Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Владимир Сурдин: "В ближайшие годы самым важным станет создание космического интернета"

Космонавтика — предмет особой гордости России, мы привыкли быть лидерами в небе. Но что-то словно сломалось в нашей космической отрасли — гражданских запусков все меньше, а аварии случаются с обидной регулярностью. 11 октября ракета «Союз» продержалась в небе лишь две с половиной минуты. Космонавты, к счастью, спаслись, но за космонавтику стало особенно тревожно. Что происходит с нашей космической отраслью — не рухнет ли она вслед за «Союзом»? Чтобы разобраться, насколько все плохо, Мария Пази и Саша Васильева поговорили с Владимиром Сурдиным, старшим научным сотрудником Государственного астрономического института имени П.К. Штернберга. Беседа опубликована в журнале "Русский репортер".



- С 2011 года произошло семь аварий при запусках ракет-носителей «Союз». Эти аварии — случайность или тенденция?

- Космонавтика — одна из сложнейших технологических сфер. Как ни старайся исключить неожиданности, всего учесть нельзя. И естественно, чем чаще запускаются ракеты, тем чаще происходят сбои. Награды и звание Героя после полета в космос ведь не просто так дают — это всегда большой риск! Но «Союзы», ракеты-носители, на которых летают наши космонавты, — одни из самых надежных ракет в мире. Во время запуска по вине поломки в «Союзе» у нас не погиб ни один космонавт (в СССР погибли сразу четверо, но в момент посадки на землю, который никак не связан с ракетой-носителем). Американские шаттлы были не столь надежны — в связанных с ними авариях погибло 14 человек.

Второй момент заключается в том, что мы, скорее всего, не имеем всей статистики по советскому периоду. Например, в 1975 году в СССР произошла схожая авария с «Союзом-18-1». Из-за отказа третьей ступени полет закончился аварийно, в неуправляемом режиме, «Союз» просто падал из космоса. Но о том, что случилось, рассказали только через восемь лет. Я не думаю, что количество аварий возросло. Скорее, мы просто лучше осведомлены. Однако нельзя отрицать, что у российской космонавтики серьезные проблемы.

- Но ведь денег в отрасли стало больше...

- Я приведу пример — межпланетные полеты и полеты к Луне мы, по сути, прекратили 40 лет назад. Было несколько неудачных попыток, и вот уже несколько десятилетий — тишина. Это означает, что люди, которые умели создавать межпланетные аппараты, сейчас уже на пенсии или вообще ушли из жизни. А молодое поколение, даже очень хорошо образованное, собирать межпланетные зонды не умеет. Им придется начинать все с нуля. Это совсем непросто, особенно когда финансирование космонавтики по большей части идет по военным направлениям и очень мало — по научным.

Проблема еще и в том, что у нас низкая производственная культура. Экономические санкции лишили нас возможности покупать особо ценные детали за рубежом. Придется учиться производить их самим. Но изготовление чего-то сверхсовременного — вопрос не только денег, но и культуры производства! Посмотрите, в каких изолирующих скафандрах работают сборщики на западных космических предприятиях. Потому что любая песчинка с ботинка, любой чих может в конце концов привести к отказу аппарата на орбите. Микропроцессор содержит миллиарды деталей, там пылинка — это слон в посудной лавке, она испортит работу всего микропроцессора. А в нашем космическом производстве далеко нет такого уровня чистоты, просто потому что люди еще не привыкли. Обратите внимание: когда какой-то чиновник приходит инспектировать космические предприятия, белый халат накинут сверху просто для вида — мол, «чистоту соблюдают».

- А если перевести российскую космонавтику в частные компании, подобные SpaceX Илона Маска?

- Частники тратят деньги эффективнее, чем государство. Но частная компания не может все произвести своими руками. Возможности частника зависят от уровня технологий в стране. Илону Маску есть на что опираться: в США грандиозные аэрокосмические корпорации, которые только и ждут заказа. Для своих ракет он выбирает, что и где можно заказать по высшему разряду. А в нашей стране опереться особо не на что; к тому же все космические предприятия загружены военными заказами, у них нет пространства для маневра. В России космонавтика всегда имела прямое отношение к военным, и до сих пор именно военные технологии определяют качество космического производства. Но требовать от военных безукоризненной аккуратности или безукоризненной траты денег — это ни в одной стране не осуществимо! Наши космонавты летают на ракетах, созданных еще Королевым, потому что военных и так все устраивает. Кроме того, у них нет необходимости в безупречной работе техники: они качество заменяют количеством.

- Все эти проблемы, впрочем, касаются не только космического производства. Посмотрите вокруг. Чем вы пользуетесь в быту? Мобильный телефон, микроволновка, стиральная машина, ноутбук, телевизор — где они сделаны?

- Чаще всего в Китае. Сейчас Китай и в космос бежит семимильными шагами. У них четыре космодрома, орбитальная станция… Да, космонавтика в Китае развивается быстрее, чем в любой другой стране. Китай в основном опирается на свою силу и очень хорошо вложился в развитие науки и технологий. Сейчас многие ученые и инженеры из США перебрались работать в Китай: там лучше финансирование. Несколько десятилетий они осваивали западные технологии — и освоили! Сейчас делают свою систему глобального позиционирования, аналогичную GPS. Наш космический аппарат в последний раз был на Луне в 1976 году, а китайский — в 2013-м. А в ближайшие месяцы они собираются высадить на обратной стороне Луны китайский луноход — впервые в истории.

- Зато Россия удерживает монополию на пилотируемые полеты к МКС. Но в 2019 году SpaceX собирается испытывать пилотируемый корабль Dragon 2, а Boeing запустит в космос Starliner.

- Понимаете, мы возим американцев на своих старых ракетах, а они разрабатывают новые технологии. Это не очень выгодное сотрудничество. Все равно что возить людей на лошади, пока они разрабатывают автомобиль.

- Что будет в покорении космоса самым важным в ближайшее десятилетие?

- Китайцы, очевидно, хотят высадиться на Луну. Это было бы очень престижно. Потому что тогда они «сравнялись» бы с США. А американцы по той же причине смотрят на Марс: это стало бы важной идеологической победой США в космосе («китайцы только до Луны добрались, а мы уже на Марсе»). Но эта борьба национальных идей больше касается политики. А в области науки и техники в ближайшие годы самым важным станет создание космического интернета. Мы пользуемся интернетом по кабелю — даже когда подключаемся по мобильной связи. На самом деле интернет приходит в нашу страну и распределяется здесь по проводу, который соответствующие товарищи в любой момент могут отрубить. Спутниковый интернет мог бы стать структурой, неподвластной политикам. Для этого надо запустить несколько тысяч спутников. Пока это не под силу никому, но многие готовятся.

- У «Роскосмоса» в планах тоже есть программа базы на Луне, полет на Марс, новый корабль «Федерация». Насколько эти планы реальны?

- Планы я обсуждать не готов, планов у нас всегда много. Давайте поговорим о реальных вещах. Прогресс во многом определяется научными направлениями космонавтики. А у нас на орбите работает один научный спутник. Один! Из полутора сотен действующих российских спутников космическими научными проблемами занимается только спутник Радиоастрон. Над новыми ракетами, кораблями работа ведется, но довольно медленно. На НПО имени Лавочкина строятся автоматические аппараты для полета на Луну. Только вот программа постоянно откладывается на пять-десять лет. Периодически о ней докладывают начальству, показывают красивые картинки — и все. На научные космические проекты государство, увы, обращает все меньше и меньше внимания. В угоду военным потребностям постоянно откладываются и задерживаются проекты научного космоса и даже пилотируемого космоса. Так что о российских полетах на Марс или о полете человека на Луну я бы не стал говорить. Это сейчас не по силам нашей космонавтике.

- Было принято решение приостановить пилотируемые пуски до выяснения причин аварии. Но «Союз МС-10» должен был доставить продукты на МКС, двое космонавтов должны были остаться там работать. Резервов МКС хватит до лета 2019-го. Значит, если Россия не возобновит пилотируемые запуски, придется переводить МКС в беспилотный режим?

- Если быстро найдут причину аварии, то, возможно, уже к концу года полетят новые космонавты. Это небольшая задержка, на МКС потерпят как-нибудь. Потому что очень не хотелось бы лишать станцию обитателей. Мы знаем такие истории — когда на орбитальных станциях был период без людей; потом очень трудно было восстановить работоспособность станции. Ведь космонавты 90% времени занимаются именно поддержанием работоспособности станций, а не научными экспериментами. Орбитальная станция очень сложна и все время требует рук. Крайне нежелательно переводить ее в беспилотный режим — тогда мы вообще можем ее потерять.

- А если потеряем? У МКС есть замена или конкурент?

- У Китая есть своя орбитальная станция. Она эксплуатируется и растет, это альтернатива и конкурент МКС. Но МКС надо сберечь еще и потому, что это очень важный символ, очень важная идея. Какие бы политические баталии ни происходили на Земле, где-то там, на орбите, космонавты разных стран работают вместе.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: интернет, космос
Subscribe

Posts from This Journal “космос” Tag

promo philologist 13:42, вчера
Buy for 100 tokens
39-летний губернатор Новгородской области Андрей Никитин (возглавляет регион с февраля 2017 года), в отличие от своего предшественника Сергея Митина, известен открытостью в общении с журналистами и новгородскими общественниками. Он активно ведет аккаунты в социальных сетях и соглашается на…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments