Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Ефим Курганов. "О методе Антуана де Варийаса"

Ефим Курганов - доцент русской литературы Хельсинкского университета. Автор книг: “Литературный анекдот пушкинской эпохи” (Хельсинки , 1995), “Анекдот как жанр” (СПб., 1997), “Опояз и Арзамас” (СПб., 1998), “Сравнительные жизнеописания. Попытка истории русской литературы” (2 тома; Таллин, 1999), “Василий Розанов и евреи” (СПб., 2000),и “Лолита и Ада” (СПб., 2001), “Похвальное слово анекдоту” (СПб., 2001), “Роман Достоевского “Идиот”. Опыт прочтения” (СПб., 2001), “Анекдот-символ-миф” (СПб., 2002), ""Русский Мюнхгаузен": Реконструкция одной книги, которая была в свое время создана, но так и не была записана" (М., 2017), "Анекдот и литературно-придворный быт (на материале русской жизни пушкинского времени)" (М., 2018) и др.



О МЕТОДЕ АНТУАНА ДЕ ВАРИЙАСА

Антуан де Варийас в теоретическом введении к своим «Флорентийским анекдотам» особо подчеркнул: «Анекдоты – зеркала, лишенные лести» (А. де Варийас. Флорентийские анекдоты. – Вестник российского общества интеллектуальной истории, 2004, № 2). Фактически это даже и не наблюдение и не постулат, а формула, вобравшая в себя указание на специфическую направленность анекдота как особого, совершенно независимого жанра. И исходя из этой самой специфики, ученый и полагал, что преследование «писателя анекдотов», как он выражался, со стороны властей и общества совершенно неизбежно, ибо он опирается всегда на «истинные факты», не примериваясь и не сообразуясь с общественными обстоятельствами. Вот ход рассуждений этого историка: «сочинителю анекдотов тем более есть основания опасаться преследований, чем подлинней описываемый им порок» (там же). … Остановившись на этом (фактах, всеми признаваемых. – Е.К.), мне вероятно посчастливилось бы остаться вне досягаемости критиков. Однако следует страшиться, когда мой предмет потребует идти далее и открыть истину, когда злой рок анекдотов, не позволяющий не сделать для потомков все тайное явным, не заставит меня постепенно уничтожить все преграды... (там же).

А вот российские «писатели анекдотов» готовы ли были идти до конца в раскрытии пикантных тайн, касающихся до великих особ, ежели они знали заранее, что это вызовет преследования властей и бешеный гнев со стороны общества? П.А. Вяземский, отнюдь не желал подобного поворота событий и, выходит, не соблюдал до конца кодекс чести «писателя анекдотов», как он был сформулирован Варийасом. А.С. Пушкин в общем-то тоже не желал ссориться с обществом из-за анекдотов, хотя робостью никогда не отличался. Правда, в дневнике своем 1833–1835 гг. он как будто хотел быть откровенным в раскрытии тайн Двора, но все же во многом это осталось только пожеланием: до разоблачения императорского семейства Пушкин так и не поднялся; дневник был брошен на полдороге.

Помимо требования от «писателя анекдотов» полнейшей свободы в описании дворцовых секретов, Варийас выдвинул еще один важный принцип. Он касался вопроса об источниках неизвестных, утаенных исторических свидетельств. Исторический анекдот по его убеждению ценен исключительно в том случае, если известны его достоверные источники; причем, именно источники, то есть не один, а несколько. Одного недостаточно, даже если он вполне авторитетен. В России в этом плане, кажется, один только Пушкин оказался на высоте (Вяземский источников анекдотов не указывал). В «Table-talk» Пушкин 6 раз зафиксировал источники сообщаемых им исторических анекдотов. Конечно, под каждым анекдотом у него стоял лишь один источник, но и это было большое дело, ведь пример Пушкина в этом смысле для России был исключителен.

Варийас же считал, повторяю, что одного лишь источника для неизвестного исторического свидетельства совершенно недостаточно, ведь даже самое авторитетное свидетельство может исказить субъективная позиция рассказчика Заискивание перед обсуждаемым лицом, нерасположение к нему или месть). Так что необходима корректировка за счет других свидетельств. Автор «Флорентийских анекдотов» старался по возможности соблюдать этот принцип, тем более, что в его распоряжении были манускрипты королевской библиотеки, ибо хранитель ее Пьер Дюпюи сделал Варийаса своим помощником.

Один из самых коронных анекдотов этой книги, скрупулезно воссозданный Варийасом, мне кажется, связан с личностью папы Льва Десятого. Когда кардинала Медичи (будущего Льва Десятого) ввели в зал, где заседал конклав, то произошло следующее совершенно неожиданное событие. Конклав был настроен против этого кандидата, но у кардинала Медичи был гнойник на самом интимном месте, и когда он вошел в зал, гнойник вдруг лопнул. Появилось совершенно удушающее зловоние, и чтобы поскорее избавиться от столь неприятного кандидата, кардиналы быстро и единодушно проголосовали за нового папу; они еще, видимо, решили, что он и так скоро умрет. Так появился папа Лев Десятый, который долго и властно правил католическим миром.

Рассказ о том, как кардинал Джованни Медичи (при этом он был кардинал мирянин, ибо вообще не имел священнического сана) был избран римским папой, Антуан де Варийас выстроил на множестве свидетельств и, в частности, на основе переписки кардиналов Бембо и Сандоле, бумаг семейства Строцци, родственного Медичи, и еще целого ряда достоверных материалов. В результате и был создан самый настоящий исторический анекдот: невероятное, но при этом реальное происшествие.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Ефим Курганов, Медичи, Пушкин, анекдоты
Subscribe

Posts from This Journal “Ефим Курганов” Tag

promo philologist июнь 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment