Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

"Аракчеев - повелитель и слуга нечисти" (новгородская легенда XIX века)

Текст приводится по изданию: Власова М.Н. Рассказы и легенды пахотных солдат (фольклор новгородских военных поселений) // ТРАДИЦИОННЫЙ ФОЛЬКЛОР НОВГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ. Пословицы и поговорки. Загадки. Приметы и поверья. Детский
 фольклор. Эсхатология. По записям 1963-2002 гг. / Составители: М.Н. Власова, В.И. Жекулина. - СПб.: Тропа Троянова, 2006.



Личность одного из учредителей военных поселений, графа 
А.А. Аракчеева, еще при жизни была окружена множеством легенд и
 рассказов полудостоверного-полулегендарного характера. Некоторые из них, разошедшиеся впоследствии по всей России, 
складывались самими военными поселянами Новгородской губернии.
 Эти рассказы повествуют «о таких деяниях временщика, которые могут
 казаться баснословными» (Измайлов 1881: 201). Они стали оригиналь
ной, но неотъемлемой частью фольклора Новгородчины и могут слу
жить для уточнения «общего взгляда на то, как понимаются народом 
реформы» (Можайский 1886: 352), а также личность самого преобразо
вателя.

АРАКЧЕЕВ - ПОВЕЛИТЕЛЬ И СЛУГА НЕЧИСТИ

Около села Грузина, в одной деревне, топил парень ригу, вре
мя было осенью дождливое: дождь, слякоть, ветер и холод. Вот 
вдруг приходит к нему в ригу человек на вид не простой, весь измокши, мокрехонек, иззябши, так и дрожит, зуб на зуб не по
падает. Вошел да и говорит парню: — Сделай, брат, милость, дай мне обогреться. — Погрейся, погрейся, — говорит парень, — разве жаль
 риги-то! — Ну, брат, будь друг, я тебе заслужу, — говорит незнакомец, — 
принеси ты мне чего-нибудь закусить! Парень сейчас принес кринку молока, краюшку хлеба. Не
знакомый человек пил так жадно это молоко, как будто не ел три 
дня. Поел да и говорит: — Ну, спасибо, друг, теперь вот я что тебе скажу: через год
 тебя сдадут в солдаты; когда ты прослужишь год, то просись на побывку домой из службы в гости; дома дня три погости, а потом 
приходи ко мне: за Грузиным, в кустах, есть такие сопки, в роде
 могил. Когда ты придешь на это место, то стань на одну могилу и 
вспомни меня. Мы тотчас увидимся, и тогда я с тобою разделаюсь.

Вот проходит год, наступила солдатчина, и этого парня сда¬
ли. Прослужил он год и стал проситься на побывку, его отпусти
ли. Прогостил он три дня дома и пошел в Грузино. Пришел на то 
место, — видит, как ему было говорено: кустики, в кустах все мо
гилы. Встал он на могилу и вспомнил о том человеке, которого
 кормил в риге. Как только он его вспомнил, вдруг около него вся
 могила как завертится, так что он впал в беспамятство, а когда
 пришел в себя, то видит, что стоит у дверей, держится за скобку и
 думает: идти или нет, — однако пошел; видит — канцелярия. Столы красным сукном покрыты, за столами сидят писаря —
 пишут. Тут взад и вперед толкутся люди, как будто бы заняты
 делом. Вдруг выходит тот самый, который грелся в риге, идет да
 и говорит: — Здравствуй! Ну что, нашел? Молодец. Подожди маленько,
 сейчас тебя справим!

А сам побежал в другую комнату. Оттуда несут из других две
рей безногого писаря — старого, — это был у них самый старший 
и главный писарь. Принесли его, посадили на кресло к столу и
 подали ему бумаги. Потом подозвали к нему нашего парня, рас
спросили его, где он служил и когда сдан. Он все рассказал. Сейчас старший писарь написал бумагу, 
запечатал конверт и надписал на конверте: графу Аракчееву, в
 село Грузино. Потом, который в риге-то грелся — и подает ему 
конверт: — Вот тебе моя заслуга! Иди теперь прямо в Грузино к графу
 и подай ему из своих рук! Смотри же, — говорит, — никому не 
отдавай, кроме Аракчеева, а то ничего не получишь. Поблагодарил парень как умел своего знакомого и пошел;
 только взялся за скобку, — вдруг смотрит — опять стоит на той
 же самой могиле, на которой прежде оставался.

Вот приходит парень в Грузино. Добился до Аракчеева, по
дал ему конверт. Граф распечатал, стал читать, рассмеялся да и
 говорит: — Как ты туда попал? Парень рассказал, как было дело. Тогда Аракчеев сказал
 парню: — Ну, спасибо тебе, что ты такую сделал милость моему слу
ге. За это тебя выпускаю в отставку. Сейчас приказал написать билет и в его полк, чтобы он там 
не числился. В одну минуту все было готово. Аракчеев подает 
билет и говорит: — Вот тебе за твою услугу; ступай домой и живи в прежнем
 звании. Парень обрадовался, не знает, что и делать, как благодарить.

Так вот какую власть имел Аракчеев, а от того, что он знался с
 нечистым. Он-то, может быть, и не знался, так у него была вол
шебница — незаконная жена. Да вот какое чудо, что все она могла знать, а смерти своей не
 могла узнать. Она один раз во что сделала. Аракчеев сбирался
ехать там какой-то полк смотреть, а она ему говорит: — Тебя хотят убить на смотру. Вот в такой-то роте у такого-то 
солдата заряжено ружье: он тебя хочет убить. Приезжает Аракчеев в полк, поздоровался. Сейчас подъехал
 к тому солдату, у которого ружье, и спрашивает: — У тебя ружье заряжено? — Заряжено, ваше графское сиятельство, — отвечал солдат. — А для чего же оно заряжено? — спросил граф. — В вас хотел выстрелить, — отвечал солдат, а сам только и
 думает: «Пропала теперь моя голова ни за денежку». — Молодец, — сказал граф, — за то, что искренне признался,
 выпускаю тебя в отставку. Так вот какая была волшебница: узнавала все на белом све
те, а смерти своей не узнала.

__________________

Эта легенда об Аракчееве может интерпретироваться как вариация 
на тему сюжета «Кумова кровать (Кум Сатаны)» (Афанасьев 1990: №27). 
Публикуемое повествование (правда, в целом весьма далекое от версии 
Афанасьева) строится вокруг устойчивых народных представлений о
 связи («кумовстве») могущественного, но неправедного повелителя (ко
мандира, начальника-бюрократа) с нечистью и самим Сатаной. В более
 широком смысле, но тоже вполне традиционно, сверхъестественными 
способностями может наделяться любой представитель власти, порою 
отождествляемый с колдуном, источник могущества которого — в со
юзе с чертом.

Реальный характер Аракчеева современники оценивали по-разно
му. Чаще всего в воспоминаниях рисуется весьма противоречивый образ 
«грозного вельможи». Он «деятелен как муравей», но вечно «занимается мелочью»; «ядовит как тарантул», однако «снисходителен к нижестоя
щим»; «любит блеснуть и показать все в лучшем виде», но при этом 
«обманывает посетителей, обманывает и государя и не сердится, ежели 
кто ухитрится и его обмануть». Помимо того, он болен: страдает бессон
ницей, тоскою, биением сердца (Воспоминания 1872: 229,240; Маевс
кий 1873: 447-448).

Впрочем, и публикуемая версия двойственна: «волшебницей», в
 итоге, оказывается «незаконная жена» графа (такие воззрения были очень
 распространены среди военных поселян), а могущество Аракчеева и
 страшит, и завораживает. Сообщая, что «в изложении отчасти сохранен
 язык рассказчика», собиратель подчеркивает: это сделано «с целью по
казать ту неопределенность и туманность», которую придала легендам
 об Аракчееве «боязнь, внушенная самопроизвольными действиями гра
фа, в коих военные поселяне видели почти стихийную силу» (Можайс
кий 1885: 212).

Согласно сообщению И. Можайского, в Новгородском уезде Нов
городской губернии «между простым народом» (преимущественно сре
ди стариков) было известно много «легенд об Аракчееве». В частности, 
любили рассказывать о том, как граф «переряживался в костюм про
столюдина, чтобы выведать мнение о себе» (Можайский 1885: 212). Подобные легендарные повествования своеобразно соотносились
 с реальностью. По утверждениям современников, Аракчеев особенно 
любил полк короля прусского, подолгу в нем жил, «разговаривал с 
бабами, слушал их сплетни, заходил к поселянам в отсутствии хозяев»
 (Воспоминания 1872: 226).

Он любил ссорить подчиненных: «выведывал тайны их» и «обна
руживал потом в глаза», делая непримиримыми врагами, а всех людей
 считал одинаковыми, «ибо, по его мнению, что ни человек, тот и вор»,
 «вся страсть его — брать и наживаться» (Маевский 1873: 448). Популярные среди крестьян (или «пахотных солдат») Новгородчи
ны повествования, которые включают мотив «переряживания» всесиль
ного графа (ср. также мотивы легенд о явлении народу «переодетых» 
святых и Христа) можно соотнести с рассказами, имевшими широкое хож
дение среди военных чинов (например, среди артиллерийских офице
ров, занятых на работах по созданию военных поселений). К ним отно
сятся сюжеты об обласканном офицере.

Вот один из них: несправедливо 
обойденный при производстве артиллерийский капитан встречает на
 почтовой станции «господина в поношенном платье без эполет». Не
признав в незнакомце Аракчеева, офицер рассказывает неприметному 
господину о своих бедах. Граф (не раскрывая инкогнито) приглашает
 офицера в гости. Принародно признав содеянную им несправедливость,
 он тут же производит капитана в штабс-капитаны, подполковники, 
полковники и т. п.

В одной из версий сюжета (варьирующего фабулу известного анек
дота «о вспыльчивом, но благородном императоре Павле I») с переоде
тым графом сталкивается «поручик Долгоруков». Неустанными трудами 
он завоевывает благоволение Аракчеева и произведен в капитаны,
 а затем — в штабс-капитаны. Однако, обратившись к графу с крамоль
ным посланием, которое осуждает устройство военных поселений, «офи
цер Долгоруков» арестован, погибает (Измайлов 1881: 201-208). Публикатор «легенд-анекдотов» о переряженном Аракчееве слы
шал их в Новгородской губернии. Кроме того, здесь же среди офицеров
 ходили акростихи, стихи под заглавием «Политическая Сибирь или ра
бота за гривну», где «о женщине-поселянке сказано было: “И за цену 
разврата покупала себе соль”» (Воспоминания 1872: 225-226). Прочи е
образцы «аракчеевского фольклора», представлены, преимущественно,
 переделками исторических песен (Аракчеевщина 1872: 589-598). Среди разнородного и разножанрового, но укладывающегося 
в распространенные повествовательные схемы фольклорного материа
ла, в Новгородской губернии бытовали и рассказы более «документаль
ного» характера.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Аракчеев, Новгородская губерния, демонология, легенды, фольклор
Subscribe

Posts from This Journal “Новгородская губерния” Tag

promo philologist april 22, 23:45 67
Buy for 100 tokens
Список из ста книг, составленный в 2002 году Норвежским книжным клубом совместно с Норвежским институтом имени Нобеля. В составлении списка приняли участие сто писателей из пятидесяти четырёх стран мира. Целью составления списка был отбор наиболее значимых произведений мировой литературы из разных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment