Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Профессор МГУ Владислав Смирнов. Неокончательные итоги Оттепели

Владислав Павлович Смирнов (род. 1929) — советский и российский историк, специалист по истории Франции. Заслуженный профессор Московского университета (2012), лауреат премии имени М.В. Ломоносова за педагогическую деятельность (2013). В 1953 году В.П. Смирнов окончил исторический факультет МГУ, затем стал аспирантом, а с 1957 г. начал работать на кафедре новой и новейшей истории исторического факультета МГУ, где прошел путь от ассистента до профессора. Ниже приводится фрагмент из его книги: Смирнов В.П. ОТ СТАЛИНА ДО ЕЛЬЦИНА: автопортрет на фоне эпохи. – М.: Новый хронограф, 2011.



Неокончательные итоги

Хрущев правил Советским Союзом более 10 лет. Сейчас только специалисты могут припомнить все, что он сделал за это время. Я думаю, что простой перечень его инициатив занял бы несколько страниц. Льстецы успели назвать время правления Хрущева «славным десятилетием», противники, наоборот, утверждают, что он не совершил почти ничего полезного. Я, конечно, не претендую на окончательные выводы и хочу только высказать свое мнение. Мне кажется, что самой главной, поистине исторической заслугой Хрущева является то, что он начал разрушение тоталитарного режима, сделал большой шаг к свободе, хотя к свободе еще очень ограниченной и непрочной. Хрущев открыл двери тюрем и лагерей, начал процесс реабилитации многих тысяч политических заключенных. По официальным данным, с 1954 по 1961 год было реабилитировано более 700 тысяч человек. Этого достаточно, чтобы имя Хрущева осталось в истории.

Система власти при Хрущеве мало изменилась по сравнению со сталинскими временами, но её практическое применение изменилось очень существенно. Режим стал не тоталитарным, а авторитарным. Массовых политических репрессий и фальсифицированных судебных процессов больше не было. После уничтожения Берии и Абакумова побежденных политических противников уже не расстреливали и даже не отправляли в тюрьму или в лагерь, а только отстраняли от власти, сохраняя им жизнь и возможность безбедного существования. Люди стали меньше бояться, почувствовали себя свободнее. Второй важнейшей заслугой Хрущева я считаю развернутое им гигантское жилищное строительство. За годы его правления переселились в новые квартиры или улучшили свои жилищные условия 108 миллионов человек, почти половина населения СССР. Москва и другие крупные города покрылись кварталами новостроек.

Сейчас к построенным при Хрущеве «пятиэтажкам» многие относятся с презрением, называют их «хрущобами», но для миллионов жителей коммунальных квартир, подвалов и бараков переезд в отдельную, пусть небольшую, квартиру с электричеством, водопроводом, горячей водой, канализацией был величайшим счастьем. Наша знакомая, получившая однокомнатную квартиру, полушутя говорила: «У меня не одно жилое помещение, а целых пять: комната, кухня, коридор, ванная, уборная – и везде я хозяйка». Мы с женой ее хорошо понимали. В 1965 г., когда закончилось строительство кооперативного дома преподавателей МГУ, мы, после 10 лет жизни в квартире родителей, где в двух комнатах обитало 7 человек, въехали, наконец, в свою собственную небольшую квартиру из двух комнат общей площадью, кажется, около 30 квадратных метров. Государственный кредит на её покупку мы оплачивали в течение 15 лет и без особого напряжения. Огромное значение имели и созданные при Хрущеве дачные кооперативы. Земельные участки для строительства дач получили миллионы семей, в том числе и некоторые наши друзья. Люди стали лучше питаться и отдыхать, вести более здоровый образ жизни. Средний возраст населения СССР увеличился.

Еще одна большая заслуга Хрущева состоит в том, что при нем Советский Союз начал открываться внешнему миру. Тысячи советских граждан, в том числе я и некоторые мои друзья, впервые в жизни побывали за границей, в научных командировках или в туристических поездках. Сам Хрущев ездил за границу очень часто. С 1954 по 1961 год он посетил 18 государств, в том числе побывал в Австрии, Англии, Франции, США, Индии, Китае, Бирме, Индонезии, Египте, Финляндии, Афганистане, во всех социалистических странах. Первым из советских руководителей Хрущев понял огромную роль государств «третьего мира» и сделал ставку на союз с ними. При нем Советский Союз завоевал сильные позиции в странах Азии, Африки и Латинской Америки, готовил для них кадры, строил крупные промышленные предприятия, плотины, электростанции, снабжал оружием, а в обмен получал морские и воздушные базы. При Хрущеве Советский Союз стал подлинно мировой державой, имеющей интересы во всем мире.

Хрущев пытался создать новый и привлекательный образ Советского Союза – великой, могущественной, демократической и миролюбивой державы, стремящейся к мирному сосуществованию со всеми государствами. Впрочем, не отличаясь особым тактом, он время от времени говорил что-нибудь совершенно неподходящее. Так, во время визита в США в 1959 г. Хрущев, имея в виду неминуемую, по его мнению, грядущую победу социализма в мировом масштабе, пообещал своим любезным хозяевам: «Мы вас закопаем», и эту фразу ему долго вспоминали. Тогда же Хрущев предрек президенту Эйзенхауэру, что его внуки будут жить в социалистической Америке, но не угадал. Не только внуки Эйзенхауэра, но и внуки самого Хрущева сейчас живут в капиталистической Америке.

Еще один забавный эпизод обошел всю мировую печать, и до сих пор вспоминается – к невыгоде Хрущева. Явившись в 1960 г. на сессию генеральной Ассамблеи ООН, Хрущев грозил показать противникам «кузькину мать», шумел, кричал, топал ногами и, наконец, желая, по его собственным словам «поддать жару», «снял башмак и начал стучать по пюпитру, да так, чтобы было погромче». Зять Хрущева, главный редактор «Известий» А.И. Аджубей со льстивым восторгом рассказал об этом эпизоде на XXII съезде КПСС. По его словам, «просто здорово было, когда товарищ Н.С. Хрущев однажды, во время одной из провокационных речей, которую произносил западный дипломат, снял ботинок и начал им стучать по столу». Особую «дипломатическую гибкость» Аджубей, вроде бы умный и талантливый человек, усмотрел в том, что «носок ботинка почти упирался в шею франкистского министра иностранных дел, но не полностью». Согласно стенографическому отчету, слова Аджубея сопровождались «бурными аплодисментами», наглядно продемонстрировавшими, до какой степени доходит подобострастное желание угодить «первому лицу». Почему же, несмотря на свои несомненные заслуги, Хрущев уже с начала 60-х годов вызывал не благодарность, а насмешки, презрение и даже ненависть?

Мне кажется, что для демократической интеллигенции главной причиной были повторявшиеся время от времени рецидивы сталинизма, в том числе подавление народного восстания в Венгрии и особенно попытки восстановить партийный и государственный контроль над умами. Для творческих людей, уже хлебнувших свободы после ХХ съезда КПСС, грубое вмешательство самого Хрущева и других некомпетентных партийных чиновников в художественное и научное творчество стало невыносимым. Неприязнь колхозников к Хрущеву была вызвана прежде всего навязыванием им непосильных обязательств по производству мяса и молока, насильственным насаждением кукурузы даже там, где она не могла расти, ограничениями личного хозяйства, сокращением приусадебных участков, лишением личного скота.

Горожане были недовольны повышением цен и перебоями с продовольствием. Партийных и государственных чиновников возмущало самоуправство и самодурство Хрущева, который постоянно «перетряхивал» партийный и государственный аппарат, проводил «партийные мобилизации», отправлял тысячи людей то в отстающие колхозы, то на целину, то на какие-нибудь ударные стройки. Военные были недовольны резким сокращением армии и флота, оставившим их без работы и без обеспеченного дохода. Всех раздражало беспрерывное восхваление Хрущева, его неизвестно чем заслуженные награды, его самомнение и складывавшийся культ его личности, напоминавший культ личности Сталина, но далеко не такой страшный, а потому вызывавший не ужас, а насмешки. Хрущева называли «кукурузником», рассказывали о нем недоброжелательные анекдоты. То, что казалось естественным для Сталина, Хрущеву не прощали. О сталинских дачах на Кавказе и в Подмосковье почти ничего не знали и не вспоминали, а Хрущева упрекали за то, что он построил себе новую роскошную «государственную дачу» на Кавказе, в Пицунде, на берегу моря, посреди рощи редчайших реликтовых сосен. Когда я был в Пицунде, отдыхающие и местные жители показывали мне высокие, глухие бетонные заборы «хрущевской дачи», преградившие им доступ к морю и соснам.

О заслугах Хрущева вспоминали все реже и реже, зато каждый его новый шаг вызывал раздражение и недовольство. Простонародные манеры Хрущева, на которые раньше смотрели с некоторым умилением как на свидетельство подлинного демократизма, теперь стали казаться недостойными главы великой державы. То, что Хрущева «заносит», понимали и его близкие. Супруга Хрущева Нина Петровна с горечью говорила встречавшему её в Ленинграде председателю городского совета В.Я. Исаеву: «Пропадает Никита. Он не может сосредоточиться ни на чем. Одна мысль за другой, а знаний нет. И нет людей, которые держали бы его в руках. Он всем командует сгоряча. И кончит плохо… Пропадет Никита и вреда много сделает».

Я не мог понять, почему Хрущев, несомненно, умный человек с огромным житейским опытом, делает такие глупости: увешивает себя орденами, строит роскошные дачи, стал падок на грубую, беззастенчивую лесть? Я думаю, права дочь Хрущева, Рада Никитична Аджубей, которая, написала: «При нашей системе власти и при нашей системе жизни человек, который оказывается на самом верху, может адекватно воспринимать действительность и себя в этой действительности, пять лет максимум. А дальше – все. Окружение, лесть убедят любого, даже если ты очень сопротивляешься этому, что ты и бог, и царь. Никита Сергеевич очень сопротивлялся вот такому влиянию аппарата. Он не любил ни лесть, ни подхалимаж. Даже в домашнем кругу. А потом – к 63 году – это ушло, и он поверил, что теперь может судить обо всем, его слово – единственно правильное». Хрущев правил страной в два раза больше, чем крайний срок «адекватного восприятия» в 5 лет, причем последние годы совершенно бесконтрольно. Он перестал понимать, что происходит в стране, полностью утратил доверие общества. Это его и сгубило. Такой же процесс умственного и эмоционального упадка мне потом довелось наблюдать еще несколько раз и у других наших правителей. Неограниченная бесконтрольная власть, сосредоточенная в руках одного человека не только порабощает общество, но и приводит к деградации правителя.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Владислав Смирнов, Оттепель, СССР, Хрущев, история
Subscribe

Posts from This Journal “Хрущев” Tag

promo philologist june 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments