Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Андрей Никитин о новом мэре Великого Новгорода, НовГУ, приюте для животных и воспитании элиты

Беседа публициста Николая Подосокорского с губернатором Новгородской области Андреем Никитиным. Андрей Сергеевич Никитин родился в 1979 году в Москве. Он - кандидат экономических наук. В 2011-2017 гг. - генеральный директор Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов. В феврале 2017 года был назначен временно исполняющим обязанности губернатора Новгородской области. 10 сентября 2017 года, набрав 67,99% голосов избирателей, избран губернатором Новгородской области. Вступил в должность губернатора Новгородской области 14 октября 2017 года. Беседа с Андреем Никитиным состоялась 25 ноября.


Андрей Никитин / Facebook

- Андрей Сергеевич, в прошлую нашу беседу, которая состоялась в июле 2017 года, Вы заявили, что на тот момент в регионе 76% дорог находились в ненормативном состоянии. Тогда же Вы поставили цель, что при Вашем губернаторстве это количество будет уменьшаться на 10% в год. Сколько сейчас областных дорог в ненормативном состоянии, и каков Ваш прогноз по дорожному строительству на следующий год?

- В следующем году мы сохраним темпы ремонта дорог, достигнутые сегодня. При этом уделим больше внимания вопросам, которые, может, не имеют общеобластного значения, но важны для жителей отдельных районов – это мост через Ловать в Холме, улица Бетховена в Старой Руссе, ремонт дорог в Боровичах, тем более что город в мае 2020 года отметит 250-летие. Поэтому дороги необходимо ремонтировать в 2019 году. Выделим Боровичам дополнительные средства. Нормативно будут закреплены деньги на Великий Новгород и Новгородский район – так называемую агломерацию. Если в прошедшие два сезона выделение средств Великому Новгороду было доброй волей моей, областного Правительства и региональной Думы, то теперь появится отдельная статья, она будет на 5 лет с ежегодной суммой примерно такой же, как мы и выделяли. Иными словами, у города будет возможность на 5 лет спланировать свои дорожные работы и заключать с подрядчиками не однолетние, а, может, двух- и даже трехлетние контракты.

- А все-таки, какой процент дорог у нас сейчас в ненормативном состоянии? Удалось этот показатель в 10% выполнить?

- В принципе удалось выполнить. Но если погружаться в специфику - у нас ведь есть не только региональные, но и муниципальные дороги – необходимо сделать так, чтобы в ближайшие три года у нас к любой школе, больнице, ФАПу, к любому социальному учреждению вела нормальная дорога. Опорная сеть будет разрастаться по логике доступности таких учреждений. Базовую работу мы уже сделали – у нас сегодня до любого райцентра можно доехать в общем-то без проблем.

- Как заявила министр финансов Новгородской области Елена Солдатова, государственный долг Новгородской области к 1 января 2019 года составит 15,7 млрд рублей. Что эта сумма сегодня означает для области, и что будет происходить с этим долгом в ближайшие годы?

- В ближайшие годы этот долг будет снижаться, но на небольшую величину, потому что нам дали отсрочку и фактически реструктурировали обязательства по долгу. Начать его выплачивать сейчас ускоренными темпами означает умножить на ноль абсолютно все социальные программы, которые есть в регионе. Мы получили передышку на семь лет для того, чтобы иметь возможность, так сказать, добавить темпа экономике, добавить темпа развитию промышленности. Мы будем снижать долг миллионов на 150, 200, 300 в год.

- А вообще такой объем долга – это много или мало?

- Во-первых, справедливо говорить, с моей точки зрения, - и я это озвучиваю на федеральном уровне – о том, что помимо этого долга есть еще 15 миллиардов разного рода обязательств по судебным решениям: это жилье для детей-сирот, это 600 миллионов на ремонт домов в Великом Новгороде, это предписания прокуратуры по дорогам и так далее. То есть, у нас, на самом деле, долг составляет примерно 30 миллиардов, вместе с муниципалитетами. И если, скажем, какой-то муниципалитет не сможет отдать долг, это все равно придется когда-то делать, и с участием областных властей. Поэтому мы сейчас фокусируемся на том, чтобы закрывать нижнюю часть долга, потому что она напрямую связана с качеством жизни. Отдавая же верхнюю половину долга, мы просто отдаем бюджету или банкам наши деньги.

- Как такой долг вообще образовался?

- Мне сложно оценивать то, что было до меня. Все-таки есть регионы, даже дотационные, которые сумели долгов практически не создавать. Есть регионы, у которых официальный долг 130%. То есть у нас 50% к бюджету долг, а у них – 130. При том, что в этих регионах есть такая же скрытая, подземная часть, которая официально долгом как бы не считается. И мы в этом плане в середине. Брали, наверное, каждый год миллиарда два – что-то не сошлось, вот и образовался долг.

- На майские указы брали?

- На майские указы, еще на что-то.

- А не получится так, что Новгородская область при Вас будет долг постепенно погашать, недофинансируя из-за этого социальную сферу, образование, медицину, а другие регионы, наоборот, будут ни в чем себе не отказывать, набирать новые долги, и им их потом просто спишут?

- Сейчас есть прямой запрет на увеличение долга. Если мы примем дефицитный бюджет и займем хотя бы сто рублей, то долг, возврат которого у нас отсрочен на семь лет, нам просто сразу предъявят к оплате.

- Это по всей стране запрещено?

- Да, это запрещено. Нарушение для нас значит, что из 15 миллиардов, где 3 миллиарда коммерческих долгов и остальные бюджетные, мы должны будем сразу отдать все бюджетные. А поскольку область не может потерять 12 миллиардов, мы тут же возьмем их в банке, только будем еще и процент платить. Сейчас мы за бюджетные кредиты платим 0,01%, а будем - 8,9%. Поэтому сейчас так никто не делает.

- И Вы думаете, регионы этот запрет выдержат или через какое-то время опять вернутся к наращиванию долгов?

- Кто-то не выдержит, но я думаю, что будет очень индивидуальная ситуация с долгами.

- А можно ли в нынешних условиях вообще всерьез говорить о долгосрочном планировании развития региона, если многочисленные «стратегии развития», как правило, вообще редко когда реализуются полностью на практике. Почти все губернаторы не дорабатывают до конца срока, и когда они сменяются, то, по сути, обнуляются и все прежние договоренности. Из-за этого, кстати, и горизонт планирования у бизнеса и простых людей слишком короткий, даже меньше одного губернаторского срока. Да и те, кто заступает на губернаторскую должность, каждый раз начинает работать как бы с чистого листа, игнорируя начинания своих предшественников.

- Ну, во-первых, это не везде так – не так в Татарстане, Воронежской области, которой 8 лет руководил Гордеев, а теперь пришел мэр города, член его команды…

- И почти сразу начались проблемы у того же Платоновского фестиваля, который был детищем Гордеева.

- Понимаете, здесь вопрос не в губернаторе, а в том, что, если у элиты, в хорошем смысле этого слова (включая образовательную, научную, культурную), есть понимание целей развития региона, тогда губернатор, какой бы они ни был, будет следовать этому вектору.

- Я-то, задавая свой вопрос, в первую очередь имел в виду такие регионы, как Новгородская область, где фигура губернатора определяет очень многое, а элиты, как правило, разрозненны и тесно взаимодействуют с властью.

- Для этого надо людей воспитывать, растить и с ними разговаривать. Вот областная Дума провела Парламентский форум, и я это поддержал. Он для чего был нужен? Для того, чтобы люди, которые в поселениях являются местными руководителями, понимали, куда мы идем и что делаем. Об этом надо рассказывать. Людей надо вовлекать в работу. И в ряде вопросов губернатор должен ориентироваться на их позицию.

- Я тогда немного уточню вопрос: когда закончится Ваше губернаторство в Новгородской области, есть ли какие-то гарантии, что Ваши начинания, то, что Вы планируете на годы вперед, будет востребовано и поддержано следующим главой региона?

- Если, после завершения моих полномочий как главы региона, следующим губернатором сможет быть кто-то из Новгородской области, то это будет означать, что и я, в том числе работал не зря. А если каждый раз, чтобы примирить противоборствующие стороны, будут присылать человека откуда-то…

- Не связанного с местными кланами.

- Да. И вот Вам пример из нашего региона: у нас есть районы, где мы вынуждены людей со стороны ставить, чтобы они не занимали чётко чью-то сторону. А есть Новгородский район, где замглавы района стал главой.

- И в Парфине тоже замглавы возглавила район.

- Это всегда лучше!

- Когда такие люди есть. Насколько я понимаю, кадровая проблема в районах еще более остро стоит. Мало, наверное, кто хочет на себя это взвалить?

- Ну, во-первых, мало кто хочет, а, во-вторых, их же никто целенаправленно не воспитывал. Этим надо заниматься, надо заниматься кадровыми резервами.

- У Комитета гражданских инициатив была школа муниципальных служащих, по-моему, она и сейчас есть.

- В том числе. Также конкурс «Лидеры Новгородчины» нам очень сильно помог. Больше десятка победителей разные руководящие позиции заняли. Сейчас мы смотрим очень активно глав поселений. В ближайшие несколько месяцев будут серьезные назначения именно из людей, которые уже показали себя именно на уровне поселений. Поливай то, что растет - это главный мой принцип. Не пытайся вырастить что-то на бесплодной земле, а вот если пробивается где-то зеленый росток, есть человек, которому не все равно, который хочет что-то сделать – надо его поддерживать. А в целом сейчас все теоретики менеджмента говорят, что долгосрочные стратегии не работают.

- В России особенно.

- Нигде они не работают! Даже в Китае от этого уже отошли. Векторы нужны, необходимо обозначать направления, но затем регулярно корректировать...

- Ну хорошо. Перейдем к другому вопросу. Есть такой политолог Алексей Чадаев, и он в своем недавнем тексте «Каково быть губернатором в современной России?» заметил, что в новейшие времена, помимо традиционных членов губернаторской команды, появилась еще одна позиция - «коуча по щедровитянско-грефовско-АСИшно-сколковскому новоязу, всем этим «оргдеятельностным играм», «скрам-эджайлу», «НТИ», «проектному управлению» и «цифровому развитию»». По его словам, владение этим сленгом означает принадлежность к определенной столичной тусовке и «напрямую конвертируется в объем получаемых регионом ресурсов и «зачётов» перед ресурсодателями». Действительно ли этот новояз является лишь модной риторикой, помогающей отделять своих от чужих при распределении ресурсов? Что конкретно из себя представляет цифровое развитие Новгородской области в обозримой перспективе, если описать его простым русским языком?

- Цифровое развитие для Новгородской области – это, в первую очередь, возможность для всех жителей получить доступ к качественной медицине, это равенство и справедливость. Цифровое развитие дает человеку возможность пройти диагностику в мобильной поликлинике, его данные будут отправлены в областную больницу, и тут же его проконсультирует врач областной больницы в режиме телеконференции. Это возможность для нас быстрее и качественнее получать услуги. Цифровая экономика – это госуслуги в цифровом виде, это МФЦ. Мы сейчас даже не помним, что раньше надо было бегать с какими-то бумагами.

- И сейчас приходится с ними бегать.

- Сейчас гораздо меньше, когда есть МФЦ. Я помню, как раньше надо было прописываться –ходить в ЖЭК и в домовую книгу вносить информацию, еще куда-то…

- Но в той же поликлинике приходится вручную вносить в компьютер данные паспорта, пенсионного страхового свидетельства, полиса – почему все эти документы до сих пор не оцифрованы и не внесены в единую базу?

- Они будут оцифрованы в течение ближайших пяти лет - это есть в госпрограмме, и это та задача, которую государство перед собой ставит. Поэтому для нас цифровая экономика – это равенство возможностей. Сейчас мы будем тратить определенные деньги на отдаленные школы, что даст возможность ребятам в режиме телеконференции поговорить с интересными преподавателями, в том числе университетскими.

- По скайпу, через интернет?

- В том числе. Что касается новояза, вспомните, что филологи говорят об изменении языка в 20 веке. Он изменился даже не в 17-м году, а еще в 14-м. Сокращения пошли еще при царе. Есть, конечно, и какая-то избыточная увлеченность разными новациями…

- Даже в Госдуме недавно предложили создать специальный орган, который бы объяснял населению высказывания чиновников, переводил их на русский язык. То есть это показывает, что происходит некий языковой разрыв между правящей элитой и обществом, разве нет?

- Скорее между группами людей. Сегодня в нашу жизнь входит много новых слов. Кто-то их активно использует, потому что его работа связана с той же цифровизацией, кто-то слышал, а кто-то и не знает даже. Взять блокчейн. Не думаю, что многие знали о нём. Теперь таких людей стало больше, и они понимают друг друга. Мы начали применять блокчейн в Новгородской областной больнице. Наш регион, наверное, первый, который стал использовать эту систему в реальном режиме.

Ведь что зачастую происходит? Я сейчас не говорю, что это происходило у нас, но такое может быть. Скажем, есть пациент, и ему положено льготное лекарство, оно стоит огромных денег, может пару тысяч долларов. Ему это лекарство нужно, его выписывают всего две пачки - дают пациенту одну, а вторую продают с небольшой скидкой на рынке. А распределенный реестр – он же до пациента идет – дает возможность увидеть, сколько лекарств и кому было выписано и как это двигалось со склада на медицинский пост и так далее. Это полностью исключает внесение недостоверных записей.

Или еще один такой проект – дистанционный мониторинг сердечных заболеваний, когда врач вызывает пациента при необходимости, а не в плановом режиме. У врача охват пациентов становится на 70% больше. Плюс все эти данные фиксируются, и видна вся история человека.

- Мы сейчас, я так понимаю, идем в авангарде построения цифровой экономики?

- Да, мы идем в авангарде, и намерены там и оставаться.

- Спрошу теперь про Великий Новгород. Этой осенью в городе произошли серьезные политические перемены: обновился состав городской Думы, вскоре сменится и мэр, причем две ключевых позиции (спикера и мэра) заняли выходцы из крупнейшего химического предприятия области «Акрон». Это породило массу фобий и конспирологических версий. В частности, популярный телеграм-канал «Незыгарь» написал, что Никитин фактически передал город «Акрону» на определенных условиях. Вопрос такой: не приведет ли такое решение к превращению Новгорода в моногород, со всеми вытекающими проблемами, и разумно ли вообще передавать власть в городе одному предприятию, пусть и весьма значимому?

- Должность мэра города сейчас, мягко говоря, тяжела и непрестижна – он за все отвечает, при том, что у него нет особо серьезных ресурсов.

- Но одно дело, если мэр – частное лицо, и совсем другое, если он представляет ФПГ или мощную корпорацию. Не возникнет ли здесь конфликт интересов, и не будет ли он предоставлять преференции для своей компании?

- А какие преференции для «Акрона» нужны? Во-первых, Бусурин это решение принял сам – ни я его не подталкивал к этому, ни «Акрон». Он, когда это решение принял, пришел ко мне и сказал, что он хочет попробовать побороться за кресло мэра, и это было сюрпризом для его руководства в «Акроне», и для меня.

- С Кантором Вы это не обсуждали?

- Нет, Бусурин сам пришел по личному решению. Я его поддержал, но никто его в мэры не продвигал по большому счету. А потому могу Вам сказать про свой мотив. Были разные кандидаты, многие заявлялись, но чем мне понравился Сергей – тем, что, во-первых, он коренной новгородец…

- Он родился в Ивановской области.

- Но всю сознательную жизнь прожил в Новгороде. У него здесь дети, семья, он живет в обычной квартире и ездит по тем же самым дорогам, что и все новгородцы. То есть он не чужой человек для города. Во-вторых, он в политике достаточно давно и понимает, что это такое. И в политике он на себя взял самую тяжелую задачу – руководить общественной приемной партии «Единая Россия». Туда жители приходят, с жалобами, с вопросами. Это не самая простая и легкая работа.

- Поговорим о другом: на «Карте выживаемости трудоспособного населения», которую составили эксперты «Новых известий», Новгородская область заняла 2 место среди регионов с самой высокой смертностью населения и 3-е место с самой высокой смертностью среди граждан трудоспособного возраста. Вы не раз связывали высокую смертность с тем, что люди своевременно не обращаются за медицинской помощью и не проходят диагностику. Вместе с тем, эксперты «Новых известий» замечают, что в таких регионах, как Новгородская область, замедлить рост смертности может даже не столько медицина, сколько полиция и жёсткий надзор за контрафактным некачественным алкоголем. В то же время при Вас было увеличено время свободной продажи алкоголя на территории области (раньше его можно было покупать с 10 утра до 9 вечера, а теперь с 8 утра до 11 вечера). Наверное, это может выглядеть как сразу несколько вопросов, но на самом деле вопрос один – что можно сделать в регионе со снижением смертности, развитием медицины и с образом жизни новгородцев, поскольку никакие врачи и технологии не смогут излечить человека, который сам не заботится о своем здоровье?

- Не может смертность быть высокой только по одной причине. В регионе она такая еще и потому, что у нас самое возрастное население в стране, и это, как Вы понимаете, влияет на показатель смертности. А вот реальная проблема – это смертность в трудоспособном возрасте. И здесь важна работа первичного медицинского звена. Она напрямую влияет на показатель.

Второе – это отсутствие современных межрайонных медицинских центров. Люди, за редчайшим исключением, не должны ехать в Новгород. Они должны достаточно сложные операции получать в Боровичах и в Старой Руссе. То есть, центры необходимо приближать к жителям, там должно стоять совершенно другого масштаба и качества оборудование чем то, которое есть сейчас.

Третье – это скорость доставки. Для этого нужны дороги, они же и для диспансеризации нужны, чтобы туда приезжали мобильные поликлиники.

А четвертое – смертность от дорожно-транспортных происшествий. У нас две федеральных трассы, и мы из-за этого одни из лидеров по смертности в ДТП. Надо заниматься безопасностью – ставить камеры, создавать барьерные ограждения.

- Причина столь массовых ДТП техническая или человеческая?

- Она техническая, скорее, на федеральных трассах, потому что у нас, к примеру, есть горки между Валдаем и Крестцами с трехполосным движением, где все и бьются. А на региональных трассах она человеческая: как только сделали дороги, так сразу люди стали гонять с большой скоростью. Вот трасса Крестцы – Окуловка – Боровичи – она же тоже вся холмистая и извилистая, и как только мы дороги сделали, там сразу выросло число ДТП. Там тоже надо ставить камеры и делать какие-то технические вещи. То есть бороться с человеческим фактором можно только техническими способами.

Дальше тема спорта и профилактики. Должны быть ФОКи, быть плоскостные сооружения. Люди хотят заниматься спортом! В каждом районе, когда я с ними разговариваю, все жители за то, чтобы появлялись спортивные сооружения. То есть у нас просто нет должных ресурсов для массового спорта, и даже в Новгороде недостаточно спортивных объектов.

- И что для этого нужно – еще в какую-то госпрограмму войти?

- Для этого нужно их строить! И не пытаться сделать что-то одно, но дорогое, лучше строить много небольших объектов, но везде. А то, что мы приняли решение по алкоголю, оно было с одним связано – существовал запрет на продажу алкоголя в туристических местах, и из-за этого совершенно не развивался малый бизнес, не формировалась налоговая база. Поэтому и было разрешено продавать пиво на Софийской площади и в парке. При этом, проблема же не в обычных магазинах, где продают легальный алкоголь, а в тех, кто продает спирт по деревням. Это многофакторная история. Мы будем делать все, что возможно. А мы можем научиться спасать людей, быстрее их доставлять в нужное место и заниматься дорогами и безопасностью на дорогах.

Ну а по онкологии – это в чистом виде ранняя диагностика. Тут очень простая статистика. Например, выявление на первой стадии рака груди стоит бюджету 100 тысяч рублей, человек после этого живет долго и его уход из жизни, как правило, не связан с онкологией. Лечение при четвертой стадии стоит бюджету уже миллион, и никаких шансов у женщины нет. Причем для диагностирования заболевание это несложное заболевание, для этого просто нужны маммографы и возможность для небогатых людей получить эту услугу не в Боровичах, Старой Руссе и Новгороде, а у себя в деревне. Как только мы эту программу в следующем году реализуем, мы получим резкий рост числа заболеваний, поскольку мы их сразу все найдем, но зато потом будем этим процессом чуть лучше управлять.

В целом мы на 20% снизили смертность за последние 6 лет – примерно настолько же, насколько ее снизила вся страна - и остались на 83-м месте. То есть динамика была достаточно сильная, но она была не лучше, чем в других местах, поэтому, если мы хотим ситуацию ощутимо переломить, нам нужно действовать опережающими темпами – мы не можем идти в одном ряду со всеми.

- Перейдем к другому вопросу. В начале ноября я ознакомился с экспертным исследованием Шанинки и Фонда Потанина "Российские региональные столицы: развитие, основанное на культуре". В нем на примере 20-ти региональных центров анализируется потенциал развития городской экономики на основе культуры. Великий Новгород в финальную выборку, к сожалению, не вошёл. Однако наблюдения экспертов, как мне кажется, вполне применимы и к новгородской ситуации. В частности, они говорят, что «в половине городов выборки власть, а не город — гражданское общество, городские элиты и бизнес, — определяют культурное развитие» и что «городские элиты везде разрознены, они не выстраивают общую позицию по локальной специфике/идентичности, не продвигают собственно местную культуру вовне». Что, на Ваш взгляд, можно сделать, чтобы Великий Новгород, наконец-то, стал заметен на современной карте России?

- Смотрите, театральный фестиваль Достоевского, который в таком формате (11 иностранных театров у нас было, и сразу на двух площадках - в Великом Новгороде и Старой Руссе) прошел впервые, - знаете сколько он стоил? Девятьсот тысяч рублей было потрачено из областного бюджета, всего лишь. Не какие-то там миллионы или сотни миллионов. И тут как раз инициатива исходила от культурной элиты, которая доказала, что такие мероприятия можно делать. А нацпроект по культуре, который сейчас будет реализовываться, связан в основном с обновлением инструментов в музыкальных школах, с каким-то техническим оснащением театров и другим. И там KPI – это рост посещений объектов культуры.

И мы в своей областной стратегии, которую вскоре вынесем на публичное обсуждение, в разделе «Культура», в том числе анализируя это исследование Шанинки, не готовы сразу предложить какую-то чёткую стратегию. Потому что коллеги пока не отработали вопросы с культурным сообществом. Пока мы обозначим, что нам требуется отдельная культурная стратегия. Я думаю, что в первой половине следующего года надо, чтобы наша культурная общественность подумала: что она может сделать. Мне самому не хочется придумывать что-то искусственно, сверху, опять же согласно моему принципу «Поливай то, что растет». Уже есть некоторые исторические и культурные феномены, которые присущи именно региону. Вот и надо делать акцент на этом, а как это делать – должен не я решать, а культурное сообщество.

- А есть у нас это цельное культурное сообщество?

- Никто и никогда не пытался его о чем-то спросить.

- Но оно существует именно как сообщество, а не как отдельные просветители, писатели, историки?

- Здесь мы как раз можем помочь этому сообществу сорганизоваться. Но я к этому не склонен, мне важно, чтобы люди сами собрались и что-то предложили – тогда я готов это поддерживать. Для начала хотя бы нужно поговорить с людьми - вот это чиновники часто забывают делать. Иногда даже ничего придумывать не надо – просто поддержать тех, кто уже что-то делает.

- Следующий мой вопрос связан с образованием. Полтора года назад Вы заявили, что «вопрос №1 – это университет и среднее образование. Вопрос №2 – это качество городской среды». Сейчас, когда проект становления экосистемы «Город-Университет» уже вошел в программы ректора Новгородского университета Юрия Боровикова и будущего мэра Великого Новгорода Сергея Бусурина, как Вам видится развитие НовГУ в ближайшие годы?

- Для меня важно, чтобы все понимали, что Новгородский университет – это интеллектуальный центр области. Знаете, в чем наш плюс, по сравнению с другими регионами? У нас масса вещей решается гораздо проще и быстрее, чем в крупных городах, где есть десятки вузов, и обычному ректору не так-то просто бывает даже попасть на прием к тому же главе региона. Моя позиция такова, что ректор должен быть допущен на заседания правительства, должен иметь возможность высказывать на них свою точку зрения.

А что касается концепции «Город-Университет», то она сработает только в одном случае – университет должен быть больше, чем город и больше, чем регион. Если мы его хотим сделать вузом, обслуживающим Новгородскую область, он никогда не станет достойным. А чтобы он был таким, надо ректору помогать в его устремлениях. Вместе с тем, нам очень не хватает качественной экспертизы от нашего университета – чтобы она была и по экономическому, и по другим направлениям – нельзя же себя никак внешне не оценивать. Проблема в том, что у нас те же программы областного Правительства и наши планы никто объективно не оценивает. По идее, университет должен этим заниматься, и мы от его экспертизы только выиграем.

- Последний вопрос в рамках этой беседы связан с созданием в Великом Новгороде специального приюта для бездомных животных. Вы не раз обещали, что он появится до конца года. Можно ли теперь сказать о точной дате его появления?

- Я встречался с министром экономики Максимом Станиславовичем Орешкиным. Росимущество относится к его ведомству. У меня было три вопроса. Первый – это просьба ускорить передачу бывшего комплекса МВД в городе, который как раз и должен быть отдан под приют для животных. И сейчас этот вопрос только на их стороне. Как только федералы отдадут нам здание, мы сразу же сможем сделать там приют. Пока, к сожалению, вопрос не решен, именно поэтому я обратился к федеральному министру.

Второй вопрос, церковь Петра и Павла – это тоже объект Росимущества, и он находится в очень плохом состоянии. На моей встрече с коллегами из Общества любителей древности на это было обращено внимание. И мне до министра было важно донести, что этой темой нужно заниматься, что это их ответственность, и что существуют определенные риски.

А третий вопрос – это рыбзавод Врасского, который в соответствии с постановлением правительства страны выставлен на аукцион, на продажу. Мы попросили поменять форму продажи, провести конкурс с установлением условий для покупателя, в том числе по сохранению профиля деятельности предприятия, потому что аукцион не предполагает сохранения профиля объекта – его можно купить, и потом, скажем, переделать в коттеджный поселок. Вот эти три темы переговоров с Росимуществом, которые сейчас находятся на контроле у Богданова. Министр меня услышал, и я думаю, что все необходимые решения будут приняты - если не в этом году, то в следующем. И в том, что касается приюта – здание есть, понимание есть.

- Но Вы готовы будете взять приют для животных под личный патронаж?

- Я, конечно, постараюсь свести организаторов с нужными людьми. Есть «Вольное дело» - фонд Дерипаски, который поддерживает приюты для животных. Есть еще пара-тройка благотворительных организаций, которые этим занимаются. То есть, как минимум, мы попробуем кого-то из них привлечь, чтобы они вложили деньги в саму организацию работы приюта. Там же и ветеринарный пост надо делать. Думаю, миллионов пятьдесят надо будет вложить в само здание. Есть фонды, которые это делают. Конечно, что-то мы дадим и из бюджета, а что-то, может, соберут люди. Но людям, мне кажется, проще поддерживать непосредственно животных, а не строительство объектов для них.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Алексей Гордеев, Алексей Чадаев, Андрей Никитин, Великий Новгород, ДТП, НовГУ, Новгородская область, Сергей Бусурин, Юрий Боровиков, бездомные, беседы с Николаем Подосокорским, губернаторы, дороги, культура, медицина, образование, приюты, регионы, цифровая экономика
Subscribe

Posts from This Journal “беседы с Николаем Подосокорским” Tag

promo philologist december 1, 15:14 5
Buy for 100 tokens
Беседа публициста Николая Подосокорского с губернатором Новгородской области Андреем Никитиным. Андрей Сергеевич Никитин родился в 1979 году в Москве. Он - кандидат экономических наук. В 2011-2017 гг. - генеральный директор Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов. В…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments