Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Шаландон Ф. Алексей I Комнин: история правления (1081-1118). - СПб.: Евразия, 2017

Шаландон Ф. Алексей I Комнин: история правления (1081-1118). / Пер. с фр. М.Ю. Некрасова. - СПб.: Евразия, 2017. - 432 с.

Книга французского историка Фердинанда Шаландона (1875–1921) посвящена периоду правления императора Алексея I Комнина (1081–1118), первого императора из династии Комнинов. Основанный на большом фактическом материале, этот труд до сих пор остается единственной сводной работой по начальному периоду правления Комнинов, и уже, поэтому заслуживает внимания. Будучи основателем новой династии, Алексей I дал византийской политике то направление, которое она сохраняла в продолжение всего XII века. Его царствование открыло новую эру в истории взаимоотношений между Востоком и Западом. Непосредственной заслугой Ф. Шаландона является разработка фактической истории византийской политики в Малой Азии и реконструкция хронологии всего периода правления Алексея I. На основании анализа всех доступных ученому сведений он воссоздал датировку войн этого императора с италийскими норманнами, с печенегами и половцами на Балканском полуострове, с Иконийским султанатом и отдельными эмиратами турок-сельджуков в Малой Азии. В книге так же скрупулезно анализируется внешняя политика Византийской Империи, в частности, реконструируется хронология взаимоотношений Алексея Комнина и лидеров Первого Крестового похода.



Морозов М.А. ФЕРДИНАНД ШАААНДОН И ЕГО КНИГА ОБ АЛЕКСЕЕ I КОМНИНЕ

В нынешнее время Византийская империя все чаще становится объектом внимания не только специалистов-византинистов, но и людей, никак не связанных с исторической наукой. И это вполне понятно, поскольку интерес к истокам русской цивилизации и культуры не ослабевает, и даже имеет тенденцию к росту. Однако на фоне этого процесса общие представления о византийской цивилизации остаются весьма туманными, в результате чего возникают многочисленные мифы, которые благополучно уживаются в наших головах с немногочисленными воспоминаниями из школьного или университетского курса истории. Поэтому у широкого круга людей эта империя ассоциируется с одной стороны с православием, которое благодаря политике Византии благополучно утвердилось на Руси в X в., а с другой — с постоянными дворцовыми интригами, в результате которых (в основном) в 1453 г. империя была завоевана турками, а на месте Константинополя появился Стамбул.

Византийских императоров чаще всего представляют себе хитрыми и вероломными, но по именам может быть знают лишь Юстиниана и Алексея Комнина, и то больше по художественным произведениям и кинофильмам. Так, последний представляется в духе романа Вальтера Скотта «Граф Роберт Парижский» недостойным правителем, который то и дело обманывал и строил козни против «чистых и благородных» крестоносцев, шедших освобождать Гроб Господень от «неверных». Все это является результатом также и того обстоятельства, что академическая наука, в том числе византинистика, остается занятием узкого круга лиц, и ее разработки весьма редко доходят до широкой аудитории. В связи с этим издание книги Ф. Шаландона об императоре Алексее Комнине в издательстве «Евразия» должно помочь любознательному читателю узнать истинное лицо этого правителя, поскольку данный труд представляет собой хорошее сочетание научного анализа и систематики с одной стороны и прекрасного изложения материала — с другой.

Фердинанд Шаландон родился в 1875 г. в Лионе. Он окончил Лицей Людовика Великого в Париже и в 1895 г. поступил в Школу хартий, где в 1897 г. получил диплом Высших Исследований, а через два года — диплом архивиста-палеографа. В том же 1899 г. был направлен на работу во Французскую школу в Риме, располагавшуюся в Палаццо Фарнезе. Но уже в 1901 г. молодой ученый вернулся в Париж. Фердинанд Шаландон изначально зарекомендовал себя не только кабинетным ученым. Те два года, которые он провел в Италии, наполовину были заполнены поездками по стране и изучением архитектурных памятников Средневековья. Посвятив себя исследованиям норманнского владычества на юге Италии, исследователь постоянно ездил в Неаполь, Калабрию, Апулию и Сицилию. Одновременно он занимался изучением письменных документов той эпохи в монастырских библиотеках и архивах. Результатом этих поездок и исследований Ф. Шаландона становится его капитальный труд «История норманнского господства в Италии и Сицилии» (вышедший в 1907 г.), посвященный становлению и развитию Норманнского королевства и охватывающий период с 1016 по 1194 г. В нем история королевства реконструировалась на основе привлечения и анализа новых, найденных ученым в Италии Архивных материалов.

Некоторые из них впервые были им опубликованы на страницах данного исследования. К тому же, Ф. Шаландон во многом уточнил хронологию норманнских завоеваний и периодов правления правителей Южной Италии. Ученая общественность высоко оценила работу историка, и в 1909 г. этот труд получил от Французской Академии Большую премию Гобера. Он и по сей день не потерял своего значения и остается важным подспорьем для тех исследователей, кто занимается историей норманнской Италии. Одновременно с этим Ф. Шаландон специально занимался изучением южноитальянских монет эпохи норманнского господства. В результате этих исследований в 1903 г. появилась монография «Нумизматика в норманнской Сицилии». В связи с этими исследованиями Ф. Шаландон приступил к изучению византийской истории. Надо сказать, что здесь он также не изменил себе и скрупулезно собирал и изучал весь известный ему материал источников, как нарративных, так и материальных.

Его замыслом было написать полную историю Византийской империи, начиная со времени Юстиниана Великого. Однако этим мечтам не суждено было сбыться, а после его смерти в 1921 г. в его бумагах было обнаружена рукопись незавершенного тома, который должен был стать исследованием византийской истории до периода Комнинов, и наброски нескольких книг по раннему и позднему византийскому периоду. Одновременно историк занимался и изучением истории Первого Крестового похода, однако основной труд по этой проблематике — «История Первого крестового похода до избрания Готфрида Бульонского» — вышел только после смерти Ф. Шаландона, которая случилась в 1921 г. До конца своей жизни не оставлял он и источниковедческих штудий, занимаясь прежде всего исследованием печатей Византийской империи и стран латинского Востока. Совместно с Г. Шлюмберже он стал автором основательного труда «Сигиллография Латинского Востока», который не потерял своего значения до сегодняшнего дня и используется при исследованиях истории крестоносных государств на Ближнем Востоке.

Однако важнейшие его исследования были связаны с историей Византийской империи при трех первых Комнинах: Алексее I, Иоанне II и Мануиле I (1081-1180). В результате в Париже появились на свет два основательных тома, посвященные данной проблематике: первый — посвященный правлению Алексея I Комнина, вышел в 1900 г., а второй — являющийся непосредственным его продолжением и освещающий политику Иоанна II и Мануила I Комнинов, — в 1912 г. Исследования Ф. Шаландона были весьма благосклонно приняты научной общественностью, и оба тома удостоились от Французской Академии престижной премии Бордена. Впоследствии ученого пригласили написать ряд глав, посвященных норманнскому правлению в Южной Италии и периоду Комнинов в Византии в Кембриджской истории Средних веков. Предлагаемая вниманию читателей первая часть этого исследования Ф. Шаландона, посвященная периоду правления императора Алексея I Комнина (1081-1118), первого императора из дома Комнинов, является в то же время самостоятельным и законченным научным трудом.

Этот труд, основанный на большом фактическом материале, до сих пор остается единственной сводной работой на данную тему, и уже поэтому заслуживает внимания. Ведь Алексей I занимает значительное место как в истории собственно Византийской империи, так и вообще в истории XI и XII вв. Будучи основателем новой династии, этот император дал византийской политике то направление, которое она сохраняла в продолжение всего XII в. Его царствование открыло новую эру в истории отношений между Востоком и Западом, и можно сказать, что для понимания отношений между византийцами и латинянами на протяжении всего данного периода и событий, окончившихся для империи столь трагически в 1204 г., нужно обратиться к первоначальным отношениям между подданными византийского императора и спутниками крестоносных лидеров. С точки зрения истории Византийской империи правление Алексея I также очень важно. Его вступление на престол положило конец той анархии, которая в течение всего XI в. господствовала и особенно благоприятствовала нападениям на империю ее соседей. Алексей возвратил большую часть ее прежней территории и своей политикой подготовил благополучные царствования Иоанна II и Мануила I Комнинов.

Ф. Шаландон изображает деятельность Алексея I как в высшей степени благоприятную для Византии и говорит о том, что ранее первого Комнина на престоле судили с точки зрения его отношений к крестоносцам, не воздавая должного тому делу, которое он выполнил собственно по отношению к своей империи. Достигнув власти при условиях чрезвычайно трудных, когда границы подвергались нападениям со стороны соседей, он сумел дать отпор всем им: норманнам, печенегам, туркам, крестоносцам. Его правление знаменует Фердинанд Шаландон и его книга об Алексее ¡Комнине 9 собой период перехода к стабилизации и остановки в процессе падения Византии. С территориальной точки зрения был даже заметен некоторый прогресс. Император добился этих выгод как переговорами, так и оружием. Алексей был ловким дипломатом. Его сильно упрекали за его политику по отношению к крестоносным вождям, но, по мнению Ф. Шаландона, вероломство последних является более очевидным, чем вероломство Алексея. Однако поскольку книга Ф. Шаландона вышла более столетия назад, и многие вопросы эпохи правления Алексея I были пересмотрены или уточнены, поэтому необходимо сказать, как в современной науке оценивается тот период, изучению которого посвящена данная книга, и кратко выделить те проблемы, которые в историографии последнего времени получили несколько иную интерпретацию.

Прежде всего, новые исследования (из зарубежных историков назовем исследования П. Лемерля, М. Энголда, из отечественных — Г. Г. Литаврина) скорректировали традиционную точку зрения о том, что в XI в. Византийскую империю поразил серьезный системный кризис. Когда в декабре 1025 г. император Василий II умер после почти пятидесяти лет царствования, он оставил империю доминирующей силой на Балканах и Ближнем Востоке, обезопасив границы вдоль линии Дуная, на Армянском нагорье и за Евфратом. Однако последующие пятьдесят лет она вынуждена бороться за свое существование. Со всех сторон на византийские границы усилили натиск внешние противники. Во внутренние районы Малой Азии проникают турецкие кочевники, дунайские провинции империи были заняты еще одними кочевниками, печенегами. К 70-м гг. XI в. остатки южных итальянских фем Византии были завоеваны норманнскими авантюристами. Об этом всем вполне подробно рассказывается в книге Ф. Шаландона. Почти столь же поразительным оказалось восстановление Византийской империи в период правления Алексея I Комнина (1081-1118). Нельзя объяснить всего этого лишь кризисом византийской социальной и экономической систем.

Если мы посмотрим на период византийской истории после смерти Василия II, то увидим, что это были годы политических и социальных потрясений. У Василия детей не было, а потому ему наследовал брат, Константин VIII, который правил всего три года. Теперь выбор правителя зависел от его старшей дочери Зои. В период с 1028 по 1042 г. у нее последовательно было трое мужей, ставших благодаря этому императорами — Роман III Аргир (1028-1034), Михаил IV Пафлагонец (1034-1041) и Константин IX Мономах (1042-1055). Получив даром и приняв как должное мир и стабильность, достигнутые к концу правления Василия II, эти правители империи радикально сократили расходы на постоянную армию и пограничные войска, чтобы ограничить влияние военной элиты провинции, без учета изменившейся внешнеполитической ситуации. Можно утверждать, что этого изменения не понимали и провинциальные военные элиты, озабоченные, как правило, лишь своим положением в империи и взаимоотношениями с правящей кликой и самим императором.

Более глубокие проблемы были в то время заслонены восстаниями в Болгарии в 1030-1040-х гг., вызванными необдуманной налоговой политикой и политическим гнетом. Восстание 1042-1043 гг. под руководством Георгия Маниака, командира имперских войск на Сицилии, быстро прекратилось из-за гибели предводителя, но оно показало, что недовольство провинциальной знати легко может найти поддержку военных. Кратковременное правление Исаака I Комнина (1057-1059), потомственного военного из Малой Азии, показало, к чему идет дело. Хотя империя еще продолжала расширять свои пределы на Кавказе, ее попытки восстановить контроль над Сицилией и Южной Италией провалились. Однако следует признать, что с ослаблением центральной власти в XI в., новые стимулы получило экономическое развитие. Развивается торговля, причем как внутренняя, так и внешняя, интенсивно развивается сельское хозяйство, ориентированное на торговый оборот. Второе рождение переживают в связи с этим ремесленные корпорации и малые города.

Но это было также время культурных и интеллектуальных инноваций и достижений. Активно идет строительство церковных и светских зданий, изобразительного искусства — прежде всего иконописи и книжной миниатюры. Одновременно растет интерес к классическому античному образованию. Ведущей фигурой здесь был Михаил Пселл. Он привнес новую жизнь в практику риторики и утверждал, с некоторой долей преувеличения, что возродил изучение философии в Константинополе. Культурный подъем XI в. предвосхитил собственно Комниновское возрождение. Именно поэтому современные исследователи связывают кризис XI в. не с экономическими проблемами и социальной трансформацией, не с вызреванием феодальных институтов, а с кризисом традиционных институтов власти, основанных на бюрократической централизации, и с противостоянием внутри имперской элиты: между старым константинопольским чиновничеством и новой военной знатью.

В связи с обозначенными выше мнениями по поводу развития византийского общества в XI в., несколько по-иному представляется теперь и политика Алексея I Комнина и его непосредственных преемников, направленная на консолидацию правящей элиты империи. Изменения происходили практически на всех уровнях общественной жизни и самосознания. Исследования А. П. Каждана и П. Магдалино показали, что эти изменения были связаны с развитием семейно-клановых связей, активно поощряемых императорами из дома Комнинов. Уже Алексей I, устроив выгодные браки для всех своих детей, вместе с собой приблизил к участию в управлении империей своих ближайших родственников, мать и брата, а также назначил многочисленных родственников и родственников жены на высокие военные посты. Более того, он возвысил всю эту семейную группу до особого статуса высшей социальной и политической иерархии, предоставляя им высокие титулы императорского происхождения. Однако комниновская эпоха привнесла традиции семейно-кланового общества и в другие сферы жизни, которые традиционно рассматривались как принадлежавшие контролю со стороны государственного аппарата и церкви.

Комниновская элита изначально и в основном являлась военной элитой, ведущие представители которой, включая императоров, осуществляли свою власть в качестве военачальников. Таким образом, Алексей восстановил и еще более увеличил влияние военных кругов и военного идеала, от которых всегда зависели выживание и возрождение империи. Режим, созданный Алексеем I, создал из военной элиты империи коллективную личность и дал ей положение единой группы, чем она никогда ранее не обладала. Столетие политической стабильности, которой этот режим наслаждался, тоже являлось беспрецедентным и находилось в разительном контрасте с периодом 1025-1081 гг., с его быстрой сменой императоров, резкими изменениями политики и администрации, городскими бунтами, успешными дворцовыми переворотами и военными мятежами.

Комнины сталкивались с многочисленными заговорами, особенно в первой половине правления Алексея, но ни один из них не достиг стадии открытого мятежа, а после 1100 г. ни один из них не угрожал наследованию власти в доме Комнинов. Ни разу до 1180 г. император из династии Комнинов не должен был бороться с провинциальными военными мятежами такого типа, который позволил непосредственно Алексею занять престол. Частично это являлось следствием того, что Алексей, Иоанн и Мануил регулярно возглавляли свое войско, а частично — следствием того, что их империю, которая была меньше по размерам, было легче держать под контролем. Но это также во многом должно быть связано с «групповым сознанием» военных магнатов, которых императоры вводили в состав обширного императорского семейства и назначали на высшие военные и административные посты в центре и в провинции.

Однако не следует думать, что это было чисто феодальной системой передачи власти на местах представителям местных династов. Нельзя рассматривать комниновскую военную знать в качестве группы баронов западного образца, которые обладали полномочиями верховной власти в своих провинциальных цитаделях. Все свидетельства источников относительно провинциальных наместников в период 1081—1180 гг. — правления Комнинов — показывают, что они никогда не был и достаточно далекими от двора, чтобы в каком-либо отдельном регионе попытаться создать эффективную основу для своей независимой провинциальной власти. Все же социальная культура Комнинов была культурой придворной. Это и являлось силой того режима, который был создан первым представителем данной династии.

В то же самое время мы должны признать, что книга Ф. Шаландона, посвященная правлению Алексея Комнина в Византийской империи, имеет ряд таких достоинств, которые заставляют исследователей считать этот труд не потерявшим своей актуальности. Некоторые вопросы, разрешенные автором, заслуживают самого серьезного внимания. Так, непосредственной и основополагающей заслугой Ф. Шаландона является разработка фактической истории византийской политики в Малой Азии и реконструкция хронологического остова для всего периода правления Алексея I. На основании анализа всех доступных ученому сведений он воссоздал в целом вполне обоснованную датировку войн этого императора с италийскими норманнами Роберта Гвискара и Боэмунда Тарентского, а также с печенегами и половцами на Балканском полуострове, а также с Иконийским султанатом и отдельными эмиратами турок-сельджуков в Малой Азии. Можно отметить и заслуживающую всяческого внимания реконструкцию хронологической последовательности взаимоотношений Алексея Комнина и лидеров Первого Крестового похода.

В то же время следует сказать несколько слов об определенных историографических новациях Ф. Шаландона, которые в трудах ученых уже XX в. получили свое обоснование. Так, ему удалось вполне обстоятельно показать, что отрицательный образ византийского императора, который сложился в Европе после Крестового похода, не являлся результатом «хитрой» политики Алексея I по отношению к крестоносцам и их вождям, а появился вследствие пропаганды Боэмунда Тарентского, который активно создавал отрицательный портрет этого правителя в 1102-1105 гг., желая организовать коалицию христианских правителей против византийского императора для похода на Константинополь в 1107 г. Таким образом, книга Фердинанда Шаландона является не только своего рода памятником историографической мысли начала XX в., но и добротным, и в то же время увлекательным исследованием непростой эпохи в истории Византийской

империи, которое продолжает быть актуальным в современной византинистике. Его перевод на русский язык будет полезным как специалистам, так и широкому кругу читателей, интересующихся историей этой во многом неизвестной империи и историей крестового движения. Ниже представлена некоторая новая литература по эпохе правления императора Алексея I Комнина. После выхода в свет книги Ф. Шаландона уже прошло столетие, и за этот период в исторической науке появилось немало новых подходов к исследованию периода правления Алексея I Комнина и оценок его деятельности. Поэтому для читателей, которые захотят ближе познакомиться с современными исследовательскими проблемами, связанными с этим императором, в конце библиографии мы приводим список наиболее значимых работ новейшего времени, в которых рассматривается деятельность Алексея Комнина.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: XI век, XII век, Византия, Средние века, история, книги
Subscribe

Posts from This Journal “Византия” Tag

promo philologist december 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment