Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Дмитрий Травин. "«Особый путь» России: от Достоевского до Кончаловского" (2018)

Травин Д. «ОСОБЫЙ ПУТЬ» РОССИИ: от Достоевского до Кончаловского. - СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2018. - 224 с. ISBN 978-5-94380-263-8.

В книге рассматриваются многочисленные теории, представляющие Россию как страну с мессианским призванием, с особым путем в будущее, принципиально отличающимся от стандартного пути модернизации, по которому ранее шли развитые страны мира. В первой части книги анализируются классические теории особого пути, сформировавшиеся в XIX веке и в большей части ХХ столетия (до распада СССР). В том числе славянофильство, евразийство, концепции Ф. Достоевского, Н. Данилевского, К. Леонтьева, И. Ильина, Н. Лосского, Р. Пайпса. Во второй части представлены теории современных авторов: как идеологии, так и научные концепции различных направлений. Большая часть современных теорий особого пути впервые рассматривается как единое целое и подвергается обстоятельному критическому разбору. В заключительной главе второй части предлагается вглядеться в альтернативу – в серьезные научные работы, построенные на представлении о том, что Россия не имеет никакого особого пути, а является европейской страной, вполне способной осуществить модернизацию, несмотря на все трудности, которые с этим связаны.

Книга скоро выйдет - купить ее можно будет здесь: https://eupress.ru/page/how-to-buy



Дмитрий Травин - экономист, социолог, публицист, член Комитета гражданских инициатив, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, научный руководитель Центра исследований модернизации. Лауреат Международной Леонтьевской медали «За вклад в реформирование экономики» (2008). Автор книг "Пути реформ" (1995), "Путинская Россия: от рассвета до отката" (2008), "Крутые горки XXI века. Постмодернизация и проблемы России" (2015), "Просуществует ли путинская система до 2042 года?" (2016) и др.

Дмитрий Травин

…Но с ними не пойду (вместо введения)

Собака лает, ветер носит,
А караван идет,
И караванщик глазом косит —
И на нее кладет. <…>
Бредут без выбора, без цели
Кружным путем своим.
Они собаке надоели,
А уж собака им! <…>
Всего печальней, что собака,
Кляня судьбу свою,
Бредет неправильно, инако, —
Но в этом же строю,
И канет с ними в ту же бездну,
С другими наряду.
Я тоже, может быть, исчезну,
Но с ними не пойду.
Дмитрий Быков


На первый взгляд, это книга о теориях. Но на самом деле она о людях. О нас с вами. О том, почему в определенный исторический момент самые разные социальные теории начинают отражать не столько саму реальность, сколько то, как эту реальность мы желаем видеть. В современной России существует большой спрос на теории особого пути. Проще говоря, на стремление видеть нашу страну совершенно иной, чем другие страны. Количество теорий, выходящих из-под пера разнообразных авторов, просто поражает. Пока не начинаешь их последовательно изучать, трудно даже представить себе, насколько интенсивно трудятся теоретики в данной области. Серьезные ученые и популярные общественные деятели соревнуются друг с другом в стремлении обосновать, почему Россия – не Америка, почему мы не можем считаться европейской страной, почему мы принципиально не похожи даже на соседние западнославянские государства. Для доказательства предлагаемых теоретиками тезисов используются история, география, климат, религия, биология, художественная литература.

Среди теоретиков особого пути не существует единства во взглядах. Сторонники этой концепции есть среди либералов и клерикалов, марксистов и евразийцев. В политическом плане разные группы «особистов» часто не переваривают друг друга. Ведь некоторые из них прямо говорят об особом пути России и гордятся им. А другие ведут речь об особых чертах российской культуры, заведшей нас на гибельный путь, и сожалеют об этом. Каждый смотрит на проблему со своей «колокольни» и не принимает (да, обычно, даже не упоминает в своих трудах) конкурирующих концепций. По всей видимости, отсутствие единства в данном вопросе свидетельствует о слабости аргументов, обосновывающих существование особого пути России, даже в глазах самих исследователей проблемы. Даже друг друга им убедить довольно сложно. Однако при этом у подавляющего большинства творцов анализируемой концепции есть значительное число сторонников, читателей, почитателей.

Современное российское общество не вполне понимает, чем оно принципиально отличается от других современных обществ, и потому люди перебирают самые разные аргументы. Но сближает всех поклонников особого пути то, что им очень хочется найти серьезное обоснование нашего отличия от остального мира. В известной мере это все напоминает картину взросления трудного подростка, которому не удается найти себя в жизни, не удается получить хорошее образование, приложить руки к важному и достойному делу. Под гнетом трудностей подросток просто опускает руки, но, чтобы не потерять уважение к себе, твердит о своей особости, уникальности, неповторимости… О том, что он не может и не должен идти тем же путем, каким движутся другие… О том, что у него в жизни есть собственное предназначение, и окружающие должны, наконец, это понять. Судьба такого человека часто бывает незавидной.

Как справедливо отмечает профессор Александр Оболонский, идея особого пути «как любая легитимация фатальности, оказывает на людей упадническое, деморализующее, обезоруживающее воздействие, подавляя в них потенциал инициативности, желания добиваться перемен к лучшему». «Особый путь исполняет роль наркотика, отвлекающего от болезненных вопросов национальной жизни», – жестко заключает профессор Виктор Шейнис.

Сегодня наша страна сталкивается с реальной угрозой отчаяться, опустить руки и заняться успокоительным мифотворчеством вместо того, чтобы работать над собой. Опасность становится тем сильнее, чем меньше имеется практических возможностей для преодоления кризисных явлений последнего времени. Самое грустное сегодня в России – это не трудности в экономике, не низкий уровень жизни и не проблемы демократического развития. С этими проблемами можно будет справиться, если начать серьезные реформы. Самое грустное то, что комплекс различных неудач устраняет желание двигаться по пути модернизации, но порождает желание конструировать в сознании особый путь, никакого отношения к модернизации не имеющий. Отсюда возникает явление, хорошо знакомое нам по опыту позднесоветской эпохи – творческие люди, не поддающиеся промыванию мозгов, отправляются в эмиграцию: меньшая часть во внешнюю, большая – во внутреннюю. Иными словами, махнув рукой на Россию с ее особым путем, россияне либо стремятся к успеху в иных странах, либо вообще ни к чему не стремятся, не видят никакой долгосрочной перспективы.

Профессор Борис Фирсов предупреждает: «Риторика “особого пути” (для Европы после 1945 года, попросту говоря, исключенная), в цепком плену которой находится ментальность россиян, мешает движению страны к открытому и динамичному социальному состоянию. Не обращать на это внимание – значит жертвовать будущим ради сомнительных, одномоментных выгод, которые заключает в себе возрождение державности и имперского духа, особенно заметное на фоне кризисного переживания истории».

Эта книга, понятно, не может помочь в преодолении апатии тому человеку, который полагает, что с ней ему комфортнее жить. Ведь многие собственные неудачи можно списать на то, что все бессмысленно в стране, идущей по бессмысленному особому пути. Но для того, кто хочет видеть Россию в будущем успешной модернизирующейся страной, эта книга, возможно, окажется небесполезна. Анализ теорий особого пути показывает, что, несмотря на всю популярность подобного подхода, за ним не стоит серьезных фактов. Особый путь – это лишь пессимистический конструкт нашего сознания, рождающийся в кризисные моменты развития. Кто хочет, верит в него, кто не хочет – легко находит аргументы, показывающие, что не стоит опускать руки даже в минуты трудных испытаний. К тому же и богатый зарубежный опыт демонстрирует нам, как самые разные страны, достигшие к настоящему времени серьезного успеха на пути модернизации, искали в прошлом свой особый путь, поскольку попадали в кризисы, из которых, казалось бы, не было никакого выхода.

Эти страны вышли из кризиса, выйдем и мы. Если только не застращаем сами себя до смерти. Не стоит двигаться к бездне, как правильно заметил поэт Дмитрий Быков в стихах, которые взяты в качестве эпиграфа к этой вводной части книги. Не стоит туда идти, поскольку путь этот не объективно нам задан, а искусственно сконструирован нашим отчаянием. Не стоит туда идти, поскольку есть возможность двигаться магистральным путем. Вопросу о том, почему у нас действительно есть такая возможность, и посвящена в первую очередь эта книга.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Дмитрий Травин, Достоевский, Россия, книги, русская идея
Subscribe

Posts from This Journal “Дмитрий Травин” Tag

promo philologist june 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments