Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Профессор МГУ Владислав Смирнов. "XX съезд КПСС"

Владислав Павлович Смирнов (род. 1929) — советский и российский историк, специалист по истории Франции. Заслуженный профессор Московского университета (2012), лауреат премии имени М.В. Ломоносова за педагогическую деятельность (2013). В 1953 году В.П. Смирнов окончил исторический факультет МГУ, затем стал аспирантом, а с 1957 г. начал работать на кафедре новой и новейшей истории исторического факультета МГУ, где прошел путь от ассистента до профессора. Ниже приводится фрагмент из его книги: Смирнов В.П. ОТ СТАЛИНА ДО ЕЛЬЦИНА: автопортрет на фоне эпохи. – М.: Новый хронограф, 2011.



XX съезд

В феврале 1956 г. состоялся ХХ съезд Коммунистической партии Советского Союза. Он стал, пожалуй, самым известным из всех съездов советских коммунистов, оказал глубочайшее воздействие на судьбу нашей страны и на всю жизнь советских людей. С отчетным докладом выступал Хрущев. В соответствии с незыблемой традицией он говорил о «неуклонном экономическом подъеме в СССР и в странах народной демократии», об «ускорении технического прогресса», о борьбе Советского Союза за мир, прославлял «большой и славный путь» советского народа, который «добился великих исторических завоеваний», но довольно много сказал и о недостатках. По сравнению с триумфальным докладом Маленкова на XIX съезде, слова Хрущева звучали трезво: «Только неисправимые хвастуны могут закрывать глаза на то, что в экономическом отношении мы еще не перегнали наиболее развитые капиталистические страны, что уровень производства у нас пока еще недостаточен для обеспечения зажиточной жизни всех членов общества».

Хрущев повторил сделанное ранее Маленковым заявление о том, что генеральной линией внешней политики СССР будет «принцип мирного сосуществования государств с различным социальным строем» и добавил кое-что новое. Во-первых, он подчеркнул, что принцип мирного сосуществования не должен распространяться на борьбу с буржуазной идеологией, во-вторых, вопреки тому, что писал Сталин о неизбежности войн при империализме, провозгласил: «фатальной неизбежности войн нет». Еще более необычным было другое заявление Хрущева: переход от капитализма к социализму не обязательно будет связан с гражданской войной – возможно «использование и парламентского пути для перехода к социализму». Трудящиеся могут победить на выборах, «завоевать прочное большинство в парламенте и превратить его из органа буржуазной демократии в орудие действительной народной воли».

Хрущев ссылался на Ленина, но я тоже читал ленинские работы и понимал, что высказывания Хрущева не очень-то совпадают со взглядами Ленина и, тем более, Сталина. Скорее они напоминали взгляды европейских социал-демократов. Имя Сталина Хрущев упомянул только один раз, когда сказал: «Вскоре после XIX съезда партии смерть вырвала из наших рядов Иосифа Виссарионовича Сталина». Зато он уделил немало места разгрому «презренной банды предателей» во главе с Берией, а также необходимости борьбы «против чуждого духу марксизма-ленинизма культа личности» и «нарушений социалистической законности». В качестве примера таких «нарушений» Хрущев назвал «ленинградское дело», которое, по его словам, «было сфабриковано Берией и его подручными», хотя на самом деле его главными организаторами были Сталин, Маленков и Абакумов.

Через несколько дней поползли слухи, что Хрущев сделал на съезде еще один – секретный – доклад, направленный против Сталина. Вскоре его стали читать на закрытых партийных, а потом и на комсомольских собраниях. Из Райкома КПСС привозили небольшую красную книжечку, и кто-нибудь из партийного или комсомольского руководства читал её при гробовом молчании аудитории. Потом книжечку опять увозили в Райком. Я не помню точно, кто первым пересказал мне содержание этого доклада. Скорее всего, это был мой друг Толя Адо, который уже вступил в партию и ходил на партийные собрания. Выслушав его, я спросил: «Как ты думаешь, это правда?» – «У меня нет сомнений», – ответил Адо. Нам с Инной рассказывал о докладе Хрущева Е.Н. Городецкий, а я сам услышал этот доклад на закрытом комсомольском собрании. Поскольку его читали на партийных и комсомольских собраниях, доклад Хрущева стал известен всему населению СССР, но официально он оставался строго секретным документом. В Советском Союзе его опубликовали только через 33 года, по специальному решению ЦК КПСС.

Хотя я был уже отчасти подготовлен разоблачениями Берии, Рюмина и Абакумова, доклад Хрущева меня ошеломил. Хрущев говорил, что Сталин, тот самый Сталин, которого Хрущев в 1949 г. называл «родным отцом, мудрым учителем и гениальным вождем», на самом деле был жестоким самовлюбленным тираном, который собственноручно вписал в свою издаваемую массовым тиражом «Краткую биографию» слова: «Мастерски выполняя задачи вождя партии и народа и имея полную поддержку всего советского народа, Сталин, однако, не допускал в своей деятельности и тени самомнения, зазнайства, самолюбования». По словам Хрущева, именно Сталин являлся главным организатором массовых репрессий и фальсифицированных судебных процессов, по его вине наша армия в начале войны терпела тяжелые поражения. Особенно жуткое впечатление оставляли обильно цитируемые Хрущевым предсмертные письма несчастных жертв сталинского террора, замученных пытками до полусмерти, тщетно умолявших о пощаде, но все еще сохранявших веру в Сталина и в социализм.

Вопреки тому, что Хрущев говорил при назначении Булганина всего лишь год тому назад, называя Сталина «продолжателем дела Ленина», теперь он утверждал, что Сталин извратил ленинизм. Ленин будто бы еще в 1920 г. дал указания «об отмене массового террора и об отмене смертной казни», а «Сталин отступил от этих прямых и ясных программных указаний Ленина». Хрущев процитировал ранее тщательно скрывавшиеся письма Ленина, в том числе его письмо к XII съезду ВКП(б) (так называемое «Завещание»), само существование которого раньше категорически отрицалось. В этом письме Ленин предлагал переместить Сталина с поста Генерального секретаря ЦК партии, потому что «тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью». Приводил Хрущев и другое письмо Ленина, где тот требовал от Сталина извинений за грубость по отношению к его жене – Н.К. Крупской.

Общая идея секретного доклада Хрущева состояла в том, что Сталин совершал ужасные преступления, потому что не слушал Ленина и не следовал принципам марксизма-ленинизма. Ленин был хорош, а Сталин очень плох. Узнав о секретном докладе Хрущева, Москва загудела как растревоженный улей. Все были взбудоражены: повсюду говорили о «культе личности». Кое-кто просто отказывался верить приведенным Хрущевым фактам, другие спрашивали, как это могло случиться при власти трудящихся в социалистическом обществе, третьи твердили: «лес рубят, щепки летят». Споры о Сталине происходили даже среди близких людей. Помню, вскоре после ХХ съезда у Городецких собрались гости, и Ефим Наумович, желая избежать политических споров, вывесил рукописный плакатик: «У нас не говорят о музыке». Плакатик не помог: едва собравшись, гости заспорили и, кажется, даже поссорились.

Для некоторых коммунистов разоблачения Хрущева обернулись личной трагедией. 14 мая 1956 г. «Правда» сообщила, что покончил с собой А.А. Фадеев – руководитель Союза советских писателей и, пожалуй, самый известный из них. «Правда» уверяла, что самоубийство Фадеева было вызвано «острым приступом алкоголизма», но среди моих знакомых никто не сомневался, что Фадеев не вынес потрясения от секретного доклада Хрущева. Говорили, что Фадеев оставил письмо в ЦК КПСС, но его скрывают. Это было правдой. Письмо Фадеева существовало, его опубликовали через 34 года. Там Фадеев писал: «Не вижу возможности дальше жить, т.к. искусство, которому я отдал жизнь свою, загублено самоуверенно-невежественным руководством партии и теперь уже не может быть поправлено... Жизнь моя как писателя теряет всякий смысл, и я с превеликой радостью, как избавление от этого гнусного существования, где на тебя обрушивается подлость, ложь и клевета, ухожу из этой жизни».

После ХХ съезда началась кампания против Сталина. Официально никто ее не объявлял. Просто повсюду втихомолку (часто по ночам) снимали бесчисленные портреты и сносили памятники Сталину. В главном зале Центрального телеграфа на улице Горького, огромный портрет Сталина, красовавшийся рядом с портретом Ленина, заменили таким же огромным портретом Хрущева. В метро на станции «Комсомольская» снова заменили мозаику на потолке, изображавшую парад на Красной площади. В первый раз замазывали фигуру Берии, теперь – Сталина. Массовыми тиражами издали упомянутые в секретном докладе Хрущева письмо Ленина XII съезду и другие ленинские документы, из которых явствовало, что в последние годы жизни Ленина между ним и Сталиным существовали неприязненные отношения. Приступили к изданию нового, 5-го, издания сочинений Ленина, куда вошли антисталинские документы. Его официально назвали «полным», хотя на самом деле некоторые очень важные ленинские документы в него не включили.

Из вновь опубликованных ленинских документов вытекало, что Ленин тесно сотрудничал с будущими «врагами народа»: Каменевым, Зиновьевым, Троцким, а Бухарина называл «любимцем партии», но этого как бы не замечали. Вышли из печати несколько томов воспоминаний о Ленине, переиздали раскритикованные в 1934 г. воспоминания Крупской и книгу американского журналиста Джона Рида «Десять дней, которые потрясли мир» – талантливо написанное, основанное на личных впечатлениях повествование о первых днях Октябрьской революции, где активно действовали Ленин, Троцкий, Свердлов, но для Сталина не нашлось места. На время имя Ленина стало оружием против Сталина. В печати Сталина теперь упоминали очень редко и только в отрицательном контексте, почти так же, как в 40-е годы Троцкого. Историки, поверившие что теперь можно писать правду, с энтузиазмом взялись за изучение деятельности Ленина, противопоставляя его Сталину. В этом они видели свой научный и гражданский долг. Э.Б. Генкина, умная и благородная женщина, написав книгу о Ленине, отказалась получать за нее гонорар, потому что недостойно брать деньги за святое дело восстановления исторической истины.

Продолжалась реабилитация бывших политических заключенных – часто посмертно. Часть из них смогла вернуться в Москву, некоторые, очень немногие, в том числе друг Городецкого М.Г. Седов, получили возможность работать в МГУ. Когда Седов в первый раз после возвращения из лагерей появился у Городецких, они с Ефимом Наумовичем закрылись одни в комнате и проговорили несколько часов. Нам, молодым, они тогда ничего не говорили. Зато Застенкер, которого я, казалось бы, уже хорошо знал, впервые рассказал мне, что в 1937 году его тоже арестовали, обвинили в контрреволюционном заговоре, и около года держали в тюрьме. От Застенкера не добились никаких «признаний», а после смещения Ежова освободили и полностью реабилитировали. Больше всего меня в его рассказе поразило то, что в своей тюремной камере Застенкер организовал партийную ячейку и, как он выразился, «давал отпор антисоветским настроениям». В полном изумлении я спросил: «Как же вы объясняли случившееся?» Застенкер ответил: «Мы думали, что органы госбезопасности захватили враги народа и используют их против советской власти».

Хотя доклад Хрущева оставался секретным, Государственный департамент США быстро раздобыл его текст и уже в июне 1956 г. опубликовал его. На зарубежные коммунистические партии и на всех друзей СССР обрушился удар страшной силы. Стало невозможно отрицать факты массовых репрессий, пыток и фальсифицированных судебных процессов в государстве, называвшем себя социалистическим. Все зарубежные компартии официально одобрили «решения ХХ съезда», но на деле многие их руководители были недовольны. Им приходилось оправдываться, говорить, что они ничего не знали, уверять что «ошибки» Сталина не связаны с социалистической системой. Присутствовавшие на XX съезде КПСС делегации «братских» зарубежных компартий в согласии с КПСС постановили распустить Коминформ и отменить его резолюции, осуждавшие компартию Югославии. Они заявили, что отныне будут действовать совершенно самостоятельно.

Часть коммунистов это не удовлетворило. Они критиковали руководство своих партий за слепое следование политике Сталина, говорили, что невозможно объяснить «культ личности» только особенностями характера Сталина, нередко покидали свои компартии. Наибольшие потрясения произошли в компартиях социалистических стран, руководители которых были особенно тесно связаны со Сталиным и сами организовывали репрессии и фальсифицированные судебные процессы против честных коммунистов. В Польше и Венгрии начались массовые антисталинские, антикоммунистические и антисоветские демонстрации.

Для меня доклад Хрущева стал очень важной вехой умственного развития. Он открыл страшную картину отвратительного, жестокого, кровавого сталинского режима, существовавшего в нашей стране, и совершенно несовместимого с идеалами социализма и коммунизма. У меня появились политические убеждения, а раньше их не было, были только впечатления и эмоции. Я задавал себе естественный вопрос: как и почему стали возможны преступления Сталина? Ответ был очевиден: дело не только в особенностях характера Сталина, но, прежде всего, в том, что он обладал абсолютной и бесконтрольной властью. Если бы его власть была как-то ограничена и кем-то контролировалась, он не мог бы совершить свои преступления. Первопричина «нарушений социалистической законности» состоит, следовательно, в системе неограниченной диктаторской власти. Но кто установил её в нашей стране? Революционеры во главе с Лениным и Сталиным. Мне кажется, что секретный доклад Хрущева, в котором состояла суть ХХ съезда КПСС, оставил неизгладимую отметину не только на мне, но и на всем моем поколении. Мы – дети войны, но мы и поколение ХХ съезда.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Владислав Смирнов, КПСС, Ленин, Надежда Крупская, Оттепель, СССР, Сталин, Хрущев, большой террор, история
Subscribe

Posts from This Journal “Хрущев” Tag

promo philologist december 1, 15:14 2
Buy for 100 tokens
Беседа публициста Николая Подосокорского с губернатором Новгородской области Андреем Никитиным. Андрей Сергеевич Никитин родился в 1979 году в Москве. Он - кандидат экономических наук. В 2011-2017 гг. - генеральный директор Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов. В…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments