Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Ефим Курганов. "О «Флорентийских анекдотах»: Микеланджело и папа Лев X"

Ефим Курганов - доцент русской литературы Хельсинкского университета. Автор книг: “Литературный анекдот пушкинской эпохи” (Хельсинки , 1995), “Анекдот как жанр” (СПб., 1997), “Опояз и Арзамас” (СПб., 1998), “Сравнительные жизнеописания. Попытка истории русской литературы” (2 тома; Таллин, 1999), “Василий Розанов и евреи” (СПб., 2000),и “Лолита и Ада” (СПб., 2001), “Похвальное слово анекдоту” (СПб., 2001), “Роман Достоевского “Идиот”. Опыт прочтения” (СПб., 2001), “Анекдот-символ-миф” (СПб., 2002), ""Русский Мюнхгаузен": Реконструкция одной книги, которая была в свое время создана, но так и не была записана" (М., 2017), "Анекдот и литературно-придворный быт (на материале русской жизни пушкинского времени)" (М., 2018) и др.



О «ФЛОРЕНТИЙСКИХ АНЕКДОТАХ»: МИКЕЛАНДЖЕЛО И ПАПА ЛЕВ ДЕСЯТЫЙ

Антуан де Варийас, основоположник теории анекдота (исторического), полагал, что анекдот, который не снабжен указаниями на источники, имеет очень мало цены и не может вызывать доверия. При этом в первую очередь он предпочитал рукописные источники (неизвестные). Но, например, в одном случае, а именно в шестой части «Флорентийских анекдотов», посвященной римскому папе Льву Десятому и его окружению, он предпочел опереться и на книжную публикацию, но для этого были свои причины.

Варийас выделил из первого издания «Жизнеописаний наиболее знаменитых живописцев...» Джорджо Вазари (1550 г.) мини-цикл о папе Льве Десятом и Микеланджело, который из всех последующих изданий книги был удален. Так выбранное ученым свидетельство вполне имело статус неизвестного и вполне подходило под варийасовское понимание анекдотов. Вот оно: «Когда он (Лев Десятый), наперекор художнику, пожелал видеть его незаконченную работу, и подвергся опасности быть раздавленным помостом, который обрушил на него раздосадованный Микеланджело, затем скрывшийся и не решавшийся показаться ему на глаза, тогда Льву Десятому пришлось сделать его посланником Флорентийской республики, дабы успокоить его неприкосновенностью звания, и при первой аудиенции в этом качестве папа принял его на галерее с тростью в руке. Микеланджело затрепетал вдвойне, но напрасно, ибо гнев Льва Десятого и удары тростью были обращены на камергера» (А. де Варийас. Флорентийские анекдоты. - Вестник общества интеллектуальной истории, 2004, № 2).

Строго говоря, перед нами три эпизода, тесно связанные друг с другом; причем, каждый из них демонстрирует совершенно разные грани характера Микеланджело, как бы не очень пересекающиеся друг с другом: гневливость (несдержанность), исключительную уверенность в себе и стойкий страх перед властителем. Микеланджело предпочитал не показывать свои работы, пока они еще не были завершены. Но авторитарный и нетерпеливый Лев Десятый не собирался учитывать мнений и предпочтений художника. Он явился. Микеланджело пришел в бешенство и швырнул в папу помост. При этом он сам испугался содеянного и бежал в страхе и даже ужасе из своей же мастерской. Это первый сюжет.

Страх все никак не улетучивался. Микеланджело скрывался и решительно уклонялся от встреч с папой. Того, по всей видимости, это беспокоило. Леонардо да Винчи уже бежал от него во Францию. потерять еще и Микеланджело было вовсе не в интересах папы. И он нашел выход, как вернуть Микеланджело, ибо этот властный толстяк и губошлеп был вовсе не дурак. И он назначил Микеланджело посланником от Флорентийской республики, в результате чего тот обрел дипломатическую неприкосновенность и, соответственно, мог уже не страшиться расправы над собою. И Микеланджело согласился на аудиенцию. Это второй сюжет.

Когда Микеланджело явился наконец-то в папский дворец, Лев Десятый встретил его, размахивая тростью, а за спиной его маячил камергер. Микеланджело, к неописуемой радости папы, испугался и ожидал уже ударов, но они достались вовсе не ему, а камергеру. Это третий сюжет.

Получился в итоге сжатый трехчастный цикл, и каждая часть имела свою пуанту. В целом неизвестное свидетельство, извлеченное из книги Вазари, давало отнюдь не линейные, не односторонние изображения характеров художника и папы. Оно раскрывало совершенно различные ипостаси Микеланджело и Льва Десятого: гневливость, уверенность в себе, страх одного и властность, хитрость, сообразительность, способность к провокациям другого. Это был очень эффектный и неожиданно познавательный цикл анекдотов, раскрывавший отношения великого художника и папы с внутренней их стороны.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Ефим Курганов, Микеланджело, анекдоты
Subscribe

Posts from This Journal “Ефим Курганов” Tag

promo philologist june 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments