Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Оскар Рабин. "Тбилисская эпопея"

Оскар Яковлевич Рабин (1928-2018) — российский и французский художник, один из основателей неофициальной художественной группы «Лианозово». Организатор всемирно известной «Бульдозерной выставки» (1974). Кавалер ордена Российской академии художеств «За служение искусству» (2013). Ниже размещен фрагмент из книги воспоминаний Оскара Рабина "Три жизни" (1986).


Оскар Рабин, неизвестная, Александр Глезер, 1969 // Фото: Игорь Пальмин

ТБИЛИССКАЯ ЭПОПЕЯ

Через месяц после выставки в клубе "Дружба” Глезер получил от комсомольского журнала "Смена” командировку в Тбилиси. Ему было поручено — и вправду в СССР правая рука не знает, что делает левая, а то бы жить и вовсе было невозможно — организовать в стенах редакции экспозиции молодого грузинского художника Джамиля Хуцишвили. Нужно сказать, что к тому времени Саша уже собрал довольно большую коллекцию московских неофициальных художников. Вся его комната в небольшой коммунальной квартире была завешана работами моими, Немухина, Мастерковой, Свешникова, Зверева и других живописцев. Даже коммунальный коридор был завешан графикой. Он вернулся из Тбилиси, лицо его сияло: ”У нас будет выставка там” , — сказал он мне и Володе Немухину. "Где, какая выставка”, — усомнились мы. ”В Союзе художников Грузии. Они все организуют, дают зал и делают каталог, правда, без репродукций и по-грузински”.

Мы слушали и своим ушам не верили. Ну, ладно, выставляют нас физики да математики, и, кстати, начальство всегда заявляет: ’’Они ничего не понимают в искусстве, просто фрондируют” , а тут вдруг Союз художников. ”Не может быть” , — твердил Немухин. Как это получилось? Оказывается, очень просто. Приехав в Тбилиси, Саша отправился в Союз художников Грузии договариваться о выставке в Москве картин Хуцишвили. ’’Послушайте, — спросили его руководители Союза, — что у вас там случилось? Как раз в те дни в Москве проходил Всесоюзный пленум Союза художников. И такой на нем разразился скандал между правыми и левыми академиками, что мы только ушами хлопали. Какая-то выставка, какие-то подпольные художники. Мы так ничего и не поняли”. Ну, Саша все рассказал и даже фотографии работ из своей коллекции показал, и грузины загорелись. ’’Давайте сделаем в Тбилиси выставку вашей коллекции”.

” У вас же неприятности будут” , — предупредил Саша. Но грузины только смеялись: ’’Ничего, ничего не будет. Мы сделаем выставку тихо, во время недели изобразительного искусства, в одном из наших залов. Вход будет лишь для членов Союза” . ”А каталог сделаете?” , - спросил Саша, понимая, что значит для нас каталог с грифом Союза художников. ’’Сделаем, — согласились странные руководители. — Только на грузинском языке”. Рассказал нам Глезер все это и спрашивает: ’’Что будем делать?” Мы с Немухиным преглянулись. Очень заманчивая перспектива. Союз художников Грузии делает выставку московских неофициальных художников, да еще с каталогом, то есть бумажкой, от которой уже не отмахнешься. Через несколько дней Немухин заказал огромный ящик, в который мы затем запаковали значительную часть сашиной коллекции. Саша позвонил в Тбилиси и, получив подтверждение от самого председателя Союза художников Грузии, стал собираться в дорогу. Мы с Немухиным проводили его в аэропорт и стали ждать вестей из Тбилиси.

А там по словам Глезера случилось вот что: грузины слово сдержали. Каталог напечатали и выставку открыли в одном из залов Союза художников. На нее сразу повалил народ. Не только художники, как предполагалось вначале, но и их друзья, родственники, друзья родственников и т.д. На второй день пришел на выставку секретарь парторганизации Союза. ”И что же, — смеялся Глезер, — закрыл ее? Нет, заявил, что нечего такую интересную выставку на пятом этаже держать. Надо, чтобы побольше народа ее увидело” . Раз парторг сказал, так и сделали. Выставку перенесли в другой зал Союза художников, расположенный на проспекте Руставели, прямо против здания ЦК и Совета министров Грузии. Тут зрителей стало еще больше. Молодые грузинские художники удивлялись: ”Мы думали, что в России нет живописи. И вдруг такое” . Некоторые из них даже подарили Саше свои работы и попросили его выставить их вместе с нашими.

Одобрительно отозвался о выставке народный художник Грузии Ладо Гудиашвили. Когда-то его, жившего в двадцатые годы в Париже, дружившего с Модильяни, преследовали. Но теперь у него был огромный авторитет. После того, как Гудиашвили посмотрел выставку, на нее с фотографами приехал главный редактор грузинского журнала ’’Изобразительное искусство”. "Фотографы потрудились вовсю, - рассказывал Саша, — а главный редактор восхищался и говорил своему заместителю: ’’Материал об этом - в номер”. ”Вы знаете, — продолжал Саша, — хоть это и казалось мне несбыточным чудом, но я в какую-то минуту поверил, что, может быть, это чудо произойдет”. Увы, не произошло. В тот же день, попозже, на выставку ворвался какой-то полковник и стал кричать: ’’Мало того, что грузины сами модернисты, они еще русских модернистов проталкивают. Сейчас же дам телеграмму в Москву, в КГБ” . ’’Почему в КГБ, — пытался урезонить его Саша. — Есть Министерство культуры, Союз художников”. ”В КГБ, в КГБ” , — орал побагровевший полковник.

Саша думал, что покричит он, и тем дело закончится. Но уже на следующее утро сам председатель Союза художников Грузии дрожащими руками снимал наши картины со стен. ’’Что случилось?” — допытывался Саша. Но тот лишь махнул рукой и неопределенно сказал: ’’Забирайте картины и уезжайте”. Так на три дня раньше срока по приказу из Москвы закрыли нашу выставку в Тбилиси. Но сотни людей посмотрели ее, и был у нас теперь официальный советский каталог нашей выставки. В Тбилиси через год все руководство Союза художников сменили. А в Москве на нас отозвались почти немедленно. Видимо, сашина выставка в Тбилиси оказалась последней каплей. Терпение у начальства лопнуло, и в газете ’’Московский художник” нам посвятили целый разворот. Досталось и художникам, и Глезеру, но это никого из нас не испугало. На нас разворот ’’Московского художника” никак не отразился, а Глезер, хоть кое-где его печатать и перестали, в общем тоже пострадал не слишком. Через год он даже купил рядом с нами на Преображенке трехкомнатную кооперативную квартиру, и она сразу же превратилась в настоящий музей, который могли посещать все желающие увидеть картины неофициальных художников.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Александр Глезер, Грузия, Оскар Рабин, СССР, искусство
Subscribe

Posts from This Journal “Оскар Рабин” Tag

promo philologist june 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment