Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Рудольф Штайнер. Перевоплощение и карма. 2-я лекция, часть 2

Берлин, 30 января 1912 г.

Таким образом, мы попытались сказать нечто о том, что может убедить нас, что жизнь представлений есть нечто связанное с одной инкарнацией между жизнью и смертью. Мы ведь видим также, как мы вступаем в жизнь и усваиваем жизнь представлений. Так не происходит ни с чувственной, ни с волевой жизнью. О том, кто решился бы утверждать, что с ним дело обстоит так же, можно было бы подумать, что он никогда осмысленно не наблюдал развитие ребенка. Стоит только посмотреть на ребенка: какой он еще совсем глупый в смысле жизни представлений, как с помощью своих представлений он вообще не может установить связь с окружающим миром, но как при этом он, напротив, обладает выраженными симпатиями и антипатиями и как у него проявляются волевые импульсы, возбуждающие или успокаивающие.



Та определенность, с которой проявляются импульсы воли, заставила даже одного философа — Шопенгауэра — поверить, что характер человека вообще невозможно изменить в жизни. Это неверно, характер может быть изменен. Но когда мы вступаем в физическую жизнь, дело обстоит таким образом, что приходится сказать: с чувствами и волевыми импульсами все совсем не так, как с представлениями, но мы вступаем в инкарнацию с совершенно определенным характером наших чувственных переживаний и волевых импульсов. При правильном наблюдении мы могли бы уже догадаться, что у нас в наших чувствах и волевых импульсах заложено нечто, приносимое нами из прежних воплощений. Но возьмите это все в виде чувствующей памяти в противоположность памяти представлений в пределах одной жизни.



На практике нельзя придавать значение только воспоминаниям-представлениям. Все, что мы развиваем в жизни представлений, не может привести нас к тому, что вызвало бы такое впечатление, которое сказало бы нам, если бы мы его правильно поняли, следующее: в тебе есть нечто, что вступило в эту инкарнацию с твоим рождением. Тогда мы должны выйти за пределы жизни представлений, и тут воспоминание становится чем-то иным. Примеры я уже приводил. Как мы вспоминаем? Мы вспоминаем не так, что просто представляем: это было в нашей жизни случайно, с тем мы столкнулись, мы были в такой-то жизненной ситуации, мы ее покинули и так далее. Мы не можем остановиться на представлениях, но должны оживить их, сделать подвижными, как если бы перед нами стоял образ некоей личности, которая хотела всего этого, которая хотела этого нашими желаниями, волевыми импульсами, внутренними переживаниями и так далее. Мы должны вжиться в это хотение. Таким образом, это совсем иное вживание, нежели вживание в жизнь представлений при воспоминании; это вживание в иные душевные силы, если можно употребить такое выражение.



Эта практика развивать некое душевное содержание, желая, хотя, вожделея, - а она была известна и применялась во всех оккультных школах, это была общая оккультная практика - хорошо объясняется и понимается при помощи того, что мы можем сказать на основе антропософского или иного познания о жизни представлений, чувств и воли. Итак, ясно скажем себе, что на основе определенных содержаний жизни чувств и жизни воли мы должны развить нечто такое, что в какой-то мере подобно представлениям-воспоминаниям, однако в то же время не останавливается на одних представлениях, но дает нам возможность развить другой род памяти, а именно такой, который постепенно выведет нас за пределы жизни, заключенной между рождением и смертью в одной инкарнации.



Нужно особенно подчеркнуть, что путь, описанный здесь, является абсолютно надежным и благим, но он требует самоотверженности. Легче по каким-либо внешним причинам вообразить себе, что ты был в предыдущем воплощении Марией-Антуанеттой или Марией Магдалиной или кем-то еще. И труднее прийти описанным способом к картине того, чем ты был на самом деле, исходя при этом из присутствующего в душе, из действительно присутствующего. Это требует самоотверженности прежде всего потому, что обычно человек испытывает достаточно сильное разочарование. И если бы кто-то сказал, что все это может быть самообманом, то следовало бы ответить, что и в отношении своих воспоминаний можно измышлять нечто, не соответствующее истине. Все это несерьезные возражения. Ведь сама жизнь дает некий критерий для отличения воображения от фантазий.



В одном южнонемецком городе мне сказали однажды, что все, изложенное в моем «Очерке тайноведения» может основываться на простом внушении, подобно тому как существуют другие очень живые внушения, когда доходят даже до того, что человек не пьет лимонада, а только живо представляет себе лимонад и чувствует вкус лимонада во рту. Если возможно такое, то отчего бы не быть возможным - так подумал тот, кто задавал мне вопрос, — что и изложенное в «Очерке тайноведения» также основывается на внушении? Теоретически такое возражение можно принять. Но жизнь заставляет подумать вот о чем: если кто-то думает показать на примере с лимонадом, насколько сильно может действовать внушение, на это можно возразить, что он не продумал пример до конца; нужно попробовать не просто представить себе лимонад, а утолить воображаемым лимонадом жажду — он увидит, что это не получится.



Важно всегда доходить до конца в осмыслении нашего опыта. Но это происходит не в теории, а познается лишь непосредственно в самой жизни. И с какой точностью мы знаем, что пережили нечто, что всплывает из представлений-воспоминаний о жизни, с такою же достоверностью выступает и то, что из глубин души всплывают те волевые импульсы, которые мы вызываем относительно случайного и нехотевшегося и которые всплывают в виде образа нашей прежней земной жизни с такой же необходимостью, что и представления-воспоминания. И тому, кто все-таки будет говорить, что это может быть игрою воображения, мы не можем ничего доказать, как нельзя привести никаких теоретических доказательств того, что многие люди, по их убеждению, испытали, а на самом деле определенно не испытывали, или того, что с ними в действительности было. Как нельзя теоретически доказать одно, так нельзя теоретически доказать и другое. Итак, положение тут точно такое же, как и в жизни в пределах одной инкарнации.



Мы показали, что прежняя жизнь посылает свет в нынешнюю земную жизнь, что мы на самом деле обладаем возможностью путем старательного развития души создать у самих себя убеждение — не только теоретическое убеждение в реальности перевоплощения, но и практическое убеждение в том, что в нас находится подверженная реинкарнации душевная сущность, о которой мы доподлинно знаем: она есть нечто, уже бывшее на земле прежде. Но все же в нашу жизнь входят и переживания совсем иного рода, о которых мы не можем сказать, что они входят в нашу жизнь подобно воспоминаниям о прежней земной жизни. В самом деле, есть такие переживания, относительно которых нужно сказать: в том виде, в каком они выступают перед тобою, они не могут быть объяснены из твоей прежней жизни! Сегодня мы укажем лишь на один род таких переживаний. И начну я с типичного примера. То, что я привожу здесь в качестве примера, может происходить ста или тысячью разными способами, но то, что происходит, в любом случае сходно с тем, что я приведу в качестве типичного примера.



Возьмем человека, который идет где-нибудь в лесу, причем шагает задумавшись и потому забыл, что идет по лесной дороге, непосредственно прилегающей к глубокой пропасти — стоит сделать несколько шагов в сторону. Я хочу представить это именно таким образом; так это вполне могло происходить, и очень похожий случай мне известен — я уже приводил этот пример в другой лекции. И вот, человек чем-то очень увлечен и, углубившись в раздумья, подходит близко к пропасти, причем идет так быстро, что всего два-три шага, и он не сможет удержаться, свалится вниз — его жизни придет конец. Но в тот момент, когда он готов сделать эти роковые шаги, он слышит голос: «Остановись!» Голос производит на него такое впечатление, что он останавливается как вкопанный. Он думает, что здесь есть кто-то, кто его спас — ведь он уже понял, что его жизни настал бы конец, если бы его не остановили таким образом. Он осматривается по сторонам — и никого не видит.



Человек, мыслящий материалистически, скажет: по каким-то причинам в глубине души этого человека возникла слуховая галлюцинация, и то, что человек благодаря этому был спасен, есть просто счастливая случайность. Но можно объяснить это иначе, по меньшей мере можно высказать такое предположение. Я сейчас просто приведу это иное объяснение, так как это можно рассказать, но не доказать. Можно сказать себе: в этот момент, когда ты пришел к кармическому кризису, процессы, происходящие в духовном мире, по сути дела, даровали тебе твою жизнь. Если бы все шло так, как шло, а этого события не случилось, твоя жизнь закончилась бы. А теперь словно некая новая жизнь добавлена к прежней. Эта новая жизнь — своего рода подарок, и ты должен теперь благодарить за свою жизнь силы, стоящие за раздавшимся голосом!



Такие переживания могли бы испытать многие, многие люди нашего времени, если бы занимались настоящим самопознанием. Ибо в жизни многих, многих людей нашего времени такие события происходят. И дело не в том, что с людьми не бывает таких событий, а в том, что люди не обращают на них должного внимания, проходят мимо них. Ведь подобное может происходить не обязательно с такой ясностью, как в описанном случае, но и так, что при обычной своей невнимательно¬сти люди могут проходить мимо таких событий. Я когда-то говорил о том, в какой значительной мере люди могут не замечать того, что происходит в их непосредственном присутствии. Характерным примером того, как люди не обращают внимания на происходящее вокруг, является следующий случай.



Я знал одного школьного инспектора, который жил в стране, где был введен закон, что учителя пожилого возраста, не сдававшие определенных экзаменов, должны были подвергаться дополнительной аттестации. А этот школьный инспектор был весьма гуманным человеком и сказал себе: ну, этих молодых, которые только что сами закончили учебу, можно спрашивать обо всем; но спрашивать пожилых людей, которые работают уже по двадцать-тридцать лет, так же, как молодых, это жестоко, этого делать нельзя. Лучше я буду задавать им вопросы по тому материалу, что есть в книгах, по которым они учат детей из года в год. И что же оказалось? Большинство не знало ничего из того, что они сами преподавали своим ученикам! А ведь это был такой экзаменатор, о каких говорят: уж он-то умеет вытянуть из человека все, что тот знает!



Это только пример того, как бывают невнимательны люди в отношении происходящего вокруг них, даже когда речь идет о них самих. Поэтому не стоит удивляться, что в жизни многих, многих людей можно найти примеры, подобные только что приведенному. Лишь при настоящем, чутком самонаблюдении можно обнаружить событие, подобное вышеописанному. Если же испытать по отношению к этому событию истинное благоговение, то, возможно, возникнет совершенно особенное чувство, такое чувство, что жизнь подарена тебе в этот день и что с этого дня ее нужно использовать особенным образом. Это благое чувство, и оно действует подобно процессу воспоминания, когда человек говорит себе: ты был в состоянии кармического кризиса, твоя жизнь должна была закончиться! Если человек погрузится в это благоговейное чувство, тогда придет нечто, выступающее поначалу в том, что он скажет: это не такое представление-воспоминание, каких я испытал в жизни немало, это что-то совершенно особенное!



В следующей лекции я скажу вам более точно о том, что сегодня можно только кратко наметить. Ибо в том виде, как это сейчас означено, один великий посвященный нового времени испытывает, кого он может считать способными стать его последователями. Ведь те вещи, которые должны включить нас в состав духовного мира, сами исходят из духовных фактов, происходящих вокруг нас, или же из правильного понимания этих фактов. И такой голос, который нередко приходится слышать многим людям, не должен рассматриваться как галлюцинация, ибо этим голосом сам вождь, которого мы называем Христианом Розенкрейцем, обращается к тем, кого он избрал из множества других людей как своих возможных последователей. Таким образом, зов исходит от индивидуальности, о которой мы еще будем говорить — она жила в XIII в. в особой инкарнации, — так что человек, переживающий нечто подобное, может видеть в этом примету, опознавательный знак, благодаря которому он может найти себе место в составе духовного мира.



Может быть, немногие смогут обратить внимание на этот зов. Но антропософия будет трудиться над тем, чтобы люди обратили внимание на такой зов, если не сейчас, не в этой инкарнации, то хотя бы позднее. Для большинства людей, переживающих нечто подобное, дело обстоит так, что тот процесс, который можно описать следующим образом — к человеку подходит тот посвященный, который решил, что этот человек может принадлежать к его течению, — этот процесс происходит не в период инкарнации, а в жизни между смертью и теперешним рождением; это является указанием на то, что нечто происходит в жизни между смертью и следующим рождением и что эти процессы важны, даже важнее тех, что происходят между рождением и смертью. Может быть и так, а в отдельных случаях точно бывает так, что некоторые принадлежащие к Христиану Розенкрейцу люди были определены для этого еще в предшествующем воплощении. Но для большинства это предназначение, отражающееся в таком событии, состо¬ялось в их последней жизни между смертью и новым рождением.



Я говорю это не для того, чтобы поведать нечто поразительное, и не для того, чтобы рассказать об этом событии, но по особой причине. И я хотел бы обратить внимание еще на одно — исхожу из опыта, который я имел неоднократно в нашей антропософской жизни: то, что говорится один раз, легко забывается или помнится не таким, как было сказано. Так случается в нашей антропософской жизни. По этой причине я иногда твержу по нескольку раз важные, существенные вещи не потому, что просто повторяюсь. Потому-то и сегодня я говорю еще раз, что многие люди нашего времени прошли через такое событие, какое было сейчас описано, и то, что они об этом не знают, связано не с тем, что это не так, а с тем, что они не могут этого вспомнить, так как недостаточно внимательны к таким вещам. Поэтому сказанное должно быть утешением человеку, если он будет вынужден сказать себе: я не нахожу ничего такого, значит, я не принадлежу к таким избранным! Но вы можете быть уверены, что в наше время живет бесчисленное множество людей, переживших нечто подобное. Но я хотел лишь предпослать эти слова объяснению истинной причины того, почему я стал об этом говорить.



Такие вещи рассказываются, чтобы снова и снова обращать внимание на то, что мы должны находить связь нашей душевной жизни с духовными мирами с помощью конкретного способа, а не абстрактных теорий и что антропософская духовная наука должна стать внутренней силой нашей жизни, а не просто теоретическим мировоззрением. Мы должны не просто знать, что существует духовный мир и человек к нему принадлежит. Мы должны, проходя по жизни, не просто наблюдать вещи, которые воздействуют на наше чувственное мышление, но внимательно постигать те взаимосвязи, которые показывают нам: ты включен в духовный мир, ты включен в него тем или иным образом.



Итак, мы обращаем внимание именно на такую конкретную включенность, реальную для данного отдельного человека. Другие, вовне, тоже пытаются теоретически обосновать нечто подобное, утверждая, что мир может обладать духовным началом и что человека нельзя рассматривать материалистически, но что он может нести в себе духовное. Наше антропософское мировоззрение отличается от таких воззрений тем, что устанавливает для конкретного человека: ты состоишь именно в такой взаимосвязи с духовными мирами! Мы сможем подниматься все выше и выше, приближаясь к таким вещам, которые покажут нам, как мы должны наблюдать мир, чтобы понять нашу причастность духу великого мира, макрокосмическому.


См. также:
- Рудольф Штайнер. Перевоплощение и карма. 1-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Перевоплощение и карма. 1-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Перевоплощение и карма. 2-я лекция, часть 1

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Штайнер, антропософия, карма, реинкарнация, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist ноябрь 4, 02:34 1
Buy for 100 tokens
Боккаччо Дж. Декамерон: В 4 т. (7 кн.) (формат 70×90/16, объем 520 + 440 + 584 + 608 + 720 + 552 + 520 стр., ил.). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства: ladomirbook@gmail.com; тел.: +7 499 7179833. «Декамерон»…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments