Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Ефим Курганов. "О Д.И. Хвостове, В.П. Бурнашеве и М.С. Щулепникове"

Ефим Курганов - доцент русской литературы Хельсинкского университета. Автор книг: “Литературный анекдот пушкинской эпохи” (Хельсинки , 1995), “Анекдот как жанр” (СПб., 1997), “Опояз и Арзамас” (СПб., 1998), “Сравнительные жизнеописания. Попытка истории русской литературы” (2 тома; Таллин, 1999), “Василий Розанов и евреи” (СПб., 2000),и “Лолита и Ада” (СПб., 2001), “Похвальное слово анекдоту” (СПб., 2001), “Роман Достоевского “Идиот”. Опыт прочтения” (СПб., 2001), “Анекдот-символ-миф” (СПб., 2002), ""Русский Мюнхгаузен": Реконструкция одной книги, которая была в свое время создана, но так и не была записана" (М., 2017), "Анекдот и литературно-придворный быт (на материале русской жизни пушкинского времени)" (М., 2018) и др.



О Д.И. ХВОСТОВЕ, В.П. БУРНАШЕВЕ И М.С. ЩУЛЕПНИКОВЕ

Итак, Иван Андреевич Крылов был одним главных авторов Хвостовианы – он принимал активнейшее участие в разного рода проделках над графом Дмитрием Ивановичем и живо и сочно рассказывал о них и первоначально это происходило в домашней, интимной обстановке (домаа Алексея Николаевича Оленина куда его приглашали частенько на обеды), а потом уже это разрослось и распространилось по городу. Но все же надо помнить, что Крылов это рассказывал но никоим образом не записывал. Каким же образом крыловский слой Хвостовианы все же сохранился? Да вот, к счастью, нашлись личности, предавшие бумаге рассказы Ивана Андреевича о горе-баснописце Хвостове.

Кое-что, например, в своих «Записках современника» зафиксировал С.П. Жихарев, но, между прочим, сделал он это даже не со слов самого Крылова, а со слов некоего Михаила Сергеевича Щулепникова: «– А знаете ли вы – спросил у меня Щулепников, – стихи графа Дмитрия Ивановича Хвостова, которые он в порыве негодования за какое-то сатирическое замечание, сделанное ему Крыловым, написал на него?» (С.П. Жихарев. Записки современника. М.–Л., 1955, с. 360). Что это за Щулепников? Это был поэт, посещавший в первые годы XIX столетия литературные вечера у Г.Р. Державина и А.С. Шишкова, выступал под литературным псевдонимом Усолец. И еще он был, как я уже как-то отмечал, довольно близкий приятель Ивана Андреевича Крылова и не раз участвовал с ним в хвостовских проделках. Но и это не все.

Впоследствии (начиная с 1828 года) под началом этого же Щулепникова служил юный журналист-чиновник Владимир Петрович Бурнашев, впоследствии – автор книги «Наши чудодеи», в которую вошла обширная глава о Д.И. Хвостове. И не просто служил под началом Щулепникова. Между начальником и подчиненным была большая приязнь, отношения были даже домашние. Дело все в том, что Щулепников был довольно близким приятелем его родителей. Вот фрагмент из одного мемуарного этюда Бурнашева: «Я начал мою службу в 1828-м году на 17-м году жизни в Департаменте внешней торговли, каким тогда управлял Дмитрий Гаврилович Бибиков...

Бибиков хотел меня, как он называл меня, «блондинистого французика», определить в первое консульское отделение, где переписка большею частью производилась по-французски. Но начальник 4-го отделения (счетного) Михаил Сергеевич Щулепников, знакомый с моими родителями, взял меня к себе и засадил почти ребенка за гроссбух и тому подобные прелести, требуя, чтобы я вместе с другими чиновниками являлся к нему на его среды, где бывало несколько карточных столов и где все, не играющие в карты, окружали чудака старика хозяина, не выпускавшего изо рта трубки, которую он курил беспрерывно, заменяя одну другою, – играя в трик-трак с другом закадычным своим баснописцем Иваном Андреевичем Крыловым» (Летописец слухов. Неопубликованные воспоминания В. П. Бурнашева. – НЛО, 1993, № 4 (993), с. 166).

Очень важное свидетельство. На средах у Щулепникова, от хозяина и от самого Крылова, Бурнашев и почерпнул массу рассказов о с смехотворных поединках двух баснописцев и зафиксировал их впоследствии в «Наших чудодеях». Вот каким образом был во многом сохранен крыловский слой Хвостовианы – спасибо щулепниковским средам! Впрочем, далеко не только крыловский слой хвостовского анекдотического эпоса был сохранен, благодаря тому обстоятельству, что юный Бурнашев оказался невольным свидетелем и слушателем бесед Щулепникова и Крылова.

Щулепников при содействии Крылова явно делился перед Бурнашевым, который познакомился с Хвостовым, когда тот был все еще неутомимым графоманом, но все же уже без прежнего огня, самыми разнообразными сокровищами ранней, бурной Хвостовианы. И при этом Щулепников и Крылов вспоминали отнюдь не исключительно то, что было связано персонально с участием в хвостовских проделках Ивана Андреевича. Воссоздавали пред юным, наивным слушателем едва ли не весь анекдотический эпос о баснописце-графомане, живо реконструировали, как все начиналось в первые годы XIX столетия, когда забрезжили первые сверкания Хвостовианы. Там было немало изумительных, невероятных, пикантных историй. Вот некоторые из них.

«Преданный страсти к славолюбию и известности, граф Хвостов из чувства первого и ради последней по дороге к его деревне (село Талызино в Симбирской губернии), по которой он часто ездил, дарил свои сочинения станционным смотрителям, с непременным условием, однако ж, вынуть из книги его портрет и украсить им стену, поместив под портретом царствующего императора, находившимся на каждой станции» (Касьян Касьянов. Наши чудодеи. СПб., 1875, с. 273–274);

«В Летнем саду, обычном месте своей прогулки, граф обыкновенно подсаживался к знакомым и незнакомым и всех мучал чтением этих стихов до того, что постоянные посетители сада в семи силами старались улизнуть от Его Сиятельства. Достоверно известно, что граф Хвостов нанимал за довольно порядочное жалованье в год, на полном своем иждивении и содержании, какого-нибудь или отставного, или выгнанного из службы чиновника, все обязанности которого ограничивались слушанием или чтением вслух стихов графа. В двадцатых годах таким секретарем, чтецом и слушателем у графа был некто отставной ветеринар, бывший семинарист Иван Иванович Георгиевский. Он пробыл несколько лет у графа, благодаря только своей необыкновенно сильной, топорной комплексии; другие же секретари-чтецы графа, несмотря на хорошее жалованье и содержание, более года не выдерживали пытки слушания стихов; обыкновенно кончалось тем, что эти бедняки заболевали какою-то особенною болезнью» (там же, с. 14–15).

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Дмитрий Хвостов, Ефим Курганов, Иван Крылов, анекдоты, литература
Subscribe

Posts from This Journal “Ефим Курганов” Tag

promo philologist июнь 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment