Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Яков Рабинович. "Политическая ситуация в Новгородской земле в 1613-1615 гг."

Текст приводится по изданию: Рабинович Я.Н. Малые города Новгородской земли в Смутное время / под ред. Г.М. Коваленко; НовГУ им. Ярослава Мудрого. - Великий Новгород, 2013.



Политическая ситуация в Новгородской земле в 1613-1615 гг. в связи с избранием на московский престол Михаила Романова

В июле 1611 г. Новгород в известном смысле стал жертвой переговоров Подмосковного ополчения П.П. Ляпунова со шведами. Важную роль в сложившейся ситуации сыграли надежды новгородцев на избрание шведского королевича на русский престол. В Новгороде существовало несколько групп, различавшихся по отношению к шведскому кандидату и перспективам дальнейшего политического развития Новгородской земли. Эти группы условно можно назвать «партиями». В Новгороде еще накануне его захвата шведами существовала «партия» шведского королевича - русского царя, первоначально довольно слабая. Она возникла вскоре после свержения Василия Шуйского среди части москвичей, а затем нашла некоторых сторонников в Новгороде. Новое руководство в лице Я.Делагарди и князя И.Н. Одоевского смогло найти социальную опору в лице новгородских помещиков, которые привлекались к сбору кормов и борьбе против «воров» и казаков. Поддержали новую власть многие приказные люди (дьяки, подьячие), а также купцы и представители церкви. Все эти категории населения еще в 1608- 1611 гг. пострадали от поляков, черкасов и воровских казаков.

По мнению Е.И. Кобзаревой, дети боярские, как и оставшиеся в Новгороде представители Подмосковного ополчения, стреми- лись выслужиться перед новой властью, чтобы получить дополнительные пожалования - земли («дачи»). Система земельных, пожалований была направлена на то, чтобы удержать на службе в первую очередь среднепоместное дворянство, составлявшее костяк дворянской армии. Весной-летом 1612 г. новгородцы по-прежнему видели в лице шведов своих защитников и приветствовали переговоры с Нижегородским ополчением князя Д.М. Пожарского. Ярославское правительство летом 1612 г., как и новгородцы, выражало готовность избрать Карла Филиппа на русский престол. Актовые материалы свидетельствуют, что вопрос о православной вере, наряду с прибытием королевича в Новгород, был основным для князя Пожарского. В то же время переговоры новгородцев с Ярославлем позволили установить мирные отношения двух сторон, разграничить территории в районе Белоозера и Каргополя В «Новом летописце» отмечено, что благодаря этим переговорам теперь не надо было бояться со стороны шведов удара в спину ополченцам во время их похода к Москве, «...чтобы не помешали Немецкие люди идти на очищенье Московского государства».

Кандидатура шведского королевича реально фигурировала на избирательном Земском соборе в Москве, причем не только в начале его работы, как считают многие исследователи, но и в феврале 1613 г. Она была снята лишь накануне избрания царем Михаила Романова. В Стокгольме же сторонниками данной кандидатуры можно условно считать самого принца Карла Филиппа и лиц из его окружения. Следует учесть, что все это время, начиная с 1611 г., новгородцы постоянно испытывали угрозу присоединения Новгорода к Швеции. О какой-либо «шведской партии» в самом Новгороде, которая хотела бы присоединения Новгорода к Швеции аналогично присоединению Литвы к Польше по Люблинской унии 1569 г., говорить не приходится. В Швеции эту «партию» возглавлял сам король Густав Адольф. В Новгородской земле были лишь отдельные представители «шведской партии» в лице некоторых новгородских помещиков - байоров, присягнувших шведскому королю и принявших в итоге шведское гражданство. Основная масса новгородцев отказывалась приносить присягу Густаву Адольфу, упорно добиваясь прибытия в Новгород младшего брата нового короля, принца Карла Филиппа.

Третья «партия новгородской независимости» также не пользовалась особой популярностью среди новгородцев вплоть до лета 1613 г. «Новгород никогда отлучен от Москвы не был», - эта фраза постоянно звучала на переговорах. Ни митрополит Исидор, ни воевода Одоевский не входили в число сепаратистов. Сам Делагарди был не прочь стать первым лицом нового независимого государства при малолетнем правителе Карле Филиппе (хотя сам принц Карл Филипп не желал быть правителем одного Новгородского княжества). За создание такого государства могли выступать прежде всего некоторые новгородские купцы- гости, имевшие тесные торговые связи как с Москвой, так и с заграницей. После избрания Михаила Романова русским царем ситуация изменилась коренным образом. Теперь шведы уже не могли делать основную ставку на избрание шведского королевича на русский престол. Новгородцы также оказались перед трудным выбором: либо нарушить присягу Карлу Филиппу, признав царем Михаила Романова, либо остаться верными присяге заморскому принцу, создав при этом собственное государство во главе со шведским королевичем. Этот вариант предусматривался в договоре с Делагарди от 25 июля 1611 г., где было сказано, что новгородцы останутся верными данному договору, даже если Москва не согласится на избрание шведского королевича.

Теоретически мог существовать третий вариант, при котором новгородцы вместе с другими силами свергают Михаила Романова и возводят на московский престол Карла Филиппа (или хотя бы ждут свержения Михаила). В Новгород проникали сведения, что в Москве «воры-казаки одолели добрых людей» и силой заставили всех присягнуть своему ставленнику, Михаилу Романову, что положение нового царя непрочно, его никто не хочет признавать8. Поэтому многие в Новгороде надеялись, что при нестабильности новой центральной власти можно будет возвести Карла Филиппа на русский престол.

Со вступлением на престол Михаила Романова и началом консолидации Русского государства Густав Адольф понял, что удержать всю Новгородскую землю ему вряд ли удастся. Швеция продолжала войну с Польшей (между странами было заключено лишь краткосрочное перемирие, периодически продлевавшееся) и была заинтересована в мире и союзе с Россией. Уже в июне 1613 г. король объявил условия, на которых предстояло заключать мир с Русским государством9. Эти условия в дальнейшем постоянно корректировались в связи с изменяющейся ситуацией. Весной 1614 г. король даже был готов уступить Новгород. Он спрашивал Делагарди: «Будет ли разумно или возможно удерживать Новгород, и если нет, каким образом тогда поступить, чтобы мы могли иметь какую-либо выгоду и чтобы находящиеся в нем пушки и колокола могли достаться нам»? По словам Г.В. Форстена, король писал Делагарди, чтобы тот «на случай крайней нужды покинул Новгород, предварительно сделав город и крепость бесполезными для русских, то есть сжегши их, сравняв с землей». Осенью того же года после ряда поражений москвичей Густав Адольф ужесточил свои требования. К началу 1616 г., потерпев поражение под Псковом, король вынужден был окончательно отказаться от Новгорода и ряда малых городов (Старой Руссы и Порхова). На основе этих условий (со значительными дальнейшими уступками со стороны шведов в отношении Ладоги и Гдова) впоследствии был подписан Столбов- ский мирный договор.

С приближением весной 1613 г. московских войск к Тихвину, особенно после восстания и победы тихвинцев, на сторону москвичей перешла значительная часть новгородцев, до этого верно служивших неведомому заморскому королевичу. Псков одним из первых признал Михаила Федоровича царем. Жители Гдова также перешли на сторону Москвы, заключив тайный союз с псковичами. «Измена» новгородскому правительству обнаружилась и в Порхове. В самой Новгородской земле с лета 1613 г. начинает набирать силу четвертая «партия» - сторонников Михаила Романова, которая в итоге одержала победу. Карл Филипп прибыл в Выборг 9 июля, ничего не зная о восстаниях против шведов в Новгородской земле. Я. Делагарди еще в начале 1613 г. предполагал, что его посланцам в Москве (Богдану Дубровскому, Федору Боборыкину и др.) удастся убедить представителей всех русских земель приехать в Выборг чтобы решить вопрос о возведении королевича на русский престол. Этим самым была бы выполнена первая статья королевской инструкции от 18 июня 1613 г. Когда представители других русских земель проигнорировали призывы принять участие в переговорах, Я. Делагарди попытался добиться, чтобы новгородское руководство одно, без москвичей отправилось в Выборг и принесло присягу теперь уже Густаву Адольфу.

К этому времени новгородцы практически осознали, что Новгородской земле угрожает присоединение к Швеции. В среде новгородской элиты произошел раскол. В середине августа 1613 г. в Москву выехало посольство во главе с игуменом Отенского монастыря Дионисием. В Наказе послам обозначена главная цель этого посольства: договориться с москвичами об отправке посланников в Выборг для решения вопроса об избрании Карла Филиппа московским царем. Это посольство уже 27 августа было задержано в Торжке. По мнению Е.И. Кобзаревой, послы - тайные сторонники Михаила Романова - передали москвичам сведения об истинном положении дел в Новгороде, о желании новгородцев избавиться от власти шведов и вернуться в состав Московского государства. Г.А. Замятин, наоборот, считал, что Дионисий и его спутники были убежденными сторонниками Карла Филиппа и противниками Михаила Романова. В соответствии с Наказом послы должны были агитировать московских бояр свергнуть Михаила Федоровича и отправить представителей в Выборг для переговоров с принцем. Мы уже никогда не узнаем, когда послы «пережили сложный психологический процесс перехода от шведской ориентации к ориентации московской» (до отъезда из Новгорода, в Торжке или в Москве). В любом случае под влиянием полученной информации к Новгороду были посланы для приведения новгородцев к присяге Михаилу Романову войска во главе с князем Д.Т. Трубецким. Так был установлен первый контакт Новгорода с центром, с новым правительством Михаила Романова.

Вместе с тем из Новгорода в Выборг в августе 1613 г. после долгих споров под давлением Я. Делагарди было отправлено посольство под началом архимандрита Киприана с целью убедить Карла Филиппа стать главой отдельного Новгородского государства. Эти переговоры в Выборге традиционно рассматриваются в исторической литературе как проявление новгородского сепаратизма при наличии угрозы приведения новгородцев к присяге Густаву Адольфу. Трудно сказать, насколько новгородцы - представители этой «партии новгородской независимости» - верили, что создаваемая «Королевичева держава» реально окажется жизнеспособной и уцелеет в процессе русско-шведского мирного урегулирования. Их подстегивал страх, что Новгород будет присоединен к Швеции. По мнению Е.И. Кобзаревой, говорить о проявлении в Новгороде сепаратистских устремлений при отправке послов в Выборг «следует лишь с очень большой осторожностью». Жители города также теперь хотели избавиться от шведского военачальника Делагарди и его наемной армии. Сам Делагарди стремился возможно дольше удерживать Новгород, получая при этом большие доходы.

Посольство архим. Киприана в Выборг не дало никаких результатов. Карл Филипп отказался от Новгорода в пользу короля Густава Адольфа. Прошло больше года, прежде чем новгородцы отправили новое посольство в Москву к Михаилу Романову с просьбой принять их под свою руку. Данное посольство архим. Киприана, вернувшегося летом 1614 г. из Выборга в Новгород, было отправлено лишь в январе 1615 г. Новгородцы еще ранее пытались установить контакты с князем Д.Т. Трубецким, который осенью 1613 г. был послан из Москвы к Новгороду по указанию боярского правительства Михаила Романова. Трубецкой всю зиму находился в Торжке, а весной 1614 г. прибыл со своим войском на ближние подступы к Новгороду, к Бронницам. Все это время велась переписка Трубецкого с Делагарди и новгородцами. Вначале Д.Т. Трубецкой отправил в Новгород своего посланника Василия Молотяинова. В ответной грамоте, составленной по указу Делагарди, новгородцы просили Трубецкого, чтобы он не ходил к Новгороду, а вступил в переговоры со шведами. Известно, что в феврале 1614 г. новгородский посадский человек Иван Филатьев привез Трубецкому аналогичную грамоту от новгородцев.

25 марта 1614 г. новгородский воевода Одоевский и митрополит Исидор снова послали к воеводам передового отряда войска Трубецкого Исаку Сунбулову и Ивану Никифоровичу Давыдову, укрепившимся в Рахинском остроге на Московской большой дороге, посадского человека Ивана Филатьева с просьбой о перемирии. Боярин Д.Т. Трубецкой в ответ отправил в Новгород своего посланника, рязанского помещика Андрея Хирина, в сопровождении Ивана Филатьева с жестким ультиматумом Якобу Делагарди: Москва согласна пойти на перемирие и вести переговоры только после выполнения предварительных условий - ухода шведов из Новгорода. Эти «раздизательные грамоты» были получены в Новгороде 9 апреля. По словам Г.В. Форстена, в середине апреля в Новгороде получили грамоту, в которой московские бояре «решительно заявляют, что начать со шведами какие бы то ни было переговоры они могут лишь в том случае, если шведы немедленно очистят всю Новгородскую область».

Вскоре после возвращения Андрея Хирина из Новгорода (новгородцы по указанию Делагарди вновь просили боярина Д.Т. Трубецкого, чтобы тот прекратил дальнейший поход), московское войско в мае 1614 г. вышло на ближние подступы к Новгороду, к Бронницам. Накануне этого похода князь Трубецкой отправил в Москву своего посланника Андрея Хирина, который подробно сообщил боярам об обстановке в Новгороде. Бояре в Москве в июне 1614 г. приняли приговор, согласно которому предварительным условием для ведения мирных переговоров с представителями Густава Адольфа являлся уход шведов не только из Новгорода, но и из других захваченных русских городов.

Последние контакты воеводы Д.Т. Трубецкого с новгородцами проходили в июне 1614 г., когда на сторону москвичей перешел князь Ф.Т. Черново-Оболенский и другие новгородцы. Вскоре последовал разгром войска Трубецкого при Бронницах (14 июля), после чего московское правительство вынуждено было пойти на значительные уступки. Теперь о предварительном уходе шведов с захваченных территорий до начала мирных переговоров не могло быть речи. Москва упустила шанс весной 1614 г. завершить военное противостояние и вернуть малые города с минимальными потерями.

Одновременно с попытками начать мирные переговоры с Москвой шведское руководство безуспешно пыталось привести новгородцев к присяге королю Густаву Адольфу. Начиная с 1614 г. Новгород был отдан на разграбление шведам, которые, будучи уже не в состоянии собрать подати, перешли к реквизиции продуктов. Новгородцы умирали от разразившегося голода. Сменивший Я. Делагарди в конце 1614 г. Э. Горн позволил новгородцам списаться с Москвой, куда они отправили посольство во главе с архимандритом Киприаном. В состав посольства вошел Я.М. Боборыкин, активный борец за освобождение Новгорода. Царь простил новгородцам их «вины». После возвращения посольства из Москвы Э. Горн начал говорить об освобождении новгородцев от налогов, причем освобождались только те лица, которые принесут присягу королю Густаву Адольфу. Однако число таких «байоров» было невелико (Аминев, Калитин, Опалев, Чеботарев, Пересветов и несколько других дворянских фамилий). Шведам все же в течение 1615-1616 гг. удалось сохранять контроль над ситуацией в Новгороде и других захваченных районах.

В этих условиях начался процесс мирного урегулирования русско-шведских отношений, завершившийся подписанием Столбовского договора, по которому Новгород и некоторые малые города были возвращены России.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: XVII век, Великий Новгород, Михаил Федорович, история
Subscribe

Posts from This Journal “Великий Новгород” Tag

promo philologist июль 2, 15:50 6
Buy for 100 tokens
С февраля 2018 года я ежемесячно публикую в своем блоге такие дайджесты - на основе той информации, которая попадает в поле моего внимания. В них включены ссылки на публикации о нарушениях прав человека, давлении на журналистов, проявлениях цензуры в интернете и СМИ и другие новости и материалы,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment