Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

"Эпилог из 1999 года". Фрагмент из романа Дмитрия Бавильского "Красная точка"

Дмитрий Владимирович Бавильский (род. 1969) — русский писатель, литературовед, критик, журналист. Член редакционного совета журналов «Урал» и «Новый берег». В ЖЖ известен как paslen. Член Ассоциации "Свободное слово". Лауреат двух премий журнала «Новый мир» (2006, 2009) и премии Андрея Белого (2014).

Ниже с разрешения автора размещен ранее не публиковавшийся фрагмент из романа Дмитрия Бавильского "Красная точка".




Эпилог из 1999 года

Вася не помнил, кому в голову пришла идея «крутить столик» и вызывать духов на откровенность: разум пал жертвой преждевременной встречи Нового года. В архиве ему объяснили, что праздник обязательно состоится, «несмотря на любую погоду», если предварительно встретить его с важными и дорогими сердцу людьми, так как Новый год – вообще-то (и тут, как говорил непопулярный теперь Горбачёв, отданный на поругание пародистам) двух мнений быть не может, праздник семейный, радоваться ему следует дома, накануне отдав должное общению и напиткам с коллегами да друзьями. Вот Вася как с цепи сорвался, никогда такого с ним не было: квартиры и компании мелькали перед глазами, совершенно не задерживаясь в памяти. Все время пили за надвигающийся Миллениум и за Путина, официального ельцинского преемника, обогнавшего других кандидатов (Немцова, Аксёненко и Степашина) в очереди на трон.

Проспавшись на чужих пахучих подушках и буквально света белого не видя, Вася опохмелялся и хоровод под метель начинался по новой. Девки, подружки, непонятные застолья – до конца года оставалось пара дней, ёлку ещё не нарядили, но по ящику уже вовсю крутили старые «Голубые огоньки». Зависли в какой-то незнакомой квартире, неуловимо похожей на все остальные квартиры Чердачинска, когда кто-то предложил вызвать дух невинноубиенной Галины Старовойтовой, она же, бедняжечка, в Чердачинске, вроде, родилась, правда, когда он еще Танкоградом назывался. Пока готовили стол, красными, от возлияний глазами, Вася воткнулся в телевизор «Минск», где главная певица страны пела на цирковой арене самую популярную когда-то песню – сентиментальную чепуху про художника, обманувшего актрису, которая любила не его, но деньги и богатство. Хит позапрошлого десятилетия, когда деревья были большими, сочинили главные композитор и главный поэт страны, которой больше не было, а качели, на которые присаживалась главная певица СССР, оказывались трапецией – её аккуратно покачивал главный фокусник страны с немым ужасом в глазах.

Вот и сама эта главная певица совсем недавно схлопнувшейся империи вспоминала, что никакой страховки тогда на телесъёмке не предполагалось. Качели взмывали под самый купол и раскачивались над амфитеатром, где «душа России», как её теперь называли, как ни в чём не бывало, пела зачем-то свой шлягер позапрошлого лета буквально в нечеловеческих условиях. Совсем как Гагарин. И, если знать, что ничем не прикреплённая актриса, намертво, до посинения вцепившаяся в ручки трапеции, трепещет от страха, взывая к всем богам одновременно, больше всего на свете желая, чтобы фонограмма поскорее закончилась и её, живую и невредимую, спустили, наконец, вниз, к опилкам и угловатой подтанцовке, а также к фокуснику, который и сам сжался от ужаса, подобно неловкому дебютанту, ещё не владеющему своим деревянным-оловянным, номер в телевизоре выглядел теперь совершенно иначе.

Например, как зловещая аллегория человека, улыбающегося изо всех сил и показывающего, что у него всё в порядке, хотя жердочка, выделенная ему режиссёрами, совершенно не предназначена для нормального самочувствия. Ярко напомаженный и разукрашенный так, чтобы отовсюду было видно как он счастлив, этот человек болтается в противоестественной невесомости, ничем не выдавая, как ему одиноко и страшно. Там же ещё на первом плане крупно нарезанные блёстки постоянно летят, из-за чего становится окончательно тошно. Будто бы увиденный в первый раз, номер завораживал: Вася, совсем как в первый раз, не мог оторваться от зрелища, способного закончиться чем угодно. Он облегчённо выдохнул лишь когда певица пикировала вниз, к ней вновь подбежал Игорь Кио, а «душа России», как ни в чём не бывало тряхнув гривой, тронула кончиком туфли ковровое покрытие арены – точно всё ещё не верила, что и на этот раз обошлось.

У Старовойтовой так не вышло – её убили в своём подъезде, непонятно за что. К тому же, это главное условие – человек, чей дух вызывается для общения, должен родиться там, где его вызывают, поэтому, как только буковки по кругу разложили (взяли чью-то детскую разрезную азбуку – у Васи такая же над кроваткой висела, картинки не изменились) на столе и карандаш наточили, кто-то вспомнил о прошлогоднем «резонансном» убийстве, так до сих пор и не раскрытом. «Ну почему опять не знаю, опять твой номер набираю…» – пела в телевизоре теперь уже припанкованная Борисовна, размахивая телефонными шнурами. Безбородов решил, что это – очень даже хороший повод узнать, кто, на самом деле, стрелял в Старовойтову, но та долго не выходила на связь, и только под угрозой смены собеседника (Садыкулин предложил на выбор Игоря Талькова или Виктора Цоя, но его зашикали) начала говорить, но, будто бы нехотя и крайне немногословно.
– Кто вас убил, Галина Васильевна?
– Система.
– Эта система сейчас у власти?
– Она всегда у кормила. Была, есть и будет.

Про «кормило» придумал Вася, так как, на самом деле, Старовойтова продиктовала «корыто». Впрочем, смысл от этого если и меняется, то не слишком. Хотя «корыто» может быть разбитым, а «кормило» нет. Но тут уже выступил Садыкулин, который объяснил, что, вообще-то, «кормило» – это корабельный руль, и разбить его даже проще, чем корыто. Садыкулин всегда знал всё лучше других, хотя знания его обычно пользы не приносили.
«Делу время, делу время, да-да-да-да-да-да, делу время, а потехе час», – выкрикивала Алла Борисовна с той стороны экрана.
– А кто убил Катю Емельянову?
– Никто.
– Как она умерла?
– Несчастный случай.

Неместным Безбородову и Садыкулину пришлось объяснять, что в школьные годы исчезновенье Кати Емельяновой, красивой девочки девяти, что ли, лет, стало одной из главных сенсаций брежневского застоя. Она жила в элитном доме на Пушкина, была дочкой больших начальников, именно поэтому дело получило необычайно широкую огласку. Однажды Катя не вернулась из школы. Её долго искали, фотографии показывали по Восьмому каналу в местных новостях. Кто-то вдруг вспомнил, что похожая девочка ехала на 45 автобусе, конечная остановка которого в аэропорту. С каким-то немолодым мужчиной в тёмных очках, одновременно похожим (его фоторобот показывали вслед за фотографией Кати) на разведчика и на шпиона.

Странная парочка сошла возле учительских садов, что тянутся по обе стороны шоссе на Екатеринбург. По тревоге подняли всю милицию, присоединили к ней военных и дружинников. Прочёсывали участки, раскупоривали избушки, законсервированные на зиму (Катя исчезла поздней осенью, как сейчас Вася помнил ориентировку: пальто бежевое с большими пуговицами, розовый ранец, белые банты, «так же девочка была одета в сапожки импортного, румынского производства»), лазили в колодцы. Но так и не нашли, Катя пропала без следа, растворилась в далёком олимпийском году, однако, долго ещё чердачинских школьниц встречали после учебы, пугали чужими людьми и воспитывали на её примере дополнительную бдительность.

«Ледяной горою айсберг из тумана вырастает…» – констатировала Пугачёва очередную перемену своего настроения. Вася предложил помянуть Катю Емельянову, не чокаясь. Все, а в комнату набилось человек десять разной степени опьянения, молча выпили. Казалось бы, кто ещё помнит про эту несчастную, которая, может быть, провалилась под лёд в районе Солнечного берега или же уснула в лесу, как Витя Соков, но всплыла ведь, «навеки в памяти народной» – из-за винных паров да дубильных веществ, чудны дела твои, Господи.
Вася хотел поинтересоваться как дела у Тургояк, с которой он расстался ещё до дефолта, но вовремя спохватился, что Маруся, слава богу, жива и тогда уточнил у Галины Васильевны, что случилось с Пушкарёвой.
– Ничего.
Оказалось, что Лены нет ни на том, ни на этом свете: тело её отсутствует тоже, видимо, уничтожили, может, сожгли, а душа заплутала между мирами, даже Старовойтова не знает, что ответить.

«Струится время без конца, у тихой рощи, венчает юные сердца седой паромщик…» – вновь протяжно заголосила «Душа России», в длинном хитоне похожая на призрака. Безбородов, подзуживаемый Садыкулиным («Мне всегда казалось, что песня Пугачёвой «Паромщик – про Харона…», – успел вставить он), возмутился, что Вася расспрашивает великого «политика демократической направленности» о каких-то там частнособственнических интересах и старинных знакомых, вместо того, чтобы поинтересоваться об общей участи, о том, что же будет с родиной и с нами?
– А то и будет, что ничего не будет.

Тут Галину Васильевну точно прорвало и телек пришлось выключить, чтобы не сбить приём волны. Но если раньше Вася ещё колебался верить тому, что говорит дух невинноубиенной, то теперь он решил для себя, что точно не верить, так как всё, что рассказывала Старовойтова казалось совершенно невероятным. После каждой её реплики хотелось, совсем как в старинной комедии Леонида Гайдая, воскликнуть: «Не может быть!» Правда, в отличие от экранизации Зощенко, сейчас никому из присутствовавших при столоверчении смешно не было.
– Блогеров и пользователей интернета станут сажать за репосты и за ссылки на чужой контент. Установится религиозное мракобесие: будут ежегодно ждать снисхождения благодатного огня, давиться в очередях к поясу богородицы, а юзеру Соколовскому прокурор потребует три года за то, что тот назвал Христа и Мухаммеда вымышленными персонажами. Да, и за теорию Дарвина тоже ведь судить станут.
– Учреждения, больницы, библиотеки и музеи будут выселять из зданий, только для того, чтобы отдать их церкви. Что, странным образом, совпадет с резким понижением уровня образования и медицины, не говоря уже о резком снижении «потребительской корзины», повышения выплат по ЖКХ. Оно будет постоянно расти, несмотря на то, что с какого-то момента станет полностью оплачиваться населением.
– После того, как все сепаратисты, террористы и «лесные братья» будут уничтожены, Чечня выиграет Вторую Чеченскую войну и обложит Россию данью. Россия сама начнёт воспитывать и провоцировать террор и террористов, причём по всему свету.
– Россия втянется в постоянную войну с Украину, да-да, брат пойдёт на брата и не будет этому ни конца, ни края, так как любая война выгодна, а братская – прибыльна вдвойне. Германия, вместе с США, будет Украину от России защищать. Американцы-то вообще станут россиянам главными врагами, зато палестинские лидеры как были друзьями России, так ими и останутся.
– Российское правительство примет санкции против европейских производителей продуктов, из-за чего цены на продовольствие резко вырастут и будут постоянно расти при постоянном снижении качества. Ну, а импортные продукты, так или иначе, пробравшиеся в Россию через Белоруссию, начнут давить экскаваторами. Польские яблоки, венгерское мясо, французские сыры. Снова станет модным есть полбу.
– Пройдёт ещё одна олимпиада. На этот раз зимняя. В субтропиках. В Сочи. На неё потратят огромные деньги, которые на время полностью обескровят экономику. Олимпиада понадобиться, чтобы «создать в мире положительный образ России как передового государства», которое «делает ракеты и покоряет Енисей», а не является, погрязшей в тотальной коррупции «ещё одной Верхней Вольтой с ядерными боеголовками». Однако, именно на следующий день после закрытия Олимпиады, Россия нападёт на Украину и отберёт у неё Крым. Деньги окажутся выброшенными на ветер. Средний бизнес похерят, снова пропадут колбаса и туалетная бумага.
– Под нужды олимпиады, Сочи радикально перестроят, из-за чего многих людей насильно, без всякого выбора, переселят в другие дома. Этот опыт пригодится затем и в Москве, потому что когда разразится экономический кризис и стагнация, мэр Собянин (вам понятно же, что его никто не выбирал, потому что свободных выборов в России больше не будет – по крайней мере, на вашем веку) решит поднять столичный стройкомплекс за счёт сноса всех пятиэтажек (впрочем, не только их), из-за чего «собственников жилья» начнут насильно переселять на территорию Новой Москвы (что это – отдельная песня, вам пока непонятная), нарушая, таким образом, конституцию.

Здесь Старовойтова вспомнила слова персонажа Андрея Миронова из «Берегись автомобиля», который говорил в суде, что комический преступник Деточкин посягнул на самое святое, что есть у советских людей – Конституцию, потому что, как известно, частную собственность пока ещё никто не отменял, да только Васе стали неинтересны эти потусторонние бредни, в которых не возникало никакого, даже отдалённого проблеска реальности.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Бавильский, Старовойтова, литература, спиритизм
Subscribe

Posts from This Journal “Бавильский” Tag

promo philologist april 22, 23:45 67
Buy for 100 tokens
Список из ста книг, составленный в 2002 году Норвежским книжным клубом совместно с Норвежским институтом имени Нобеля. В составлении списка приняли участие сто писателей из пятидесяти четырёх стран мира. Целью составления списка был отбор наиболее значимых произведений мировой литературы из разных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments