Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Марко Пази. "Алистер Кроули и искушение политикой" (2018)

Пази М. Алистер Кроули и искушение политикой. - М.: Клуб Касталия, 2018. ISBN: 978-5-519-65862-1.



Введение

Почему же следует проявить серьезный интерес к такой эксцентричной личности как Алистер Кроули? Хотя ученые начали проявлять интерес к нему и количество серьезных исследований, посвященных ему, медленно растет, до сих пор легче найти книги, описывающие его в сенсационной манере, как бугимена или шарлатана или одновременно того и другого, совсем как при жизни. Подчас, даже те авторы, которых можно назвать пионерами в критических и исторических изучениях эзотерических движений и которые должны были защищать предмет своих исследований от подозрений и попыток “маргинализации” не могли удержаться от громогласных выражений презрения, когда дело касалось Кроули. Яркий пример можно найти у Гершома Шолейма в его “Основных тенденциях иудейского мистицизма”, которые являются значительной вехой в изучении еврейского мистицизма. Шолейм описывает использование Кроули определенных кабалистических идей как “ярковыраженное шарлатанство” и замечает более резким тоном: “не стоит тратить впустую слова по поводу сочинений Кроули”.

С появлением новых объектов исследования, таких как история западного эзотерицизма или новые религиозные движения, ученый мир приступил к исследованию личности Кроули более методично и с большим вниманием как к писателю. Фактически, пришло понимание, что Кроули представляет собой существенный источник для понимания различных категорий вновь возникших религиозных движений, начиная от неопаганизма и заканчивая сатанизмом. А с развитием академического подхода в изучении эзотерических движений, ученый мир начал избавляться от предрассудков в виде “консервативной позиции”, такой как у Шолейма и расширил поля исследований, включая авторов и направления, которые проникли в сферу научных исследований, только последние несколько лет.

Будучи, тем не менее, убежденным, что такого автора как Алистер Кроули следует считать законным и достойным уважения объектом научного изыскания, я решил сфокусироваться на необычном аспекте его персоны, а именно на отношении к политике. Изучение cвязи между эзотерикой и политикой, особенно в последние двести лет, есть нововведение само по себе. Например, хорошо известное исследование Георга Мосса о культурном происхождении Третьего Рейха, впервые изданное в 1964, представляло историю движений и течений, предшествующих Первой Мировой войне, и может быть размещено в, так называемой, “серой зоне” между эзотерикой и политикой.

Исследовательская работа Мосса в этом направлении была продолжена шотландским ученым Джеймсом Уэббом, на этот раз в свете растущих европейских перспектив и увеличивающегося интереса к конкретно эзотерическим аспектам. Уэбб предположил, что одним из характерных исторических феноменов западной истории в течении последних двух столетий было, так называемое, “бегство от разума”. Этот побег, по его мнению, являлся реакцией “на образ мыслей и общество, появившиеся как производное от рационализма 18 века” или, иными словами, отказ от современности с его рационалистическими и материальными аспектами. Феномен, особенно проявляющийся, согласно Уэббу, в условиях социальной или политической напряженности.

Хотя, исследования Уэбба и сегодня кладезь информации, его основные тезисы все же несколько устарели.Такого рода подход предполагает, полярность между двумя конрастными расходящимися силами, которые Уэбб определяет как рациональность и иррациональность. Конфликт между этими двумя идеологическими силами, согласно ему, “одна из величайших сражений 20 века. К сожалению, вопрос как определить эти два понятия в историческом контексте, остается открытым. Когда данный феномен подвергается тщательному разбору- даже принимая как само собой разумеющееся и недвусмысленное определение рациональность-границы между рационализмом и иррационализмом, как правило, становятся весьма размытыми.

Сравнительно недавно , Жан-Пьер Лоран и Джоселин Годвин представили новую версию данного вопроса. Основной момент их работы-то, что намного легче опознается и определяется в историческом отношении: а именно отношение оккультных течений не столько к рациональности, но к христианству. Эти новые данные, особенно, изменение дистанции между оккультным и эзотерическим движением и христианством в течении 19 го столетия- расстояние, которое частично может быть измерено в повторяющихся тематических понятиях, берущих начало в Просвещнии- делает анализ данного явления более конкретным и предлагает нам более четкое видение внутренних и внешних динамических проявлений в различных оккультных течениях. В случае Кроули, это, несомненно, более понятно структурно, чем в контексте, представленном Уэббом. Фактически, как я надеюсь, сделать это отчетливо ясно в моем анализе, это невозможно, или, по крайней мере, в высокой степени проблематично- говорить о “бегстве от разума”, говоря о Кроули, в то время как рассуждать о “побеге от христианства”, вполне обоснованно.

Согласно Годвину, который изучал феномен оккультизма, в частности, в Англии, это может быть связано с возможным различием между левым крылом эзотерицизма с либеральными и прогрессивными тенденциями и реакционным и консервативным правым крылом. Примером первого может служить теософия мадам Блаватской. Традиционализм Рене Генона, с другой стороны, можно отнести к последнему типу. Если мы принимаем это различие, то кажется, что Кроули, на первый взгляд, относится к левым, чем к правым. Но, очевидно, в его случае, все гораздо сложнее. Как мы увидим далее, можно говорить о существовании двух Кроули: один рационалист, симпатизирующий ценностям просвещения, другой-романтик и реакционер. Первый учился в Кембридже, верил в прогресс и отрицал христианство с позиции позитивиста и либерального философа. Второй же не верил в прогресс и положительные аспекты современной цивилизации и жаждал вернуться к феодальному строю. В этом смысле можно было бы также сказать, что Кроули являл собой пример кризиса, характерный для позднего викторианского, а затем и эдвардианского общества. Кроули выразил данный переходный период очень ясно, даже если для него самого он остался незавершенным.

Еще один важный прецендент в изучении политики и эзотерики можно найти в работах Джорджио Галли. Фактически, мои исследования развивались изначально из его трудов. Имя Кроули появляется в его книгах несколько раз в связи с историческимим событиями, детали которых еще не до конца выяснены (например, побег Рудольфа Несса в Британию). Данная работа-попытка предложить несколько новых фактов в этом направлении. Более детально о содержании этой книги, могу сказать, что в моих исследованиях я сосредоточился на двух моментах одновременно: фактах и идеях. Что касается первых, то Кроули, возможно, является обладателям своеобразного рекорда: количество клеветы и просто глупых легенд вокруг его личности поистине ошеломляет, и одна из первых задач, стоящих перед серьезным исследователем, желающим приблизиться к нему, пролить немного света в этом нагромождении лжи и истины. Таким образом, я в первой главе предлагаю короткий обзор его жизни, тем самым подводя читателя к содержанию последующих глав.

Во второй главе я более детально фокусируюсь на идеях Кроули. Я пытаюсь подробно анализировать его тексты, чтобы вывести на первый план их возможный политический подтекст. Кроули не писал в открытую на политические темы, но я убежден, что основная часть его трудов изобилует увлекательными политическими намеками. Я отвожу значительное время его юности и становлению политической восприимчивости. В этой главе я также коснусь довольно чувствительной темы, относительно его терпимой позиции к радикальной политике того времени и, особенно, к нацизму.

В третьей и четвертой главах я буду пытаться воссоздавать события политического значения, в которые был вовлечен Кроули. В третьей главе я рассуждаю, в частности, об отношениях, которые он имел с разными личностями, имеющими политическое влияние в то время, такими как, например, генерал Британской Армии и активист правого толка Дж. Ф.С. Фуллер, английский журналист и политик Том Дриберг, московский корреспондент “Таймс” Вальтер Дюранти, авантюрист Джеральд Хамильтон и британский офицер секретных служб Максвелл Найт. Последний представляет особенный интерес, поскольку его отношения с Кроули позволяют мне пролить некоторый свет на прошлое Рудольфа Хесса, бежавшего в Шотландию в 1941 году. Особенное значение имеет неожиданная встреча Кроули с португальским поэтом Фернандо Пессоа, которая является основной темой четвертой главы. Эта встреча была очень значимой для обоих, по причине слухов, окружавших их и из-за личности самого Пессоа. Будучи не только поэтом, но и политическим философом и эзотериком, он имел идеи, представляющие определенное значение для этой книги. Я также считал, что это было тем, что пробудило интерес у других поругальских интеллектуалов, то, что они были друзьями. Этот факт был отвергнут пессоанскими специалистами- даже теми, кто обращал внимание на отношения с Кроули.

В пятой финальной главе, я изучаю как Кроули был воспринят определенными кругами, в особенности консерваторами и движением теории заговора. Традиционализм Генона рассматривает Кроули как представителя так называемой контр-инициации, сам Генон характеризовал его как “теневая фигура” и “марионетку” в руках левых и порочных сил. Это точку зрения, тем не менее, не разделял другой известный традиционалистский философ Джулиус Эвола. Я попытаюсь уточнить причины этих расхождений. А также вкратце обсудим отношения Кроули с еще одним представителем традиционализма Анандом К. Кумарасвами во время его длительного пребывания в Соединенных штатах. Геноновское мнение о Кроули было близко к “теории заговора”, которая выходит далеко за рамки его реального влияния и, собственно, его намерений. Беспокойство вокруг образа Кроули как опасного возмутителя спокойствия, было, несомненно причиной почему итальянская политика завела на него досье в 1930 году, об этой нелепой истории также пойдет речь в этой главе.
В конце книги читатель найдет два приложения. Одно из них эссе Х. Томаса Хакла, об образе Кроули с точки зрения итальянского традиционалиста Джулиуса Эволы. Хакл имел возможность копаться глубоко в этом вопросе и обнаружил много нового.

Во втором приложении читатель найдет подборку документов, которые обсуждались на протяжении всей книги и представляют определенный интерес к предмету.
Я надеюсь этим исследованием внести свой вклад в “нормализацию” Алистера Кроули как объекта научного исследования. Верю, что сегодня, спустя более чем 60 лет после его смерти его можно изучать таким каким он был: сложным интригуюущим творцом, который оставил множество работ, примечательных в своем объеме и разнообразии и до сих пор оказывает значительное влияние на некоторые новые религиозные движения и сегодня. Спорные аспекты в личностных проявлениях и деятельности человека, который подобно Семирамиде Данте, “сделал страсть своим законом”, определенно, не может проигнорирован или преуменьшен, но ничто не может быть использовано как предлог для отрицания значительности его трудов и идей.

Необъяснимая жизнь

…. один Кроули, личность с необъяснимой жизнью…
(В. Б. Йетс, из письма к леди Грегори 28 апреля 1900)
Вопрос статуса

В этой главе я буду возвращаться к наиболее ярким моментам жизни Алистера Кроули. Но сначала я бы хотел сделать несколько упоминаний об источниках, необходимых для такого специфического субъекта. Кроули привлекал внимание большого количества авторов и в последние шестьдесят лет было издано большое количество биографий и монографий.
Джон Саймондс (1914-2006), которого сам Кроули назначил на должность литературного агента, автор биографии, которую многие считают “стандартной”. Кроули перед смертью, якобы, попросил Саймондса позаботиться о публикации неизданных работ и подготовке к переизданию того, что было издано при жизни, также дал поручение позаботиться о том, чтобы пожелания относительно возвращения авторских прав были выполнены. В силу вышесказанного, после смерти Кроули, Саймондс имел возможность изучить все оригинальные материалы, дневники и письма и его работа основана на этих данных. Между 1951 и 1997 годами, Биография Саймондса была издана несколько раз, с изменениями и дополнениями. Практически, все, кто имел хоть какой-то интерес к Кроули обращался к работе Саймондса. Однако, имеются и критические высказывания- подчас, слишком грубые, резкие и, как правило, из “кроулевского окружения”.

Какие же недостатки видят критики в биографии Саймонда? Главным образом, его обвиняют в пристрастности и необъективности, представлении только негативных черт в характере Кроули и отсутствии понимания и, по крайней мере, цели данной работы. Это правда, и, если внимательный читатель сравнит источники, которыми пользовался Саймонд и проанализирует как он их использовал, то не сможет не заметить как спорна его бигография в некоторых моментах и насколько она враждебно предвзята по отношению к Кроули. Вазможно, стоит привести пример. Ccылаясь на то, как Кроули “исцелял” невроз одного из своих учеников, Саймондс писал: “Кроули излечивал психозы и неврозы по своему мудро. Он видел, что разум или психо разделен на сознательный и бессознательный уровень; это было частью оккультной традиции. Понятие “бессознательное” как динамичная и побудительная сила, он взял у Фрейда, без всякой благодарности. Это было бы тяжело для Кроули самому создать и задокументировать что-либо. Саймондс не скрывал, что поддерживает требования Гранта; фактически, он посвятил третье издание биографии самому Гранту, которого представил в образе “Х-Глава Ордена Восточных Тамплиеров”.

Работы Гранта интересны тем, что созданы в большей степени на основе первоисточников, что делает их трудными для восприятия, но ими следует пользоваться для научных работ и сегодня. Его сугубо личная интерпретация персоны Кроули имеет право как точка зрения, но оказываются далеки в некоторых отношениях от намерения самого Кроули. Что касается биографических данных, то Грант добавляет некоторые детали, основанные на его личных воспоминаниях, в особенности в отношении последних лет жизни Кроули.
В последние несколько лет появилось несколько других биографий Кроули. В особенности, я бы отметил таких авторов как Чарльз Ричард Каммел, Францис Кинг, Колин Вилсон, Роджер Хатчинсон, Мартин Бот, Лоран Сутэн, Ричард Кащинский и Тобиас Чартон. Каммел, подобно Саймондсу, знал Кроули лично, в последние годы его жизни и был более всего поражен его поэтическим талантом. Факт, что Кроули сам попросил Каммела стать его биографом в последний 1930 год, после того как потерял надежду на публикацию его “Откровений” целиком. Каммел смог выполнить эту просьбу только после смерти Кроули и книга не издавалась вплоть до 1951 года, в том же году вышла и биография Саймондса. Заключительные главы биографии Каммела замечательны; он вспоминает свою дружбу с Кроули, делится некоторыми деталями последнего периода его жизни и его суждения определенно более объективны, чем у Саймондса. Но, кроме этого, его книга дополнена текстом из “Откровений” (полученными от самого Кроули, поскольку были опубликованы лишь частично), без добавочной информации.

То же самое можно сказать о биографии Франциска Кинга, впервые изданной в 1977 году. Книга Колина Вилсона, развивающая идеи представленные ранее в главе его классического научного труда, посвященного феномену оккультизма, не является биографией в прямом смысле, скорее попыткой интерпретации в том же духе, что и Regardie. С моей точки зрения, однако, его исследования не предлагают какого-то нового видения для понимания Кроули; наоборот, в книге показано много неточных знаний работ и идей Кроули. Биография Хатчинсона предлагает некоторую не известную ранее информацию, особенно касающуюся темы данного труда. Тщательно анализируется время, проведенное Кроули в Соединенных Штатах, его деятельность в прогерманской пропаганде, включая досье, которое английская полиция вела на него долгие годы.

Я также рецензировал биографии Бута, Сутэна и Кащинского и могу представить читателю обзор статьи, в которой пишу об этом. Здесь, я просто упоминаю, что все трое представляют серьезную альтернативу Саймондсу в написании биографии. В особенности Сутэн, пытающийся докопаться до сути кроулевской психологии, что не делал до этого ни один другой автор. Книга Кащинского дает в основном, приглаженный, местами стерильный образ Кроули (очевидно, в попытке как-то сбалансировать предвзятую враждебность Саймондса),основанный на внушительном количестве исследований и это очень хорошее подспорье для изучения, не только потому что, некоторые факты и события из жизни Кроули, получили очень мало внимания у предыдущих биографов или не были освещены совсем, но также из-за количества полезных ссылок и отзывов. Биография была недавно переиздана в расширенной редакции, что существенно улучшило ее в сравнении с первой книгой.

Только две примечательные биографии были выпущены после моей обзорной статьи в 2003 году. Первая принадлежит Тобиасу Чертону, который также как и Кащинский симпатизирует Кроули и его книга может считаться еще одной попыткой “в установлении документальной честности”, представляя более положительный образ действий Кроули, его мотивов и идей. Теперь, как и в случае с книгой Кащинского, это означает использование серьезных доказательств для опровержения диких и необоснованных обвинений и намерение должно быть оценено по достоинству. И, несомненно, то, что Чертон использовал прежде неизвестные источники, дает представление о некоторых эпизодах в жизни Кроули в новом свете. Но я менее склонен к экзальтации Чертона, когда он представляет Кроули как “выдающегося ученого, сопоставимого по уровню с Фрейдом или Юнгом” или когда он рассуждает о кроулевских “пяти принципиальных достижениях”, более подходящих для духовного дневника, чем для научного труда.

Вторая значимая книга о Кроули была опубликована в 2003 году Ричардом Б. Спенсом и называется “Секретный агент 666: Алистер Кроули, Британская разведка и оккультизм”. Это не настоящая биография в прямом смысле, но монография, посвященная всем возможным доказательствам сотрудничества Кроули со спецслужбами различных стран, и в особенности английской. Очевидно, исследование Спенса несет в себе те аспекты, которые также уместны в моей книге и я говорю об этом более подробно в следующих главах. Но несколько общих комментариев будут уместны здесь. Спенс изначально интепретирует, что якобы всю свою сознательную жизнь Кроули имел постоянную, продолжительную вовлеченность в секретную деятельность. Почти любое событие в жизни, поездка, отдельная случайная встреча с кем бы то ни было, рассматривается под этим углом зрения и трактуется соответственно. Спенс- профессор университета Айдахо, несомненно, обладает глубокими знаниями по истории секретных служб и является авторитетным экспертом в этой области. Его книга представляет собой внушительное количество архивной работы и использование интересного и нового материала.

Мне кажется, тем не менее, что навряд ли Спенсу удалось обнаружить неопровержимые улики того, что Кроули был “спецагентом” и, поэтому, был вынужден возвращаться к гипотезам и спекуляциям, которые иногда шиты белыми нитками в своей неправдоподобности. Это правда, что, по своей натуре, Кроули был скользкий и неуловимый тип. На проблема в том, что когда все построено на серии недоказанных аргументов, начинаешь сомневаться в надежности целой конструкции. Если внимательно изучить фактические доказательства, из тех, что доступны и которые Спенс собирал с большим вниманием, то получается, что несколько раз в жизни Кроули действительно информировал секретный службы, но действовал,скорее, больше по собственной инициативе, чем по заданию. Но быть добровольным информатором, конечно же, не тоже самое, что быть задействованным на постоянной основе как агент спецразведки.

Существует еще одна проблема, которая отличает подход Спенса от моего. В своей книге Спенс пытается доказать, что, несмотря на то, что Кроули был вовлечен в деятельность секретных служб-и это было всегда- он был просто преданным англичанином. Даже когда эти доказательства свидетельствуют об обратном, все это изложено и опубликовано в виде докторской диссертации в 1998 году.

Буше, который был не только активистом во французских кроулианских кругах, но и в ультра-правых политических, проявлял особенный и не невинный интерес к отношениям Кроули с политиками и его книги дают справедливое представление о идеях и работах Кроули. Но реальным поворотным моментом в научном исследовании Алистера Кроули стала недавнее издание антологии эссе под редакцией Генриха Богдана и Мартина П. Старр, выпущенное Оxford University Press, в котором есть и мой вклад. Эта книга свидетельство того, что, что Кроули сегодня представляет собой интерес для серьезных научных исследований и фактически наиболее значительный пример материализации общей тенденции последних пятнадцати лет.

Несколько хорошо известных академических специалистов в области новых религиозных течений и западного эзотерицизма внесли свой вклад в книгу такие как Генрих Богдан, Алекс Оуэн, Массимо Интровинь, Рональд Хаттон и Хью Б. Урбан и написавший предисловие Ваутер Дж. Ханеграфф. Закончив обзор существующей ныне литературы, я приступаю к описанию наиболее значимых моментов жизни Кроули, уделяя особо пристальное внимание тем аспектам, которые послужили целью для написания этой книги. Моими основными источниками будут биографии Саймондса, Сутэна и Кащинского.

Читать подробнее: https://castalia.ru/perewody/telema-perevody/3329-marko-pazi-alister-krouli-i-iskushenie-politikoy-chast-1.html

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Кроули, ОТО, книги, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Кроули” Tag

promo epi_zog 16:49, yesterday 1
Buy for 110 tokens
Идея дробного питания: питаться маленькими порциями 5-6 раз в течение дня, набирает популярность в современной медиасреде. Наверняка каждый, кто интересовался темой “как похудеть” сталкивался с этой концепцией, неужели это та самая “волшебная пилюля”, которая решает проблему лишнего веса? Итак,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment