Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Виктор Смирнов. "Особенная церковь" (из истории Новгородской епархии)

Виктор Григорьевич Смирнов - писатель, историк, первый руководитель телерадиокомпании «Славия». Автор многочисленных научно-просветительских книг и романов, посвященных истории Великого Новгорода. Ведущий телепрограмм «Лица новгородской истории», «Россия в бронзе», «Живая история». Почетный гражданин Великого Новгорода. Создатель сайта "Новгородская цивилизация".


Николай Рерих. Новгород. Спас Нередицкий. 1899

Особенная церковь

Новгородская епархия – старейшая на территории современной России. Здесь столетиями воздвигались храмы и монастыри, прославились чудотворные иконы и почивают мощи целого сонма святых угодников. История крещения новгородцев, описанная в Никоновской летописи, изобилует драматическими сценами. В отличие от Киева, который имел давние связи с христианской Византией, Новгород не был подготовлен к новой религии. В 990 году сюда прибыл первый русский митрополит грек Михаил, заложивший первую церковь Преображения, но после его отъезда большинство новгородцев вернулось к языческим обычаям своих предков. В 992-м году была предпринята вторая попытка крещения Новгорода. Но теперь вместе с епископом Иоакимом Корсунянином сюда пришло из Киева целое войско во главе с дядей великого князя Владимира Добрыней и тысяцким Путятой.

Грубое навязывание веры породило так называемое "двоеверие". На людях новгородцы были христианами, а в частной жизни втихомолку молились Перуну, Даждьбогу, Мокоши, Сварогу и Велесу, веселились на масленицу, грешили на Ивана Купалу. В укромных лесных капищах обитали кудесники-волхвы, пугая простодушных темной ворожбой. Церковные браки еще не стали традицией, женихи по старому обычаю умыкали невест на игрищах, не редкостью было и многоженство. Но время шло, проповедь любви к ближнему находила все более глубокий отклик в душах людей, и постепенно христианство превратилось в истинно народную веру, а религиозные обряды и храмовые праздники придавали стройный порядок и гармонию повседневной жизни новгородцев.

Сотрясавшие Киевскую Русь княжеские усобицы подстегнули движение к новгородской самостоятельности. Борьба за политическую независимость породила стремление к независимости церковной. Перестав оглядываться на Киев, новгородская епархия сближалась с местной паствой. И хотя новгородцы по-прежнему признавали власть киевского митрополита, но теперь они желали видеть своим владыкой не киевского назначенца, а одного из своих сограждан. Своего владыку новгородцы выбирали на вече. Епископом мог стать любой человек духовного звания. Процедура выборов была отработана до мелочей. Вече собиралось у стен Софийского собора. Если после обсуждения кандидатов мнения разделялись, все решал жребий, который вытаскивал слепой старец или малый отрок.

В эпоху татаро-монгольского ига авторитет новгородской церкви продолжал расти. Княжеская власть сильно скомпрометировала себя угодничеством перед ордынскими ханами, драками за ярлыки и расправами над новгородцами во время татарской переписи. Власть новгородского архиепископа в то время была такова, что путешественник Жильбер де Ланнуа в своих "Записках" прямо называет его главой Новгородской республики. Постановления веча вступали в силу только после благословения владыки. Этим уравновешивалась народная стихия, принятые в запале решения могли быть трезво переосмыслены. Архиепископ контролировал внешнеполитическую деятельность республики, все дипломатические приемы и переговоры происходили в его покоях. Ему же принадлежала судебная власть по гражданским, наследным и семейным делам, а также арбитражный суд, когда стороны не удовлетворялись судом светским. Владыка также распоряжался громадными финансами Софийского дома.

Из этих средств оплачивались затраты на общественное строительство, оборонительные сооружения, контрибуции, закупки продовольствия во время голода. В подчинении архиепископа находилось и самое боеспособное воинское подразделение республики -- владычный полк. Наконец, тогдашние средства массовой информации -- летописи и публичные проповеди -- тоже контролировались церковью и ее предстоятелем. На соборах Русской православной церкви новгородского архиепископа сразу можно было выделить из прочих владык по его облачению. Только он носил на голове белый, а не черный клобук, только на его ризе были вышиты четыре креста.

В длинной череде новгородских владык были разные по масштабам и по характеру личности. Были проходные фигуры, но были и действительно яркие, незаурядные люди. Глубокий след после себя оставил епископ Иоким Корсунянин, на долю которого выпала трудная миссия обращения язычников. Лука Жидята стал вдохновителем строительства Софийского собора и создания знаменитого Остромирова Евангелия. Владыка Моисей остался в благодарной памяти новгородцев как великий миротворец, умевший пастырским словом помирить враждующие стороны. Нифонт запомнился ответами на «Вопрошания Кирика», сохранившими для нас представления о церковной морали Русского Средневековья. Великими строителями были Василий Калика и Евфимий II. Архиепископ Геннадий прославился первым полным переводом на славянский язык Библии. Макарий создал первую русскую энциклопедию -- "Великие Четьи Минеи". В более позднее время новгородскую кафедру окормляли будущие московские патриархи: Никон, Питирим и Иоаким.

Новгородское духовенство также отличалось от духовенства других русских земель. Оно не являлось замкнутым сословием. Вступление в его ряды было открыто для мирян, а вчерашний дьякон или священник мог в любой момент снять с себя сан и заступить на светскую должность. У духовенства не было особых сословных прав и преимуществ, клирики наравне со всеми участвовали в городских общественных работах и строительстве оборонительных сооружений. От воинской повинности освобождались только принявшие церковный сан. Даже внешне люди духовного звания в повседневной жизни почти не отличались от мирян, их можно было отличить в толпе только по круглой шляпе, под которой скрывалось так называемое гуменцо – выстриженная на затылке тонзура.

У каждой русской земли были свои святые – люди, служившие нравственным примером для остальных. По выражению философа Федорова: «От их огня Русь зажигала свои лампадки». Древний пантеон новгородских святых по численности значительно превосходил пантеоны других русских земель. Ныне в него входят более ста угодников Божиих, и среди них Антоний Римлянин, Варлаам Хутынский, валаамские чудотворцы Сергий и Герман, Савватий, Зосима и Филипп Соловецкие, Гурий Кольский и многие другие.

На новгородской земле впервые возникло и такое своеобразное явление русской жизни как юродство. Само это слово происходит от старославянского "юрод", то есть дурак, безумный. Так называли людей, которые добровольно отказывались от привычных благ и норм поведения и принимали вид безумцев, не знающих ни приличий, ни чувства стыда. Своим экстравагантным поведением, обличительными речами, загадочными предсказаниями юродивые привлекали внимание народа к несправедливостям и человеческим порокам. Юродивые пользовались своеобразной неприкосновенностью, даже самые жестокие правители, к примеру, Иван Грозный, терпели их публичные обличения. Что же касается новгородских юродивых, то по своему поведению они мало отличались от московских, однако в зеркале их социальной критики отражалась другая действительность.

Падение вечевой республики положило конец особому положению новгородской церкви. Белый клобук с головы новгородского архиепископа переместился на главу предстоятеля Русской православной церкви, а сам новгородский владыка попал в двойную зависимость -- от своей паствы, которая продолжала упорно цепляться за привычный образ жизни, и от своего церковного начальства -- митрополита московского. Эта двойственность не раз поставит новгородских архиепископов перед гамлетовским выбором во время бурных событий пятнадцатого и шестнадцатого веков.

Крушение республики, распад привычного образа жизни в совокупности с новыми знаниями о мире породили в Новгороде одно из самых загадочных явлений Русского Средневековья -- так называемую "ересь жидовствующих". Из Новгорода ересь перекинулась в Москву, где ее адептами стали люди из ближнего круга великого князя. В то время христианский мир жил ожиданиями конца света, который должен был наступить согласно предсказаниям святых отцов в 7000 году от сотворения мира или в 1492 году от рождества Христова. Этой неопределенностью воспользовались еретики, которые доказывали несостоятельность предсказаний о конце света. Ожесточенная борьба между ревнителями православия и еретиками завершилась публичным сожжением "жидовствующих" в Новгороде и Москве. Покорив вечевую республику, великий князь Московский Иван III отобрал у новгородской епархии большую часть монастырских земель, на которых взросло российское дворянство, ставшее главной опорой трона.

В 1570 году во время опричного погрома Новгорода Иваном Грозным новгородские монастыри и храмы были разграблены, зверски были убиты сотни священнослужителей и монахов. Печально знаменитый церковный раскол тоже начинался с новгородских земель. Заняв здешнюю кафедру, митрополит Никон сразу начал ломать порядок богослужения, требуя неукоснительного соблюдения греческих канонов. Став патриархом всея Руси, Никон принялся перекраивать русское православие теперь уже по всей стране. Началось исправление старинных богослужебных книг, ломка привычных обрядов, двуперстное крестное знамение заменялось трехперстным, вместо Исус теперь надо было писать Иисус. Никоновская реформа пользовалась полной поддержкой царя, поскольку она должна была поднять международный престиж Москвы как «Третьего Рима» и преемницы Византии.

Самое резкое отторжение «никоновские новины» встретили в новгородской епархии. Сказалась церковная демократия, сохранившаяся здесь еще с республиканских времен. К тому же новгородская епархия всегда была на особом положении, здесь веками копилась книжная мудрость. Не только монахи, но и многие миряне были искушенными богословами, да и монастырей в Новгороде насчитывалось втрое больше, чем в Москве. Огромная Новгородская епархия, объединявшая русский север, стала своеобразной метрополией раскола, а его столицей стал Соловецкий монастырь. Сюда, на Соловки, бежали от преследований образованные монахи из Новгорода. Они слали царю челобитные, в которых доказывали свою правоту в религиозном споре с никонианами. Правительство ответило своим аргументом – послав на монастырь карательный отряд. Монахи заняли глухую оборону. Пушечные ядра как горох отскакивали от сложенных из громадных валунов монастырских стен. Началась осада. «Соловецкое сидение» продолжалось восемь лет. Лишь в 1576 году с помощью перебежчика царское войско проникло в монастырь, учинив над игуменом и монахами жестокую расправу.

Подвиг соловецких страдальцев стал примером для тысяч раскольников. Люди стали толпами сниматься с обжитых мест и переселяться в глухие места, унося с собой старинные книги и иконы. В городке Пустозерске, также входившем в новгородскую епархию, слал проклятия «никонианам» духовный вождь раскола протопоп Аввакум. В Новгороде одно время проповедовал его соратник Никита Пустосвят. В 1681 году власти заживо сожгли Аввакума и его сподвижников.

Репрессии властей вызвали встречную волну так называемых «гарей» --раскольнических самосожжений, в которых гибли целые деревни. Только в одной новгородской деревне Остров сожгли себя 120 староверов. В Палеостровском монастыре погибли более двух тысяч человек. Уцелевшие раскольники ушли в подполье. В 1692 году в Новгороде состоялся их тайный собор, положивший начало так называемому «беспоповству». Официальная церковь и ее священство отвергались. Признавались только два из семи церковных таинств – крещение и покаяние, все прочие, в том числе и браки, объявлялись незаконными. Запрещалось есть и пить из одной посуды с нестароверами, для чужих держали отдельные миски и кружки. Старообрядчество оказалось поразительно живучим, оно существует и поныне. В последнее время позиция Русской православной церкви по отношению к расколу существенно поменялась. В 1971 году Поместный собор Русской православной церкви Московского патриархата признал никоновскую реформу сомнительной и отменил проклятия, наложенные на старые обряды.Ныне в Великом Новгороде действует старообрядческая община, которой передан храм Иоанна Богослова на Витке.

Так называемый Синодальный период (1721-1917 гг.), начало которому положила церковная реформа Петра I, характеризовался усилившимся стремлением государства подчинить себе Русскую православную церковь. Это вызывало враждебное отношение к Петру и его реформам большинства иерархов, стремившихся защитить русское национальное сознание от западного влияния. Но были и такие церковные деятели, которые искренне сочувствовали преобразовательной деятельности Петра, понимая, что у отсталой страны нет будущего. Одним из самых верных союзников царя-реформатора стал митрополит Великоновгородский и Великолуцкий Иов.

Когда над Новгородом нависла угроза шведского вторжения, Иов мобилизовал все новгородское духовенство на строительство укреплений, причем почтенный старец сам орудовал лопатой, как простой землекоп. Но особенно прославился Иов своей благотворительной деятельностью. На свои средства владыка устроил в городе три больницы, богадельню и два странноприимных дома. Иова можно считать также отцом-основателем детских домов. Он открыл в Колмовском монастыре первый в России дом для незаконнорожденных сирот и сам занимался воспитанием своих, как он их называл, "найденышей". Посмотрев этот дом, Петр приказал и в других городах строить дома "для зазорных младенцев, которых жены и девки рожают беззаконно, и стыда ради отметывают в разные места, отчего оные младенцы безгодно (то есть без пользы для государства-- В.С.) помирают». Как видим, царь руководствовался не столько христианскими, сколько государственными соображениями.

Правление Екатерины II ознаменовалось дальнейшим наступлением государства на Русскую православную церковь, сопровождавшимся изъятием у русских монастырей их земельных владений. Взамен им назначалось государственное содержание, а упраздненные обители превращались в казармы или дома для умалишенных. Такая судьба постигла и Новгородскую епархию. Несколько древних обителей были закрыты, резко сократилось число монашествующих, а сама церковь попала в унизительную зависимость от властей, что негативно повлияло на ее моральный авторитет в глазах общества.

"Екатерина явно гнала духовенство, жертвуя тем своему неограниченному властолюбию и угождая духу времени. Лишив духовенство независимого состояния, и ограничив монастырские доходы, она нанесла сильный удар по просвещению народному, поскольку семинарии пришли в совершеннейший упадок... Многие деревни нуждаются в священниках. Бедность и невежество этих людей, необходимых в государстве, их унижает и отнимает у них самую возможность заниматься важною своею должностью".
А.С.Пушкин "Заметки по русской истории XVIII века"

Самый черный период в многовековой истории новгородской церкви начался после Октябрьской революции. Начало ему положил «Декрет о свободе совести, церковных и религиозных обществах», принятый Совнаркомом 20 января 1918 года, который лишал церковные и религиозные общества права юридического лица и запрещал им владеть собственностью. Декларируя отделение церкви от государства, большевики тут же объявляли государственной собственностью все храмы и монастыри, их земли и имущество. Объявив войну религиозному культу, власть расчищала территорию для своего нового культа, где вместо религии был коммунизм, вместо Бога -- Вождь, вместо богослужений -- митинги и собрания.

Даже праздничные демонстрации удивительно напоминали крестные ходы, только вместо хоругвей демонстранты несли портреты коммунистических вождей. Новгородская епархия сразу попала в зону пристального внимания новых хозяев России. У нее сразу отобрали епархиальный дом в Детинце и здание духовной семинарии в Антонове. Потом пришла очередь монашеских обителей. Новгородские чекисты облюбовали себе Десятинный монастырь, штабу 12-й стрелковой дивизии приглянулся Зверин, Иверский монастырь отдали под детскую колонию. Подверглись грабежу и разгрому Хутынский, Вяжищенский и другие старинные монастыри. Монахов и монахинь, среди которых было много престарелых и больных, выгнали на улицу. На отнятых у обителей землях стали создавать сельские коммуны, которые, впрочем, быстро разорились.

Были закрыты все церковные печатные издания, запрещена торговля иконами, крестами, ликвидирован епархиальный совет. Пострадали не только православные, но и католики, у которых отобрали костел на Петроградской улице. Настоящим глумлением над религиозным чувством стала кампания по так называемому освидетельствованию мощей. Специальная комиссия вскрывала древние раки, выставив на всеобщее обозрение останки погребенных в них новгородских святых. В 1921 году ко всем бедам России прибавился страшный голод в Поволжье, вызванный небывалой засухой вкупе с последствиями продразверстки. Погибли миллионы людей, дело дошло до массового людоедства. Русская православная церковь по собственной инициативе начала сбор ценностей для помощи голодающим. Однако у большевистской верхушки созрел замысел использовать всенародную трагедию для того, чтобы расправиться с церковью и присвоить ее богатства. Ввиду особой важности руководство акцией было поручено второму человеку в партии – Льву Троцкому. Ограбление церкви было тщательно спланировано, на местах созданы «тройки» из руководителей партийно-советских и карательных органов, в церковные приходы внедрены секретные агенты, которые должны были отслеживать реакцию прихожан, выявляя недовольных.

24 апреля 1922 года под своды Софии Новгородской, вошла большая группа людей: чекисты, партийно-советские работники, сотрудники музея. Из ризницы собора мешками тащили золотую и серебряную утварь, священные книги в драгоценных окладах, снимали иконы, обдирали иконостас. Под ударами молотков, под тяжелыми сапогами чекистов гибли замечательные произведения новгородских мастеров. Такая же вакханалия разыгралась в храмах и монастырях по всей губернии. Разграбление продолжалось четыре месяца.В конце июля от новгородского вокзала отошел битком набитый спецвагон. Общий вес золотых и серебряных изделий, вывезенных из Новгорода, составил 10 тонн. Бесследно канули сотни бесценных шедевров средневековья, по дешевке приобретенных западными коллекционерами. В результате массового выброса драгоценностей резко упали мировые цены на алмазы.

Лишь малая часть реквизированных сокровищ пошла на закупку хлеба, зато колоссальные суммы осели на секретных партийных счетах, пошли на «мировую революцию». Ограбление церкви было не единственной целью большевистского плана. Второй его частью стало физическое уничтожение духовного сословия. Ленин сформулировал эту задачу прямо и недвусмысленно: «Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся по этому поводу расстрелять, тем лучше». Аресты и бессудные расстрелы новгородского духовенства начались уже в 1918 году и продолжались вплоть до 1938 года. Убивали деревенских батюшек, крестивших и обучивших грамоте в церковно-приходских школах всю округу, убивали монахинь, дьяконов, архимандритов, настоятелей монастырей. Всего было расстреляно свыше шестисот человек.

Трагически сложилась судьба новгородского митрополита Арсения (Стадницкого), человека широких познаний, в прошлом ректора Московской духовной академии, члена Государственного Совета и Священного Синода, В 1920 году Арсений был арестован и заключен в тюрьму. Вскоре его пришлось выпустить, поскольку в Новгороде начались многолюдные сходы с требованием освободить владыку. В 1922 году Арсений снова предстал перед Ревтрибуналом по обвинению в противодействии мероприятиям Советской власти. На этот раз вмешались знаменитый адвокат Кони и писатель Горький, который лично просил за митрополита у Ленина. Владыку выпустили, но через полтора года он снова оказался в Бутырках по так называемому делу патриарха Тихона. Дело вел следователь Яков Агранов, на совести которого уже числился расстрел поэта Николая Гумилева. Арсению была уготована та же судьба, но Советское правительство в это время добивалось международного признания, и убийство известных иерархов могла иметь нежелательный резонанс. Арсения сослали в далекий Туркестан, где он и умер в 1936 году.

Разрушение епархии продолжалось. В 1929 году власти закрыли Софийский собор. Древний храм был превращен в антирелигиозный музей. Перед алтарем размещалась выставка: «Классовая сущность религии и средства религиозного дурмана». Вслед за Софией храмы стали закрывать десятками, забирая их под клубы, склады, архивы. В начале тридцатых годов прокатилась кампания по снятию колоколов. В Новгородской епархии власти сняли и отправили на переплавку 166 колоколов общим весом 66 тонн. Среди них были уникальные произведения литейного искусства Средневековья. К 1939 году были закрыты подавляющее большинство храмов и все монастыри, за малым исключением уничтожено все духовенство епархии. В Новгороде остался единственный действующий храм -- Михаило-Архангельский собор на Прусской улице.

Великая Отечественная война во многом изменила идеологию сталинского режима. Власти уже не вспоминали про мировую революцию и пролетарский интернационализм. Им на смену был выдвинут лозунг национального патриотизма. Изменилось и отношение государства к Русской православной церкви, в стране стали снова открываться храмы, прекратились преследования верующих, из Гулага возвращались священники. На смену курса повлияла и тактика заигрывания с Русской православной церковью, которую проводили немцы на оккупированных территориях. Но в послевоенное время власти возобновили наступление на церковь. В Новгороде сохранялся только один действующий храм -- Николо-Дворищенский собор, после закрытия которого богослужение переместилось в церковь святого апостола Филиппа.

И вот, когда казалось, что история древней новгородской церкви уже близка к завершению, началось ее чудесное возрождение. 20 июля 1990 года была восстановлена самостоятельная Новгородская епархия, ранее входившая в состав Ленинградской епархии. Возглавил старейшую кафедру России епископ (ныне митрополит) Лев (Церпицкий). Новому владыке досталось скудное наследство. Уже второе поколение новгородцев выросло в условиях официального атеизма. Однако владыка твердо верил в то, что, несмотря на десятилетия богоборчества, в душах новгородцев не угасла вера. Опираясь на широкую общественную поддержку, владыка Лев обратился к властям с просьбой о возвращении церкви главных новгородских святынь. Вскоре состоялось решение исполкома областного совета о передаче церкви в постоянное и безвозмездное пользование Софийского собора, Юрьева, Хутынского и Иверского монастырей, а также чудотворной иконы Знамения.

Ныне Новгородская епархия переживает свое второе рождение. В Великом Новгороде совершается богослужение в десяти храмах, включая Софийский кафедральный собор, в районах области открылись старые церкви и построены новые, на территории епархии действуют шесть монастырей, из которых три мужских (Юрьев, Валдайский Иверский Богородский и Михаило-Клопский Троицкий) и три женских: Варлаамо-Хутынский, Николаевский Косиновский и ставропигиальный Николо-Вяжищский). При многих приходах действуют воскресные школы, епархия издает журнал "София", при Юрьевом монастыре открылось духовное училище. Епархия участвует в благотворительных акциях, помогает больным и нуждающимся. 28 декабря 2011 года постановлением Священного Синода из Новгородской епархии была выделена Боровичская епархия и образована Новгородская митрополия, а владыка Лев был возведен в сан митрополита Новгородского и Старорусского.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Варлаам Хутынский, Великий Новгород, Виктор Смирнов, Новгородская республика, РПЦ, православие
Subscribe

Posts from This Journal “Виктор Смирнов” Tag

promo philologist октябрь 15, 15:20 14
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья! Меня номинировали на профессиональную гуманитарную и книгоиздательскую премию "Книжный червь". На сайте издательства "Вита Нова" сейчас открыто онлайн-голосование на приз читательских симпатий премии. Если вы хотите, то можете меня там поддержать:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment