Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Юрий Боровиков: Задача Новгородского университета – стать ключевым ресурсом развития региона

Беседа публициста Николая Подосокорского с исполняющим обязанности ректора Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого Юрием Боровиковым.

Юрий Сергеевич Боровиков родился в 1978 году. Доктор технических наук (2014), профессор (2015), лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники для молодых ученых - научный руководитель авторского коллектива (2017). Автор и соавтор более 110 научных учебно-методических работ, в том числе 7 учебных пособий и 15 патентов на изобретения. В 2014-2017 годах - проректор по образовательной деятельности Томского политехнического университета. С ноября 2017 года исполняющий обязанности ректора Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого (НовГУ).




- Юрий Сергеевич, в разных интервью Вы подробно и откровенно рассказали о своей семье, увлечениях (См. беседу с Сергеем Пухачёвым), работе в ТПУ и о том, как приняли предложение возглавить Новгородский госуниверситет (См. беседу с Игорем Свинцовым). Я же задам вопрос о социальной среде, в которой Вы оказались после 22 лет жизни в Томске. Что Вас удивило или поразило в новгородцах? Чем, на Ваш взгляд, современные новгородцы отличаются от тех же томичей в плане мировоззрения, коммуникации, особенностей поведения?

- Да, действительно, уже стремительно пролетели десять месяцев с того момента, как я приехал на постоянное место жительство в Великий Новгород. За этот, пусть и короткий, период я почувствовал людей и настроения в городе и регионе. Спасибо руководителю области Андрею Сергеевичу Никитину, что приглашает на выездные заседания правительства – это очень большая практика, и я понимаю теперь, что в районах происходит через такого рода повышение квалификации. С Томском Новгород, наверное, не совсем корректно было бы сравнивать. Томск – город уникальный, с точки зрения того, что как таковых томичей нет – там почти все откуда-то приехавшие.

- У нас то же самое, но есть такое понятие, как «гений места». Человек может родиться где угодно, но когда он приезжает на новое место, оно неизбежно начинает на него влиять. В этом смысле история Новгорода также воздействует на всех, кто в нем живет, независимо от того, когда и откуда они приехали.

- Да, я к этому и хотел подвести. В Томске, как нигде, видна проточность, особенно, студенчества, то есть студенты, преимущественно, приезжие. Это город студентов, и многие выпускники университетов, особенно наиболее сильные из них, стремятся остаться в этом городе, и так получается поколениями. Что узнал я за этот период о Новгороде: в Великую Отечественную войну просто трагедия произошла, жителей практически не осталось в городе, и, так получилось, что в послевоенные годы много появилось приезжих. Нужно было осваивать, восстанавливать город, территорию заново поднимать – и в этом-то есть как раз схожесть, что какой-то слой первичный – он приехал.

- Понаехавшие.

- Да, это можно было услышать, но я, на самом деле, ни разу не слышал такого в свой адрес.

- «Варягом» Вас тоже не называли?

- Не слышал я такого. Может, где-то за глаза и называли, хотя это вообще звучит очень необычно для Новгорода – здесь ведь варяги, собственно говоря, и осваивали всё.

- Но какую-то специфику Вы увидели в людях, которые здесь живут?

- Может быть, это субъективная точка зрения, но у меня в голове отложилось, что многие люди здесь считают вообще безнадежным положение Новгорода в части его географического нахождения между двумя этими магнитами-мегаполисами. Просто безнадёга капитальная, ну ничего здесь не произойдет, все будут высасывать отсюда ресурс, в первую очередь человеческий. Условно говоря, человек более-менее голову поднял, стал профессионалом, его через какое-то время с руками-ногами отсюда заберут.

Это касается любой сферы – будь то инженерия, медицина, педагогика – забирают в Петербург, в первую очередь. Там зарплата на старте в 1,5-2 раза больше. И человек всё бросает и вынужден ездить из района в Петербург: отдежурит там несколько смен очень хороший врач или даже младший медицинский персонал, и потом возвращается, поскольку здесь у него семья. И у людей эта безнадежность сквозит какой-то красной линией. Считаю, что, в том числе, это задача и университета – сломать эту неправильную, на мой взгляд, поведенческую и психологическую линию и показать, что все-таки Новгород – это прекрасный город, комфортный для проживания, комфортный для детей и раскрытия их возможностей. Ведь открываются новые и современные детские сады и школы, выглядят они прекрасно. В них, конечно, есть над чем поработать, например, с точки зрения педсостава, но это тоже задача, в том числе и университета.

- В связи с капитальной безнадёгой, о который Вы сейчас сказали и которую я сам тоже чувствую, спрошу: в каком состоянии находился Новгородский университет, когда Вы стали исполняющим обязанности его ректора? Отмечу, что в последнем Национальном рейтинге университетов НовГУ занял аж 160-е место. Ввиду того, что вузов в целом по стране осталось не так уж много, эти цифры, мягко говоря, не утешительные. Причем самые низкие отметки наш вуз получил по направлениям "образование" (181-185 место) и "социализация" (194-195 место). Как Вы считаете - это объективная оценка его уровня? У нас всё, действительно, так плохо с образованием и социализацией?

- В целом, не бывает объективных рейтингов, любой рейтинг – это субъективный инструмент, он содержит тот или иной набор критериев: в одном рейтинге организация занимает одну строчку, в другом другую. И в последнее время мы даже на международном уровне видим, что могут быть колоссальные броски университетов: один год находится на очень высоком положении, потом раз, изменили какой-то небольшой пункт, винтик подкрутили или шестерёночку, инструмент поменялся – и университет сразу на две сотни провалился.

Если говорить про Новгородский университет, то он находится в режиме некоторого ожидания. Вы знаете, как говорят: есть холодный или горячий резерв. На мой взгляд, здесь все-таки больше горячий резерв, и есть возможность этот университет развить по тем или иным направлениям, так называемым точкам роста, – пестовать то, что растет. Они есть, эти точки роста. С тем же, что образование прямо на совсем таком плохом счету, я бы не согласился. Хотя проблемы есть, и, в первую очередь, с кадровым составом - это надо признать.

Собственно первые дни моей работы в том и заключались, чтобы получить более-менее объективную оценку количественного и качественного состава научно-педагогических работников. Увидел, что профессура имеет уже преклонный возраст, ее надо максимально поддерживать и сделать так, чтобы она сумела молодежь как-то к себе подтянуть. У многих профессоров, которые работали со мной в последнее время, я спрашивал: кто у них за спиной, где их ученики, где аспиранты, где молодые кандидаты наук? В целом же всё совсем не безнадежно. Да, есть сложности, но мы их постепенно исправим.

- С какими проблемами в вузе Вы еще столкнулись?

- Вторая проблема также связана с кадрами – это отсутствие не то что финансовых, а даже нефинансовых научных результатов. Я имею в виду в нужном количестве защиты диссертаций, в нужном количестве качественные публикации высокого уровня, которые индексируются в международных базах. Это сейчас является своего рода мерилом результативности. Третья проблема связана с масштабом вуза. Для Вас не секрет, как для выпускника НовГУ, что в университете обучалось 22 тысячи студентов – это было не так давно, всего 7-8 лет назад. А сейчас у нас около 9 тысяч студентов, если посчитать всех.

- И с чем связано такое резкое сокращение числа студентов?

- Я думаю, что тут повлияли и контрольные цифры приема - имею в виду бюджетное финансирование, которое снижалось…

- Но бюджетное финансирование снижалось, прежде всего, из-за снижения качества образования? Получается, это такой замкнутый круг?!

- Чиновники посмотрели на рейтинговые позиции, но на самом деле они ориентируются на инструмент, который называется Мониторинг, и там они делают срезы по всем направлениям деятельности. Статистика показывает, что те же 7-8 лет назад у нас пропорция была такая: 50% ребят – это те, которые приехали в Великий Новгород из разных регионов, точнее из макрорегиона Северо-Запад (Мурманская, Псковская, Архангельская, Ленинградская области), но также из Московской, Тверской и других областей. Что происходило в 2017 году? Уже 89% поступило выпускников школ Новгородской области и 11% приезжих. В 2018 году вместо 89 стало 75%.

- О чем говорят эти цифры?

- Они говорят о том, что Новгородский университет был неинтересен абитуриентам из ближайших регионов страны, и это сокращало возможность естественного отбора, снижало средний балл ЕГЭ. Новгородскими же выпускниками университет воспринимался как запасной аэродром. Я считаю это большой проблемой, и мы будем стремиться к тому, чтобы проточность у нас была достаточно высокой. При этом нужно максимально создать условия, чтобы ребята, которые лучше остальных учились, не уезжали из Великого Новгорода после окончания обучения. А это возможно только посредством создания интересных образовательных программ и рабочих мест, и вот здесь будет наша совместная работа с региональной властью.

То, что мы делали в последнее время, с этим как раз связано. Например, мы одержали победу в конкурсе на создание инжиниринговых центров. Инжиниринговый центр Новгородского университета носит название радиоэлектронного прототипирования. Появились рабочие места с очень приличной заработной платой. Честно признаюсь, это не такая легкая прогулка – персонал там сформировать. Пришлось подыскать руководителя этого инжинирингового центра. Им должен был стать человек, не только понимающий в радиоэлектронике и имеющий опыт реализации проектов, в том числе и на предприятиях ОПК, но и обладающий навыками предпринимателя. Потому что у нас по этой линии есть обязательства перед государством, согласно которым мы должны показать софинансирование, объемы выпущенной продукции должны наращиваться каждый год. Это непростая задача.

- Вы уже десять месяцев возглавляете университет. Что Вам и Вашей команде удалось сделать за это время, если выделить только самое главное?

- Если говорить кратко, то я бы выделил три важных момента. Первый эффект – он больше такого кумулятивного характера, его можно сформулировать так: университет постепенно становится ключевым ресурсом в социально-экономическом развитии региона, одним из ключевых. Губернатор и его команда приняли концепцию «Город-Университет», прошло несколько стратегических сессий на площадках вуза по выработке решений в той или иной сфере. И я считаю, самый главный момент заключается в том, что университет стал заметен, его правительство Новгородской области видит как опору для себя, для развития региона.

Второй момент – университет стал проектно-технологической площадкой. Что я имею в виду? Это открытая фабрика пилотирования проектов Национально-технологической инициативы. Сейчас мы ведем работу по открытию офиса цифровой экономики. Это все дало возможность разработать комплексные проекты. Допустим, такой проект, как технические средства реабилитации лиц с ограниченными возможностями. Здесь региональная власть и университет объединились в тандем, и был создан медико-реабилитационный кластер в регионе.

Мы сформулировали проект, пошли на конкурс университетских центров НТИ. Сейчас работаем в паре с казанским Иннополисом над реализацией этого проекта. За нами сугубо эта область, кажущаяся маленькой, но реально здесь и региональная медицина, и радиоэлектроника, и материаловедение – то, что было в городе, и в чем есть потенциал. Поначалу это реабилитация, а дальше здесь может и туристическая составляющая подключаться. Кроме того, Вы знаете, что сейчас проводятся чемпионаты для лиц с ограниченными возможностями по разным направлениям, так называемый кибатлон. Про центр радиоэлектронного прототипирования я уже сказал – он также относится ко второму (проектно-технологическому) блоку.

Ну и третий эффект – становление университета в качестве коммуникационной площадки для участников не только региональных, федеральных, но и международных мероприятий. Мы делали с коллегами всё, чтобы университет постепенно переходил в разряд вуза-форума. Мы предоставляли свою площадку власти, бизнесу, общественности, академической, творческой интеллигенции для проведения разного рода мероприятий, и я просто уверен в том, что, так или иначе, это оказывает влияние на развитие университета и региона в целом. И неспроста наши победы – нас замечают, о нас начинают говорить. Мы первые в стране включились в инициативу АСИ - Университет НТИ. Да, может быть, мы шишек больше набьем, чем другие, но зато мы пошли по этому пути целенаправленно.

Вчера я разговаривал с представителями Открытого университета Сколково, так они говорят о том, что да, ребята-то сильные, на самом деле, есть. У них где-то, может быть, базиса не хватает для развития какой-то своей проектной деятельности, но мы уже качнули молодежь в эту сторону. Потом и взрослые подтянутся, и станет понятно, что по-другому жить нельзя. То есть вот эти студенты, которые на выходных интенсив Университета НТИ проходили, жить по-другому не смогут – они будут приходить в аудиторию и постепенно станут требовать организации совершенно другого образовательного процесса. И это важные качественные изменения.

- А что Вы можете сказать об увеличении финансирования НовГУ? Ведь понятно, что многие проблемы, которые были и есть у вуза, связаны с недостатком денежных средств. Есть какие-то подвижки в этом направлении?

- Здесь надо пояснить, что выигранные конкурсы – это дополнительные финансы. Например, инжиниринговый центр – это 139 миллионов рублей бюджетного финансирования. Университет НТИ – это около 10 миллионов – да, это небольшие денежные средства, но все равно приходящие в университет; мы их потратим на освоение лучших онлайн-курсов ведущих университетов нашими студентами и на академическую мобильность.

- Но это будут онлайн-курсы не только Высшей школы экономики?

- Нет, не только. Это будут, в том числе, и зарубежные вузы. Всё будет зависеть от потенциала каждого из ста слушателей Университета НТИ, выстроенных ими индивидуальных траекторий. Кроме того, в этом году мы пошли по пути увеличения цифр набора на коммерческой основе студентов по ряду направлений. Традиционно у нас особенно востребована медицина. Мы прекрасно понимаем, что это потребует расширения площадей, материальной базы, ну и, самое главное, кадров. Мы взвесили с коллегами наши возможности и будем, я повторюсь, развивать, в первую очередь, те направления, которые уже востребованы и растут. Сейчас, к примеру, критически требует расширения наше отделение стоматологии. Мы его расширим – добавим туда 200-250 м² площадей. Наша задача по всем направлениям – привлечь в университет дополнительные ресурсы.

- Открытие в НовГУ кафедры теологии наделало много шума в социальных сетях. Некоторые увидели в этом дополнительные признаки клерикализации высшего образования. Как далеко может зайти взаимодействие вуза с различными религиозными организациями, включая РПЦ?

- Да, 1 августа мы открыли кафедру теологии, она пока не имеет набора, потому что сейчас идет процесс подготовки документов для лицензирования. Но у меня очень четкое представление о том, что эта кафедра будет готовить специалистов не только для духовного служения, но, может, в первую очередь, государственных гражданских служащих, которые способны проводить экспертизу в данном вопросе, мониторить состояние развития религий, понимать, что происходит в этой области и давать рекомендации людям, принимающим решения.

И Вы знаете, когда у нас были первые контакты с митрополитом, уже здесь, на территории университета, в Антониевом монастыре, - а митрополит владеет информацией по выпускникам, - он мне рассказывал, что, допустим, вот этот человек из выпускников Новгородской духовной семинарии достиг на государственной гражданской службе таких-то высот. И я считаю, что нам нужно по этому пути идти.

- А здесь нет угрозы светскому характеру образования?

- Я совершенно этого не вижу, и сейчас в своих словах как раз хотел подчеркнуть, что это такое паритетное начало, и как раз экспертиза, может быть, и будет главной. На эту кафедру заведующим мы привлекли профессора Томского государственного университета, он же работал заведующим кафедрой в Томском государственном педагогическом университете, он специалист в этой области. Он уже здесь и коллектив сформировал из сотрудников, которые работали в этом направлении.

- Как выпускника исторического факультета НовГУ меня особенно волнует будущее исторического образования в Новгороде. Я не раз писал о его деградации в последние 10-12 лет - это касается сокращения числа кафедр, преподавательского состава, количества студентов, ликвидации диссертационного совета и, в конце концов, самого факультета как административной единицы - теперь вместо него действует небольшое отделение с двумя кафедрами. Понятно, что все это произошло еще до Вашего прихода в университет, но есть ли планы возродить полноценный исторический факультет и усилить историческое направление в вузе в ближайшем будущем?

- Вы затронули больную тему, но, на мой взгляд, она же является и точкой опоры в развитии вуза. Историческое и археологическое образование здесь по праву было базовым. Вся ретроспектива говорит о том, что нужно это развивать как бренд. Если мне доверят руководить этим университетом и дальше, я по максимуму приложу усилия, чтобы историческое направление начало подниматься. Кстати говоря, в этом году 62 человека на это направление набрано, как в хорошие времена. По сравнению с прошлым годом набор увеличился в два раза, то есть уже что-то в лучшую сторону продвигается.

Что касается административных единиц – действительно, факультетов в университете некоторое время назад не стало - коллеги посчитали по каким-то причинам, что лучше ввести отделения. Думаю, в ближайшее время мы будем жить в такой архитектуре: институты и кафедры. Но я, честно говоря, за крупные и сильные кафедры. На мой взгляд, кафедра, где всего 1,5 ставки, – это просто какая-то насмешка. Кафедра должна быть полноценной, она должна быть единицей, которая способна давать экспертизу по тому или иному направлению. А если там, условно, нет людей, то какая это может быть экспертиза и наука без обмена мнениями? Так что я за сильные институты и сильные кафедры.

- Знаю, что Вы инициировали создание Ассоциации выпускников Новгородского университета. Расскажите подробнее об этом проекте, его миссии и о том, в какой стадии становления он сейчас находится.

- Убежден, что основной гордостью университета являются его выпускники, то есть те люди, которые окончили этот вуз и дальше в своей профессиональной, повседневной, творческой деятельности добиваются тех или иных результатов. Кто-то стал всемирно известным художником, кто-то публицистом, кто-то материаловед высочайшего класса, кто-то врач от Бога – это те люди, которые приносят университету славу. Поэтому я бы очень хотел, чтобы у Новгородского университета на системном уровне была выстроена работа с выпускниками. Их нужно знать, сопровождать, содействовать где-то их карьерному продвижению, и в то же время рассчитывать на всемерную поддержку с их стороны своей Альма-матер.

- Может быть, кто-то из выпускников был бы не против и финансово помочь вузу – вопрос, в какой форме это делать?

- Да, и ради этого мы в августе 2018 года получили свидетельство о регистрации фонда целевого капитала Новгородского университета. Я, конечно, не питаю каких-то иллюзий, что у нас там миллиарды долларов появятся, как у североамериканских вузов, но, думаю, определенную денежную сумму мы соберем в эндаумент-фонд университета и вообще будем нижайше благодарны любому взносу, любому меценату, который кстати может и не быть выпускником. Не так давно мы разговаривали с управляющим Сбербанком по региону Д.В. Жоровым о том, чтобы структура Сбербанка взяла этот фонд целевого капитала под своё управление. Проценты от доходной части мы могли бы использовать для поддержки талантливых студентов и преподавателей, учредив соответствующие стипендии от Ассоциации выпускников. Мы сейчас с коллегами ведем соответствующую работу по ее организации, там есть несколько форм.

- Когда эта Ассоциация заработает?

- Думаю, не позже ноября 2018 года. Мы сейчас формируем те инструменты, через которые она будет действовать.

- А как Вы относитесь к идее создать при институтах или при кафедрах консультативные или общественные советы, куда бы вошли, в том числе, и выпускники этих подразделений?

- Я вообще считаю, что консультативные советы - это плюс. Сейчас мы замыслили с коллегами создание так называемого стратегического совета университета – по замыслу это структура, преимущественно, не из сотрудников НовГУ, которая где-то сможет замыленный взгляд исправить. Вообще чем больше разных советов, тем лучше для университета, поскольку это возможность не вариться в собственном соку, а почувствовать мнение и отношение со стороны, причем важно, чтобы оно было не столько критического толка, сколько рекомендательного.

- В ТПУ Вы почти 10 лет заведовали кафедрой электроэнергетических систем. Удается ли Вам в Вашем нынешнем статусе непосредственно заниматься наукой? Не боитесь ли Вы, что управленец и администратор, в связи с огромной нагрузкой, в Вас окончательно вытеснит ученого?

- Это извечная проблема, и она стоит у всех администраторов. Когда-то наступает такой момент, некая точка невозврата, что становится понятно: человек уже железно стал административным работником и в науку ему вернуться не так легко. И хотя многие говорят: «Да что там - раз, прекратилась административная работа, бах, и начал опять заниматься наукой», – на самом деле, это очень утопическая точка зрения. Ведь это продукт скоропортящийся, все равно как плыть на лодке против течения: пока ты веслами гребешь - ты движешься, как только ты засушил всё – тебя течение начинает быстро уносить назад.

В Новгородском университете нет подготовки электроэнергетиков, - теплоэнергетики готовятся, а электроэнергетиков нет. Есть желание создать здесь кафедру электроснабжения промышленных предприятий. Совсем недавно разговор с исполнительным директором «Акрона» Владимиром Викторовичем Гавриковым подтолкнул к этому. Оказывается, «Акрон» берет выпускников Ивановского энергетического для того, чтобы трудоустраивать их на предприятии. Мне кажется, это в принципе неправильная история, и сейчас мы с коллегами готовим к открытию новое направление, на котором и я бы мог приложить свои силы как преподаватель.

- Я ознакомился с Вашей Программой развития НовГУ на период до 2035 года и, в частности, с планом формирования и развития экосистемы «Город–Университет». Программа очень амбициозная, но мне хотелось бы заострить вопрос на более коротком периоде времени. Каким Вы видите Новгородский университет через пять лет, при условии, что Вы займете пост ректора уже без приставки «и.о.» и сможете воплотить хотя бы минимальную часть этой программы на практике?

- В Новгородском университете через пять лет я вижу не менее 14 тысяч студентов. Я его вижу в одном из международных рейтингов вузов. И, хотя мы говорили, что рейтинги – субъективные инструменты, туда не попасть без заметных научных результатов, заметной образовательной деятельности. Я вижу университет известным и заметным на научно-образовательной карте Российской Федерации. Вижу его законодателем мод по ряду направлений, как минимум, в группе опорных университетов, а, может, быть где-то выступающим с лучшими практиками для так называемых марочных вузов, к которым относят вузы проекта 5-100 и т.д.

Я его вижу среди 50-ти ведущих университетов страны. И это всё посильно нам сделать. У университета вокруг есть пояс предприятий, которые созданы при его участии, где-то выпускниками университета. Эти предприятия предоставляют с нормальной оплатой труда рабочие места, которые интересны выпускникам университета. И они остаются в Новгороде, заводят здесь семьи, у них появляются дети, которые учатся в этих прекрасных детских садах, а затем школах, которые регион строит. Посмотрите, какие красавицы 36-я, 37-я школы, в Боровичах школа будет, я знаю, а потом и в других районах.. Университет – это, действительно, заметная структура в регионе.

- Взаимодействие университета со школами в будущем как-то изменится или оно сейчас находится на надлежащем уровне?

- Меня не устраивает тот формат, который сейчас выстроился: мы самостоятельно живём, школы живут сами, поэтому должно поменяться в корне не только взаимодействие с учениками, их профориентацией, знакомством с университетом, практиками и технологиями, но и работа с педсоставом. Должны появиться гранты от университета лучшим педагогам, имея в виду, что они могут быть нашими проводниками и агентами в школе, и мы эти конкурсы, я обещаю, учредим по таким традиционным для вуза направлениям, как история, химия, биология, физика, математика… Я думаю, что у нас всё получится, и последние десять месяцев показали, что активная жизненная позиция может зарядить людей - брожение среди них понемногу уже начинает происходить. Чем больше людей в итоге мы в эту веру в успех втянем, тем будет лучше университету.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Андрей Никитин, Великий Новгород, НовГУ, Новгородская область, Томская область, Юрий Боровиков, беседы с Николаем Подосокорским, вузы, образование
Subscribe

Posts from This Journal “НовГУ” Tag

promo philologist july 4, 18:41 6
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья, я принял участие в конкурсе профессионального мастерства книжной премии «Ревизор–2020» в номинации "Блогер года". Вы можете поддержать меня и мой книжный блог в интернет-голосовании, открытом на сайте журнала "Книжная индустрия" (регистрация там…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment