Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Ирина Кибина: «Великий Новгород хорош тем, что каждый в нем обязательно найдет, что ищет»

Беседа публициста, члена PEN International Николая Подосокорского с Ириной Кибиной, экспертом по эффективному сотрудничеству, разрешению конфликтов и эффективной коммуникации. В 1996-2000 гг. Ирина Кибина работала вице-мэром Великого Новгорода и заместителем председателя городской Думы, в 2008-2009 гг. - директором управления по связям с общественностью «Сбербанка», в 2010-2013 гг. - вице-президентом по связям с общественностью «ТНК-ВР Холдинг», в 2014-2017 гг. - заместителем генерального директора Компании Rusatom Overseas.


Ирина Кибина

- В мае на сайте InLiberty вышло мое эссе о том, как выглядит Москва из Великого Новгорода. А как, на Ваш взгляд, сейчас в целом выглядит Великий Новгород из Москвы?

- Откуда люди, живущие и работающие в Москве, получают информацию о Великом Новгороде? Мне новгородские новости рассказывают родные, друзья, знакомые. Делятся впечатлениями и воспоминаниями мои коллеги, побывавшие у нас. То есть я смотрю на Новгород, прежде всего, их глазами. Затем новости в онлайн-СМИ и соцсети. Что-то иногда слышу по работе, но мало. Часто попадается информация о событиях, которые инициирует губернатор Андрей Никитин, о приездах высоких гостей и т.п. Ну, и увлекаюсь историей Новгородчины, поэтому постоянно получаю новости, в которых активно участвуют Новгородский музей-заповедник, областной архив, причем эти новости часто приходят из московских и санкт-петербургских источников - музеев, лекториев, от экспертов и т.д. Пожалуй, всё. То есть складывается впечатление, что жизнь продолжается в Новгороде по-провинциальному тихо-спокойно, обычные городские новости, активный губернатор «новой волны» и богатая история, которая всегда интересна. Если бы я не ездила раз в 2 месяца домой, то ровно так и думала бы.

У людей, не привязанных к нашей Новгородчине с детства, источников информации еще меньше: школьный учебник истории и друзья-коллеги, если по работе нет никаких совместных с территорией проектов. Даже для ездящих за рулем между двумя столицами указатель поворота на исторически первую - Великий Новгород - на трассе теперь отсутствует и не приглашает заехать... На Валдай, Бологое, Окуловку указатели есть, а на Великий Новгород мы поворачиваем по навигатору. Надеюсь, это временно. Ничего нового, яркого, трендового, зазывающего на современном языке с современным предложением в последнее время мне на глаза не попадалось. То есть Великий Новгород – это все еще отдаленный от Москвы провинциальный город с богатой историей, в одном ряду с Владимиром, Суздалем, Переславлем-Залесским… Только добираться до него дольше.

- Многие эксперты, и я в том числе, с которыми беседовали участники Летней экспедиции ФОМ, Высшей школы экономики и НовГУ, довольно скептически оценили долгосрочное будущее Великого Новгорода. В основном опасения касались дальнейшей провинциализации города и превращения его в «какое-то Купчино», периферию Санкт-Петербургской агломерации. По-Вашему, такого рода страхи – следствие объективной деградации города или, наоборот, нынешнее, мягко говоря, не выдающееся состояние Великого Новгорода во многом обусловлено именно депрессивными настроениями его жителей?

- Судьба Великого Новгорода зависит от того, каким будет его целевой имидж и статус, каким новгородцы захотят видеть свой город, скажем, через 20-40 лет, это, с точки зрения социологии, одно-два поколения новгородцев. Если просто плыть по течению и заниматься поддержанием ситуации на плаву, в равновесии, то, думаю, и «какое-то Купчино», с их бюджетом, через пару поколений будет несбыточной мечтой. Если ничего не делать, а только латать дыры и бегать с огнетушителем от одного социального пожара к другому, то так и будет.

Помните, как в «Алисе…»: чтобы оставаться на месте, надо бежать? Чтобы город сохранял свое место среди привлекательных городов, даже только для одного удержания ситуации надо много чего делать. Что уж говорить о лидерстве… Для выхода вперед нужны огромные усилия и большие изменения в привычном укладе жизни. Кто отвечает за перемены? Губернатор? Мэр? На мой взгляд, запрос на региональные перемены должен идти от гражданского общества, от неравнодушных, крепко связанных с территорией активных новгородцев.

Заниматься любой трансформацией, будь то бизнес или территория, лидерам невероятно трудно: надо договориться с сообществом и элитами, инвестировать в пока еще не работающую модель будущего, надо поддерживать параллельно текущую модель, чтобы не остановить обеспечение услугами, и надо тратить силы на переключение из одной модели поведения людей в другую. То есть решиться на тройную нагрузку плюс тяжелые эмоциональные риски непонимания, риски неподдержки, оппонирования и т.д.

Так что первая проблема в вопросе, заниматься тотальной перестройкой территории или нет, это готовность столкнуться с непониманием и противодействием, оценка того, насколько действие важнее сохранения статуса кво. И только потом - выбор и формирование группы взаимосвязанных идей и разработка финансово-экономической модели будущего. Пока, кроме синергии «Колыбели Руси» и Университета, других идей или нет, или я не знаю о них. Но если первое – это было, есть и будет всегда, то вторая – это новая и очень сильная идея последнего времени. Что хорошо, обе идеи взаимно дополняют друг друга. Но этого, на мой взгляд, для целевой территории недостаточно.

Почему рост численности населения как КПЭ так важен для новгородского рынка товаров и услуг? Потому что для нормальной конкуренции местного бизнеса сегодняшний объем спроса очень мал. Или надо наращивать экспорт, или увеличивать платежеспособный спрос и размер местного рынка. В некоторых нишах и на продукцию одного-то предприятия полного спроса нет, что уж говорить о здоровой конкуренции. В теории считается, что здоровые механизмы местной конкуренции включаются тогда, когда на расстоянии поездки «туда - там - обратно за рабочий день» живет миллион человек. Именно это положение теории объясняет негативный эффект близкого расположения Санкт-Петербурга для региональной экономики и местных производителей: махнуть туда-обратно за чем-то стоящим давно стало привычкой в Новгороде.

Правда, и жители Санкт-Петербурга ездят в Финляндию за покупками, так что не все и там гладко. Деньги, оставленные на чужой территории в их рознице – то, что потеряно для местных производителей и местных бюджетов. Поэтому так привлекательны нерыночные заградительные меры, которыми долго злоупотребляли на Новгородчине. В итоге потеряли конкурентоспособность, придавили предпринимательство, потеряли момент. Мне кажется, что Калужский технокластер – это как раз те инвестиции, которые могли оказаться между Москвой и Санкт-Петербургом, но нерыночные условия ведения бизнеса, суровая правда конца девяностых – начала двухтысячных дали шанс другим. В итоге появилось «Калужское чудо».

- С деградацией территории можно что-то сделать?

- К сожалению, у нас нет социального запроса населения на развитие, на перемены, есть спрос на удержание «лишь бы не потерять, что имеешь, и не стало бы еще хуже». Молодежь, легкая на подъем и готовая рисковать ради достижения своих целей, уезжает. Остаются те, кто не готов к риску, изменению, прежде всего, себя, а также те, кто в силу родственных или иных преимуществ имеют короткий доступ к ресурсам и должностям. На освободившиеся места из районов переезжают в город те, кто не доволен жизнью там, но кому жизнь в областном центре кажется уже достойным социальным шагом вверх. Так демографические процессы создают разрыв между жизнью в крупных, растущих городах и городах – донорах молодежи: активные – туда, консервативные и неторопливые – сюда. И это – обычный, понятный, естественный процесс, ведущий к постепенной социальной и экономической деградации территории, если ничего не предпринимать.

Логичным шагом была бы разработка долгосрочной Стратегии развития территории на пару поколений вперед и финансово-экономической модели, доказывающей возможность такого развития. Но… без активного участия жителей это делать невозможно и неправильно. Такая Стратегия, если ее разрабатывает власть, при отсутствии спроса на перемены со стороны населения, станет моделью именно власти, а должна быть моделью общества!

Еще одна беда городского сообщества, которую я вижу – так называемое социальное выгорание. Социальное выгорание – это пассивность, неверие в хорошее, молчание и неучастие. Такое поведение есть ответ общества на продолжительное наличие эмоциональных и межличностных стресс-факторов в повседневной жизни, отсутствие поддержки инициатив, реакция на нездоровое давление на активную часть бизнеса, как бы это осторожно назвать..., короче, страх.

Социальное выгорание характеризуется отсутствием энергии сообщества, инициатив, инноваций, циничным отношением во всему - к власти, бизнесу, лидерам общественного мнения, новостям, заметным людям и друг к другу, ощущением полной неэффективности местных властей, чрезмерной критикой и мнением об отсутствии или «купленности» достижений. Поэтому, опять же, нужна здоровая, драйвовая, непуганая молодежь.

Более взрослые новгородцы нуждаются в большой помощи и поддержке для перехода на самообеспечение, самостоятельное решение своих проблем. Поиск места на госслужбе – это одно из проявлений несамостоятельности и неготовности к рискам, а не только ничегонеделание. И именно не рост налогооблагаемой базы, а снижение зависимости от бюджета, социальных органов, принятие ответственности за себя и свою семью – это самое высокое препятствие, и без помощи его не преодолеть.

С чего начинать? С мотивации людей навести порядок в своей комнате, квартире, посадить цветы на балконе, у подъезда, вымыть площадку, отремонтировать подъезд. Неправильно, когда человек не отвечает за свой микро-мир. Любые инициативы горожан в этих вопросах должны безоговорочно поддерживаться. Хотя, видимо, придется не столько поддерживать инициативу, сколько ее расталкивать…

- Блогер Илья Варламов летом прошлого года опубликовал на своем сайте заметку «(Уже не) Великий Новгород» по итогам своего посещения города. В ней он, в частности, указал на плохое жилье, покосившиеся заборы, неухоженные дворы и т.п. Как Вы оцениваете нынешнее состояние городской среды Великого Новгорода? Правильно ли она развивалась в последние годы, и что можно реально сделать для ее улучшения, с учетом существующих политико-экономических реалий?

- Есть место, где город идеален – это Кремль. Есть места, где неплох или более-менее. Но в целом создается впечатление запущенности, например, далеко ходить не надо - въезд в город со стороны Пскова. Куда-то делись знаменитые новгородские цветы, потеряли форму зеленые насаждения, из-за которых не видны знаки. А что-то – наоборот, вечно, типа убогого ларька между зданием УВД и зданием ЗАГСа, который пытались снести еще в мою бытность. Но ларек выжил. Если серьезно, стали лучше дороги в центре, на Торговой стороне. Мои друзья, недавно побывавшие в Новгороде, похвалили пару ресторанов, которые появились не так давно.

Много лет назад Новгород выиграл конкурс на самый благоустроенный город России. То, что новгородцы понимают толк в качественной городской среде, и что создание этого возможно, доказывает сегодняшнее состояние Кремля и прилегающей территории. Люди, которые этим занимаются, очевидно, глубоко разбираются в культуре и эстетике северного, истинно российского и, вместе с тем, мультикультурного Великого Новгорода. Настолько все правильно, точно, органично, качественно воспроизведено, что хочется остановиться и запомнить каждый вид внутри Кремля, с каждой точки, на всю жизнь.

В мой последний приезд я была в областной библиотеке. Вечером, в сумерках и свете тепло-желтых фонарей медленно шла вдоль здания музея, к памятнику Тысячелетию России, а от арки к арке, быстро шагал мужчина. Он остановился возле памятника и перекрестился на его крест, минуту помолчал и быстро пошел дальше… Очень как-то это было трогательно, тепло и понятно. Новгородцы очень любят свой город.

Помню, как руководитель административного отдела города начинала свой каждый рабочий день с объезда разных территорий города. Это называлось «объезд с диктофоном». По итогам объезда тут же принимались меры. Денег было мало, но город производил впечатление ухоженного Дома. Сейчас это впечатление у меня не складывается, в чем-то я с Варламовым согласна. Хотя Великий Новгород хорош тем, что каждый в нем обязательно найдет, что ищет: кто-то – помойки, а у кого-то перехватит дыхание от одного только вида на Торговую сторону с моста.

Я очень хорошо знаю город и могу, наверное, сказать, чего, действительно, не хватает тем, кто отвечает за визуальную среду, – насмотренности. Конечно, правильно ездить, смотреть, обсуждать, быть в курсе. Но если нельзя ездить, то пользуйтесь интернетом, хотя бы. Нет идей, нет новых, смелых, «атмосферных» решений. Хоть надувной ужас убрали с Софийской площади, уже хорошо. Что было в головах у людей, это согласовавших, вообще невозможно представить.

Что такое современный город? Это не просто красота, сохранение лица, атмосфера, это, в первую очередь, город, удобный для каждого. Жизнь меняется, и городская среда тоже должна трансформироваться. И теперь уже встает не просто вопрос о чистоте и отсутствии ям, хотя и о них тоже, действительно проблем очень много. Речь идет об удобстве. Город во многих частях просто неудобен. И начинать надо не с гостей, а с удобства для новгородцев в любое время, в любой ситуации, в любую погоду. Я шла в мой последний приезд до дома мамы от парковки, метров 400. На самом деле, дорога была как минимум в 2 раза длиннее, столько на пути было луж. Мне что, попрыгала и дошла. Но лужи, а на самом деле отсутствие работающей ливневки, – это неудобно старикам, неудобно мамам с детьми, неудобно людям с тяжелыми сумками, не говоря уже о маломобильных гражданах. Вот так во всем, в каждой мелочи.

Неудобен график работы некоторых учреждений. Неудобно парковаться, чтобы зайти перекусить в кафе. Неудобно, что в центре не купить кофе «на вынос», нет маленьких кофе-точек на вынос с буквально одной кофе-машиной. Это происходит из-за того, что в головах чиновников нет приоритета заботы о каждом конкретном жителе. Пришло другое время, надо менять подход, понимание и, наверное, систему премирования. И потенциал есть, опять же, в том числе, потому, что все знают друг друга. Если это сделать целью, то и гости станут чувствовать себя комфортнее.

Что очень неудобно – невозможность быстро получить информацию и дать обратную связь, получить хотя бы равные по перечню московским городские электронные услуги. Нормального городского портала просто нет. Москва живет по тем же самым российским законам. Просто уехавшие туда активные люди это требуют у своей власти. Новгород – известный поставщик «айтишников» для Москвы, наш Университет имеет отличный факультет, как это называется, ПОВТ вроде бы. Почему в нашем городе нет своего продвинутого портала электронных региональных и городских услуг – загадка. Без активной электронной жизни граждан, не для «поговорить», а для «получить услугу и дать обратную связь», город просто не может считаться современным.

Перевести все, что можно, в цифровые каналы на сегодняшний день – надо только захотеть. Бизнес тоже не торопится с переходом на электронные платформы. Пробовала найти что-то типа ЮДУ (Youdo) по оказанию услуг, тоже не получилось. Отсутствие в виртуальном пространстве цифрового Великого Новгорода, не сайтов-буклетов, а реально живущего онлайн города, очень много говорит, к сожалению, о способности понять существующие потребности граждан. А ведь в конце 1990-х Новгород был лидером по идеям и подходу на облегчение и сокращение времени получения услуг на стыке власти и бизнеса.

У города есть своя неповторимая, добрая, спокойная атмосфера. На ее основе можно построить культуру заботы и поддержке каждого. Но, в первую очередь, это должны захотеть жители. Если жители не хотят развивать городскую среду, свой мир, не инициируют перемены, то ничего их и не будет. Активное городское сообщество – необходимый и обязательный партнер власти.

- В недавнем интервью изданию "Деловой Петербург" губернатор Новгородской области Андрей Никитин заявил: "Нам важно, чтобы Новгородский университет был больше, чем Новгородская область" Я знаю, что Вы давно взаимодействуете с разными вузами и выступаете с лекциями в ведущих российских университетах. Что, по Вашему мнению, можно сделать для поднятия престижа Новгородского университета и улучшения качества новгородского высшего образования?

- Университет как один из интеллектуальных центров страты – сильная и правильная идея. Это идея – про будущее. Не набрать, кто и сколько готов заплатить за обучение, не собрать платежеспособный коммерческий спрос, а стать центром знаний, информации, открытий, инноваций, доступа к созданию завтрашнего дня. Университет, такой, как задуман, это приток молодых, активных, готовых на перемены. Возродить и поднять уровень нашего главного вуза значит вернуть в город драйв, энергию и инициативность, потому что на пассивном «чего изволите» в развитии нашей территории далеко не уедешь.

Сначала формирование платформы для старта – направления, вокруг которых сформируются школы. Технологии, материаловедение, биология, биохимия, медицина, уход и долголетие, гуманитарные и социальные науки, за всем этим – будущее. Что из этого выберет университет для формирования своих преимуществ, пока не знаю,

Первое мое желание – как можно почувствовать атмосферу и энергию любознательности и работы над собой внутри университета. Мне в свое время повезло учиться в лучших университетах мира. То, что их отличает – полная сконцентрированность студентов на работе над собой, своим процессом учебы, взаимодействия. Открытые поздно вечером библиотеки, оживленные почти в любое время кампус, командная работа над проектами в коридорах на перерывах, живой гудящий улей. По потребности - доступные базы данных последних мировых исследований (компьютеры вдоль стен в коридорах, у каждого – свободный доступ по своей учетной записи), доброжелательная, но высокопрофессиональная, жесткая в требованиях профессура. За списывание – мгновенное отчисление без права восстановления, но в целом дух свободы и знаний.

Не буду критиковать предыдущие решения, но невозможно представить Университет имени Ярослава Мудрого без сильной исторической и лингвистической школ, школы социальных наук. Кому пришло в голову разнести эти факультеты буквально в клочья в Ганзейском Великом Новгороде, это сейчас уже неважно. Наша исторически любимая городская игра – срочно найти виноватого и в переносном смысле «сволочить его в Волхов с моста» - плохая идея. Перевернуть страницу, просто признать ошибки и восстановить/развить дальше гуманитарное ядро университета – очень тяжелый вызов. Но без этого ядра представить себе будущий университет я не могу. Объединенные Музей-заповедник, оцифрованный архив как центр исследований, центр русского языка, истории и культуры Руси в Великом Новгороде, центр изучения иностранных языков и истории взаимоотношений с ганзейскими и соседскими странами с доступам к электронным архивам этих стран– это моя мечта. Как только этот богатейший научный комплекс станет доступен как место учебы онлайн, я сама запишусь в онлайн-студенты.

Система непрерывного обучения в течение жизни предполагает, что человек постоянно получает новые знания в течение всей жизни. Ориентироваться только на студентов – это отрезать доступ к растущему платежеспособному рынку. Но получить таких взрослых студентов значит создать фактически с нуля всю систему гостеприимства, цифрового и «аналогового» в образовании и развитии, поднять уровень технологий обучения, привлечь конкурентоспособный на рынке образования состав преподавателей. Очень серьезный вызов… Так что концепция «Университет – больше, чем Новгородская область» - очень амбициозная, но верная.

- Почему, как Вы считаете, в Новгороде так слабо развиты общественные организации, независимые от власти и действующие без привязки к местному чиновничеству? Ведь, казалось бы, новгородская история должна подталкивать жителей к самоорганизации и будить в них гражданское чувство?

- Всё потому же – нарушены социальные пропорции сообщества через негативный отбор. В любой группе есть распределение обязанностей: столько-то лидеров, готовых принимать решения и нести ответственность, столько-то аналитиков-теоретиков, столько-то работяг, пассивных, ленивых, умных, не очень умных, столько-то заботливых и отзывчивых на проблемы других и т.д. Каждый в стандартном обществе выполняет свою роль. Если активные лидеры куда-то исчезли, допустим, уехали в соседний город, то роль лидеров переходит к наиболее активным из пассивных. И они уже ведут туда, куда могут. Понятно, что они не так готовы к риску, при принятии решений их мозг оперирует одновременно меньшим количеством параметров и т.д. Нарушение социально-демографических пропорций в сообществе – очень дорогой для общества процесс и большие качественные потери. Для того, чтобы восстановить нормальный состав, требуется вливание свежей активной критической массы. Но ее уже надо больше, чем убыло, потому что все места, влияющие на принятие решений, уже заняты, и раз нельзя взять умением, придется брать числом…

Теперь смотрите: стрессоустойчивые и уверенные в себе уехали. Среднее арифметическое навыков энергичного развития, созидания нового снизилось. Мало сгенерить идеи, их еще сделать надо. А этому на практике просто негде учиться, не выезжая. Один из способов социальной конкуренции – обесценивание достижений других. Для уверенного в себе человека – это ерунда, хоть и неприятно. А для менее устойчивого к критике и атакам человека – это непреодолимое препятствие для начала своего социального или другого проекта. Вот и тянут друг друга вниз – известный Crab mentality effect (эффект крабов в ведре – прим.). И отсюда начинает расти коллективный пессимизм, коллективная негативная проекция на будущее. Кстати, объективно, доля истины в этом есть – у менее готовых людей процент неудач больше, им нужна качественная поддержка и защита здоровой части общества.

Вот по такой цепочке «отъезд активных и «рисковых» – закрепление средних - неготовность к провалу – боязнь критики - отсутствие достойных моделей успеха» идет давление на гражданское общество. В средние века в Новгород съезжались со всей Новгородской республики, потому так много было «настоящих буйных», которые несли процветание и славу. Без критической массы ответственных, конструктивных лидеров гражданское общество не построить.

Поле, на котором растут ответственные лидеры – это помощь ближнему. Но не просто сбор средств как дополнительный налог на доброту, не просто перераспределение от одних к другим, а вызов существующему статусу кво, изменение системы, повышение ее эффективности, тонкая подстройка системы под людей. В этом надо найти общий язык с бизнесом, который мог бы помогать гражданскому обществу вырасти. Но сначала бизнес тоже должен прийти к пониманию, что общественные организации – это помощь сообществу, а не инструмент давления на власть. Короче, впереди – долгая дорога, но по ней не идти нельзя.

- Картографический сервис Maps.me представил рейтинг российских регионов, которые больше всего привлекали иностранных туристов летом 2018 года Новгородская область заняла в нем лишь 19-е место, уступив ряду соседних субъектов федерации, включая Псковскую, Ленинградскую и Тверскую области. С чем это связано? Есть ли у Вас соображения как сделать город и регион более привлекательными для туристов?

- Туризм как кратковременное пребывание людей из других мест, нужен городу по трем причинам: 1. Туристы – это выручка для новгородского бизнеса и объектов культуры. Повод стать более гостеприимными, смотреть на себя стороны, улучшать и городскую среду, и сферу услуг. 2. Довольные туристы – это послы и Новгородчины, и России, лучшие наши бесплатные рекламные агенты. 3. Активные туристы – это новый образ жизни, та самая энергетика, которой нам очень не хватает. Точной статистики, кто, зачем и на сколько к нам приезжает, чем занимается и сколько тратит, у нас нет. Поэтому важно собирать и анализировать всю информацию от разных источников, в том числе, от авторов приложений.

Данное приложение maps.me анализирует количество скачиваний карт места. Но Новгород – территория транзитного туризма: зачем скачивать карту, если гид всегда рядом? Поели-посмотрели и в дорогу. Поэтому этот рейтинг показывает место города в рейтинге более длительного пребывания, с элементом самостоятельного времяпрепровождения. Но для нас не секрет, что и таких туристов приезжает мало.

Подняться в любом рейтинге – не самоцель. Важно понять, сколько и каких туристов сможет качественно принять и обслужить Земля Новгородская. Вот смотрите для сравнения: за 2 года в Новгород съездили около 80 моих друзей. Все были по 2-4 дня, как минимум с 1 ночевкой. Они оплатили отели, парковки, завтраки, обеды, хорошие ужины, гидов, билеты, сувениры. Я уточнила, сколько это им стоило: от 3 до 7 тысяч рублей в день на человека. Возьмем 5 тысяч за среднее. Транзитные туристы, 2 автобуса по 40 человек, оставили бы деньги за билеты в музей, плату за автобус типа лицензии, парковку, групповой обед, местного гида. Думаю, это тысячи полторы рублей на человека в день максимум, если без ночевки. Вот и считайте, кто нам нужен.

Да, нам нужны те, кто, например, скачивает карты. Или, если хорошая связь, пользуется онлайн-картами, которые не надо скачивать, но кто отклоняется от маршрута, кто гуляет сам, кто готов провести у нас больше 1 дня. И с такими туристами надо говорить на их языке, предлагать то, что им надо и интересно – на одной этнике далеко не уедешь, этника – это для транзитного туризма, да и те же самые хороводы, песни, медовуху и игру «Ручеек» предлагают везде в стране. Спорт на открытом воздухе, обучение и развитие, вау- мероприятия, приключения, квесты мало сделать, их еще и продвигать надо профессионально, таких туристов надо очень правильно, на их языке звать. А пока все коммуникации сильно идут на языке и с использованием образов истории, даже шрифты, например, на промоматериалах. Получается, что будущее и динамику мы не коммуницируем. Вот и топчемся на одном рынке с сотней российских городов. И еще вопрос: а готов ли сейчас город к растущему числу требовательных «дорогих» туристов? В этом я совсем не уверена…

- В числе Ваших компетенций значится обучение т.н. гибким или мягким навыкам (англ. soft skills). Помощник Президента РФ Андрей Белоусов считает развитие гибких навыков одним из трендов, которые в ближайшее время будут определять кадровую политику страны. Со стороны же это всё кажется чем-то утопическим, поскольку в целом и политическая, и общественная, и экономическая сферы в России с каждым годом всё более монополизируются, и выигрывают в конфликтах всегда те, кто использует жесткий силовой ресурс, понятную охранительную риторику и аппаратное влияние. Кому сегодня в России реально нужны мягкие навыки и насколько они применимы на той же госслужбе?

- Знаете, в вертикальных иерархичных структурах мягкие навыки или еще навыки взаимодействия (так на русский переводится термин soft skills) не нужны. Требования к их развитию выдвигает рынок и свободная конкуренция, в том числе социальная конкуренция. Теперь о дне сегодняшнем: что легко компьютеризируется и заменяется программным обеспечением и роботами? Привычные, повторяющиеся, достаточно однообразные действия, то есть hard skills или профессиональные навыки. Таким образом, все, что через какое-то время останется людям – это низкоквалифицированный труд, который дешевле машинного, и… взаимодействие человека с человеком, основанное на развитых софт скиллз.

Растет поколение, которое человеческие отношения ставит на абсолютно первое место. Есть много профессий где уже сейчас навыки взаимодействия – это главное конкурентное преимущество. Эти навыки нужны не только в бизнесе, они требуются учителям, воспитателям, социальным работникам, государственным и муниципальным служащим, политикам уже сейчас. Кто ими не будет владеть, в будущем просто уйдет с рынка труда.

Допустим, сегодня кому-то это не надо, не надо и в Великом Новгороде, допустим, на полную нагрузку. Но в Москве моё расписание занято на месяц-полтора вперед: там, где готовятся к завтрашнему дню, где люди активно конструируют и берут на себя ответственность за свое будущее, это уже пользуется большим, подчеркну, платежеспособным, спросом. Таких преподавателей, консультантов, фасилитаторов достаточно много. А в Новгороде спроса нет вообще. Поэтому я и в Москве, а не здесь.

- В следующем году в регионе пройдут выборы в Госдуму на место умершего в августе депутата Александра Коровникова. Уже несколько политиков заявили, что намерены в них участвовать. А Вы не собираетесь выдвинуть свою кандидатуру? При Вашем опыте и связях в Москве и регионе, думаю, такое решение могло бы быть востребовано и поддержано новгородцами.

- Нет, не собираюсь. Но у меня есть другая небольшая мечта, напрямую связанная с Великим Новгородом. И время ее осуществить еще не ушло. Но это уже другой вопрос – он пока без комментариев.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Андрей Никитин, Великий Новгород, Илья Варламов, Ирина Кибина, НГОМЗ, НовГУ, Новгородская область, беседы с Николаем Подосокорским, вузы, города, общество, туризм
Subscribe

Posts from This Journal “беседы с Николаем Подосокорским” Tag

promo philologist november 5, 19:01 8
Buy for 100 tokens
Беседа публициста, члена PEN International Николая Подосокорского с Ириной Кибиной, экспертом по эффективному сотрудничеству, разрешению конфликтов и эффективной коммуникации. В 1996-2000 гг. Ирина Кибина работала вице-мэром Великого Новгорода и заместителем председателя городской Думы, в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments