Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Профессор МГУ Владислав Смирнов. Инакомыслящие и диссиденты в эпоху Застоя

Владислав Павлович Смирнов (род. 1929) — советский и российский историк, специалист по истории Франции. Заслуженный профессор Московского университета (2012), лауреат премии имени М.В. Ломоносова за педагогическую деятельность (2013). В 1953 году В.П. Смирнов окончил исторический факультет МГУ, затем стал аспирантом, а с 1957 г. начал работать на кафедре новой и новейшей истории исторического факультета МГУ, где прошел путь от ассистента до профессора. Ниже приводится фрагмент из его книги: Смирнов В.П. ОТ СТАЛИНА ДО ЕЛЬЦИНА: автопортрет на фоне эпохи. – М.: Новый хронограф, 2011.



Инакомыслящие и диссиденты

Очень характерной и политически знаменательной особенностью того времени было появление «инакомыслящих» и «диссидентов» – по существу, зачатков политической оппозиции. Инакомыслие являлось скорее эмоциональным состоянием, желанием жить не так, как предписывают «сверху». Диссиденты выдвигали политические требования, добиваясь, в первую очередь, политических свобод. Они организовали «самиздат» – печатали свои произведения на пишущей машинке под копирку, делали фотокопии (ксерокс еще не получил распространения), передавали их «надежным людям» из рук в руки, посылали иностранным корреспондентам. Масштабы «самиздатовских» изданий были очень невелики. Но все же это означало, что в Советском Союзе начала распространяться нелегальная литература.

По авторитетному свидетельству Синявского, «диссиденты в своем прошлом – это чаще всего очень идейные советские люди, то есть люди с высокими убеждениями, с принципами, с революционными идеалами… Это люди, выросшие в советском обществе, это дети советской системы, пришедшие в противоречие с идеологией и психологией отцов». Разочаровавшись в советской системе, они ее отвергали. Самым известным диссидентом был Солженицын. В 1968 г. он написал и опубликовал за границей повести «В круге первом» и «Раковый корпус». В СССР они распространялись в «самиздате». Когда напечатанные в «самиздате» книги Солженицына дошли до меня, я был поражен не только их высоким литературным качеством, но и явно достоверным изображением лагерной жизни, о которой я раньше не имел столь конкретного представления.

В 1969 г. Солженицына, по прямому указанию властей и в соответствии с разработанным в ЦК КПСС сценарием, исключили из Союза писателей, но на следующий год ему, как когда-то Пастернаку, присудили Нобелевскую премию по литературе. На этот раз политический смысл премии был еще более очевиден: наградили диссидента. В отличие от Пастернака, Солженицын согласился ее принять, через корреспондентов иностранной печати в Москве известил об этом весь мир, да еще издевательски добавил, что здоровье позволяет ему приехать в Стокгольм. Этим он заранее отвел любимый аргумент советских властей, которые часто не выпускали деятелей культуры из СССР, ссылаясь на их мнимое нездоровье. Вступив в ожесточенную полемику с властями, Солженицын написал и опубликовал за границей несколько очень резких писем, требуя отменить цензуру, обеспечить свободу слова и печати. Я прочитал их во французских газетах.

В 1973 г. Солженицын закончил и пустил в обращение в «самиздате» самое знаменитое свое произведение «Архипелаг ГУЛАГ». В нем с огромной художественной силой и покоряющей достоверностью изображалась чудовищная система сталинских тюрем и лагерей. Прочитав «Архипелаг ГУЛАГ», мой старый приятель Дементьев сказал: «Главное – и возразить нечего». Мне пришлось с ним согласиться. Сотрудники КГБ установили слежку за Солженицыным, проводили у него обыски, пытались запугать, но многие ему сочувствовали. К.И. Чуковский и М.Л. Ростропович пригласили Солженицына жить на их дачах. В 1974 г. Солженицына все-таки арестовали, но не бросили снова в лагерь, а выслали из СССР. От этого его слава еще более возросла. Для значительной части интеллигенции он стал подлинным «властителем дум». «Архипелаг ГУЛАГ» перевели на многие языки, он формировал представление об СССР на Западе, да и в Советском Союзе.

Еще одно имя стало столь же известным – имя академика А.Д. Сахарова. Он был одним из главных создателей советского атомного оружия, трижды Героем Социалистического труда, лауреатом Государственной и Ленинской премий, но раньше мы о нем ничего не слыхали, потому что все, что касалось атомного оружия, хранилось в глубочайшей тайне. В 1968 г. Сахаров написал свою первую работу на общественно-политическую тему «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». До меня она дошла в виде тусклого перепечатанного на машинке текста. Со многим, что там говорилось, я был согласен, но центральная идея Сахарова – грядущая конвергенция капитализма и социализма в какой-то новый общественный строй казалась мне нереальной.

Как и Солженицын, Сахаров установил постоянный контакт с корреспондентами иностранных газет, и через них пересылал свои выступления за границу, где их немедленно подхватывала и распространяла «большая печать». Мои друзья-физики говорили, что Сахаров – великий, даже гениальный ученый, и мне было как-то досадно, что он бросил науку и занялся правозащитной деятельностью. Эта деятельность, конечно, важна, но, на мой взгляд, еще важнее раскрытие законов природы – область, в которой Сахаров был особо одарен. Он тратил свой талант на правозащитную деятельность, а наука теряла великого ученого. Мои друзья думали иначе.

В одном из своих интервью Сахаров сказал, что «Запад должен избегать действий, которые привели бы к получению СССР военного преимущества». Таким образом, в противостоянии Запада и СССР он встал на сторону Запада. Ничтожный эпизод показал мне, что и другие делают выбор в пользу Запада. Летом 1972 г. мы плавали на байдарках по карельским озерам и случайно встретили еще одну группу байдарок с молодыми людьми. Они спросили, не знаем ли мы, как идет шахматный матч на первенство мира между советским гроссмейстером Б. Спасским и американским гроссмейстером Р. Фишером. Я сказал, что Спасский проигрывает, и в ответ, – к своему несказанному удивлению – услышал громкое: «Ура!» Эти молодые люди «болели» против своей страны за Америку, и тогда мне это казалось очень странным. Теперь, прочитав воспоминания нескольких диссидентов, побывавших в лагерях уже при Брежневе, я узнал, что они мечтали о военном поражении СССР. В лагерях «нас сплачивала готовность вернуться в разрушенную Москву под голубыми знаменами Объединенных Наций», – написал тесно сотрудничавший с Сахаровым философ и правозащитник Г. Померанц. Получается, что эти люди были готовы приветствовать иностранные войска и разрушить Москву, лишь бы избавиться от ненавистной им Советской власти. В любой стране такие намерения и, тем более, действия считались бы государственной изменой.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: XX век, Владислав Смирнов, Застой, СССР, Сахаров, Солженицын, диссиденты, история, самиздат
Subscribe

Posts from This Journal “диссиденты” Tag

promo philologist октябрь 15, 15:20 14
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья! Меня номинировали на профессиональную гуманитарную и книгоиздательскую премию "Книжный червь". На сайте издательства "Вита Нова" сейчас открыто онлайн-голосование на приз читательских симпатий премии. Если вы хотите, то можете меня там поддержать:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments