (В Европе в начале XIX в. (1820-е), формируются массовые и децентрализованные общественные организации в противовес придворным Академиям [Корзухина 2006, с. 94]), в 19 в. возникают научные общества (около 10 естественнонаучных и медицинских, включая Московское общество испытателей природы, Русское географическое общество, Минералогическое общество, Общество любителей естествознания, антропологии и этнографии – ОЛЕАЭ (Работа общества была связана с организацией многочисленных естественнонаучных экспедиций, выставок, издательской и просветительской деятельностью, содействием финансированию науки, в 1931 г. слилось с Московским обществом испытателей природы (МОИП)), основанное в 1863 году при Московском университете, и Физическое общество при Санкт-Петербургском университете (1872), были и научные кружки, собиравшиеся на частных квартирах). Эти общества, в отличие от советского периода, играли не менее важную роль, чем университеты, в изучении животного и растительного мира, природных условий и минеральных ресурсов России, в развитии научных исследований и подготовке высококвалифицированных исследователей. К этому следует добавить издание около 60 научных и научно-популярных журналов. Все это вело к формированию научной общественности.

2. «Экосистема» фундаментальной науки

Второй этап породил новые институты, связанные с образованием и фундаментальной наукой: благотворительные фонды, как источник финансирования, и исследовательские университеты, завоевывающие в конкуренции с исследовательскими институтами и лабораториями при корпорациях лидерство в области развития фундаментальной науки. Последние – фундаментальные или чистые (basic или pure) научные исследования и порождаемые ими научные знания отличаются от прикладных источником проблем (явлений). Целью прикладного исследования является разработка теории явлений (объектов и процессов), связанных с решаемой технической проблемой, а «фундаментального» — чисто научный интерес, «любопытство», порождающее «незаинтересованное исследование» (ср. [Geiger 2004, p. 173, 175]). Место фундаментальных наук сегодня – очень важная тема, к которой мы вернемся чуть позже, после обсуждения главных элементов «экосистемы». Еще одно понятие, которое нам потребуется — «академическая наука» — вводится по другому основанию, через принципы (этос) ученых: это наука следующая «научному этосу» – системе этических ценностей, регулирующих отношения между членами научного сообщества, включающему в себя четыре ценностных императива — универсализм, коллективизм, бескорыстность и организованный скептицизм (по Мертону). Это коррелирует с типом организаций, занимающихся такими исследованиями, называемыми «академическими», – исследовательскими университетами в США и академическими НИИ в России.

2.1. Крупный бизнес и благотворительные фонды

В конце XIX в. в США начинается новый период в истории не только университетов и науки, но и США в целом. Его характеризуют бурный рост городов, промышленности и крупного бизнеса.

«Одни проблемы крупного бизнеса решались благодаря усовершенствованиям в производственной и финансовой областях, другие – за счет внедрения новых приемов администрирования … Воротилы крупного бизнеса… создавали предприятия нового типа – с невиданной ранее концентрацией капиталов, производственных мощностей и рабочей силы… Очень скоро предприниматели усвоили: по-настоящему успешная фирма не ведет борьбу с конкурентами, она их попросту уничтожает… Были разработаны два различных подхода к процессу интеграции. Один из них – «вертикальный» – предполагал контроль над всеми этапами производства конкретного товара». Ее культивировал Эндрю Карнеги. «Джон Д. Рокфеллер пошел по другому пути – «горизонтальной» интеграции, при которой фирма тем или иным путем поглощает конкурентов. Принадлежащая ему «Стандарт ойл» скупала один нефтеочистительный завод за другим, пока к началу 1880-х годов не прибрала к рукам 90% всего нефтяного бизнеса Соединенных Штатов». Морган сочетал оба варианта» [Макинерни, с. 367-371].

Нас будут интересовать прямое и непрямое воздействие на развитие науки и технологии этого выросшего в США на границе веков крупного бизнеса больших корпораций – ключевого института для американской «экосистемы».

К важнейшей стороне непрямого воздействия относится сама форма института корпораций (двух видов – «горизонтальных» и «вертикальных»), которая стала образцом для многих американских институтов: для различных общественных организаций (профсоюзов, благотворительных фондов,…) и, в значительной степени, для исследовательских университетов (обучающих корпораций).

Важнейшая форма прямого воздействия в США – благотворительные фонды.

Благотворительность играла в США особую роль в развитии науки, значительно большую, чем в Европе и России. Просветительский пафос деятельности благотворительных фондов во многом напоминал пафос заложенный Петром I при создании Петербургской Академии наук: просвещение, престиж среди европейских народов и помощь в развитии образования, культуры, науки и промышленности страны.

Благотворительность носила разные формы. Одна из них состояла в том, что богачи «собирали коллекции картин или старинных книг и потом (так сложилось в американской традиции) передавали их обществу под управлением специальных попечителей из числа специалистов». Эта деятельность очень напоминает Третьяковых и других промышленников-меценатов России, которые приблизительно в то же время создавали художественные музеи и покровительствовали художникам и другим деятелям искусства.

Другая форма благотворительности, о которой говорит А.Д. Александров – создание «просветительских учреждений, которые с самого начала создаются не в виде частной коллекции,… а как отдельное учреждение под управлением общества и людей, которые поставлены отвечать за это учреждение». Так создавались университеты.

Но «параллельно со школами, колледжами, университетами, библиотеками, музеями, основанными на частные деньги, медленно стали появляться и специальные организации для управления деньгами в благотворительных целях, которые формулировались достаточно широко: таким образом, что эти деньги раздавались тем же культурным учреждениям и отдельным людям… Механизм был тот же самый, что и при основании музеев: создание благотворительных трастов, при которых группа попечителей распоряжалась деньгами… Вот в этом направлении создания таких фондов стала развиваться системная благотворительность» [Александров].

Переход к системной благотворительности в начале XX в. отвечал духу эпохи прогрессивных реформ, исходивших из идеологии, утверждавшей, что можно всю жизнь — государственную, общественную — построить на рациональных основаниях и улучшить жизнь людей в целом. И Карнеги, и Рокфеллер в самом начале века, начали распоряжаться своими полученными доходами в целях улучшения жизни общества в целом. Перед этим они открывали библиотеки и университеты, но со временем им «стало ясно…, что правильнее было бы не распылять средства по отдельным программам, как они делали с самого начала, и не множить специализированные фонды, а создавать большие фонды с единым менеджментом, точно так же, как логика бизнеса приводила их к созданию крупных холдингов или трастов — больших корпораций с жестким управлением. Так в области благотворительности эта логика приводила к созданию крупных благотворительных корпораций, можно было бы сказать, это корпорации с диверсифицированными интересами».

В 1913 году Рокфеллер «объединил всю деятельность по благотворительности в один «Фонд Рокфеллера», который с 1913 г. существует и по наши дни. Еще раньше, в 1911 г. Эндрю Карнеги создает свою знаменитую «Корпорацию Карнеги» в Нью-Йорке, которая предназначена была, в первую очередь, для распространения знания и культуры мира. Это была международная специальная организация, и он рассчитывал на то, что его деньги смогут улучшить мир во всех отношениях, в том числе и в отношении безопасности в международной сфере и мирного процесса» [Александров]. Фонд Рокфеллера тоже провозглашал намерение «содействовать благосостоянию человечества по всему миру». «Все показывает, что эти новые лидеры фондов были совершенно искренни в их желании выполнить их широкий мандат работы на «благо человечества», как они его понимали, и, как минимум, соучастие в улучшении американского общества». И эту «пользу человечеству» должны приносить «передовые знания». «Улучшение условий человеческого существования через передовое знание было одним из оригинальных и постоянных целей благотворительных фондов 20 в.» [Geiger 2009, p. 140-143, 164].

Важную роль сыграла война. «Война трансформировала сознание страны в отношении роли американской филантропии»: … национальное сознание… приняло пригодность частных добровольных организаций в выполнении живой деятельность на общественном поприще [Geiger 2009, p. 146].

«Появление корпорации Карнеги в 1911 и Фонда Рокфеллера в 1913 … изменило ландшафт американской филантропии» [Geiger 2009, p. 143]. «Развитие фондов в то время, несомненно, шло в атмосфере некоторой конкуренции между их основателями… Нет сомнения, что Карнеги и Рокфеллер соревновались в том, чьи деньги будут более успешно потрачены на культуру… Рокфеллер и Карнеги… задавали тон и стиль управления. Карнеги был сам председателем корпорации Карнеги со времени основания и до дня смерти и в области того, на какие проекты давать деньги решения принимал сам. Рокфеллер-старший сам не вникал в деятельность своих фондов, но, тем не менее, он собственноручно подбирал и назначал менеджеров фонда. И фонды, таким образом, были формой реализации предпринимательских талантов, которые у этих людей были. Карнеги сперва строил мосты, железные дороги, организовывал сталелитейную промышленность, потом стал организовывать благотворительность и международную деятельность с той же силой и с той же вдумчивостью, с какой он занимался всеми предыдущими формами бизнеса. Рокфеллер подбирал людей, которые управляли его фондом так же тщательно, как он подбирал себе партнеров и менеджеров в своем бизнесе, поэтому фонд Рокфеллера был так успешен» [Александров].

Эта традиция продолжается до сих пор. Среди наиболее значимых можно упомянуть Фонд Форда (1936) и появившиеся недавно фонды Джоржа Сороса, Теда Тернера и Билла Гейтса.

Значение этих фондов особенно существенным было до второй мировой войны (до того времени, когда на первое место вышло государство), в этот период важнейший необходимый университетам и ученым ресурс поступал не от государства, а от этих фондов, главным образом Рокфеллера и Карнеги. «Стремление фондов к передовому знанию теперь основывалось на работе скорее через систему университетских исследований, чем вне нее», «идеал межвоеной системы исследований основывался на негосударственных источниках поддержки» [Geiger 2009, p. 173].

В 1925 г. Ф.П.Кеплер говорил Американской Ассоциации Университетов, что «любой важный исследовательский проект, который имеет подтверждение от представителей группы ученых, может найти поддержку у одного или другого фонда» [Geiger 2009, p. 173].
2.2. Исследовательские лаборатории при корпорациях

Один из вариантов прямого воздействия на науку со стороны крупных корпораций – создание собственных научных лабораторий. «Великие национальные промышленные исследовательские лаборатории были основаны в начале века AT&T (1912), Du Pont (1902), Tastman Kodak (1912), General Electric (1900) [Geiger 2009, p. 95].

General Electric Research Laboratory – первое индустриальное исследовательское предприятие в США было основанное в 1900 г. с намерением «основать лабораторию, предназначенную исключительно для оригинальных исследований в надежде на то, что это позволит открыть множество прибыльных областей» [Bartlett]. Результатом деятельности лаборатории стало впечатляющее множество изобретений, среди ее сотрудников два нобелевских лауреата (Ирвинг Ленгмюр (1932), Айвар Джайевер (1973)).

Еще богаче на Нобелевских лауреатов оказалась Bell Labs (восемь лауреатов), где очень интенсивно развивалась теория твердого тела.

В течение 20 в. растет роль возглавляемых квалифицированными учеными исследовательских бюро при крупных корпорациях, поскольку со стороны последних постепенно росло убеждение, что стоит вкладывать средства в научные исследования широкого профиля [Kevles 1978, p. 67, 100–101].

Но все же в научных лабораториях при корпорациях превалировали прикладные исследования (НИОКР (P&R)). Фундаментальные (basic) научные исследования под принципиально непрагматическим флагом («незаинтересованные»), развивались в исследовательских университетах. И здесь влияние корпораций стало определяющим через описанное выше создание благотворительных фондов.

_________________

Александров Д.А. Системная благотворительность. Лекция ПОЛИТ.РУ.
Бурстин Д. Американцы: колониальный опыт. – М.: Прогресс, 1993.
Корзухина А.М. От просвещения к науке: Физика в Москов- ском и С.-Петербургском университетах во второй половине XIX в. – начале ХX в. – Дубна: Феникс+, 2006. Макинерни Д. США. История страны. М.: ЭКСМО, СПб.: МИДГАРД. 2009.
Липкин А.И. Социокультурные и политические факторы в развитии российского естествознания (XVIII–XX вв.). М.: МФТИ, 2012.
Липкин А.И., Федоров В.С. Типы «технонауки» второй половины ХХ века // Философия Науки. 2017 №2, С.120-143
Федоров В.С. Академгородок и Стэнфорд: наука и производство инноваций в экосистемах 50-х – 70-х годов ХХ века // Философия Науки. 2017 №1.
Bartlett G. The General Electric Research Laboratory. What It Is and What It Has Accomplished. // Journal of Chemical Education». 6. 10 (1929), 1619. ACS Publications (accessed November 28, 2010).
Geiger R.L. Knowledge and Money. Research Universities and the Paradox of the Marketplace. Stanford, 2004.
Geiger R.L. To Advance Knowlwdge. The Growth of American Research Universities, 1900-1940. Fourth printing 2009.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Рокфеллеры, США, благотворительность, вузы, наука, физика, фонды
Subscribe

Posts from This Journal “наука” Tag

promo philologist september 1, 06:23 2
Buy for 100 tokens
С февраля 2018 года я ежемесячно публикую в своем блоге такие дайджесты - на основе той информации, которая попадает в поле моего внимания. В них включены ссылки на публикации о нарушениях прав человека, давлении на журналистов, проявлениях цензуры в интернете и СМИ и другие новости и материалы,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments