Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Александр Аузан: "Экономика у нас намного примитивнее, чем человеческий капитал"

Из интервью декана экономического факультета МГУ Александра Аузана порталу «БИЗНЕС Online». Полностью всю беседу можно прочесть на сайте издания.



— Как вы относитесь к прогрессивной шкале налогообложения?

— Я к ней отношусь спокойно. Сейчас объясню почему. На мой взгляд, почему хорошо, что этот вопрос обсуждается? Он позволяет различать политические партии в России. В мире левые и правые политические партии различаются по их отношению к налогам. Правые партии полагают, что человек должен платить только за себя, а левые — что еще за бедных и нетрудоспособных. Исходя из этого дискуссия о том, какая шкала налогообложения должна быть — плоская или прогрессивная, свидетельствует о том, что у нас есть политическая жизнь.

Я не являюсь горячим сторонником прогрессивной шкалы. Почему? Я считаю, что главный способ установления социальной справедливости в финансовой сфере — это не ограничение доходов, а ограничение расходов на роскошь. Вот ничего страшного не вижу в том, что человек получил высокий доход, если он намерен его, например, инвестировать. Даже нынешняя плоская шкала уравновешена налогами на имущество, налогами на роскошь, но, на мой взгляд, недостаточно. В особенности если говорить о налогах на недвижимость. Важно, чтобы люди не меньше получали, а больше вкладывали и развивались. Если уж вводить налог на роскошь, то он должен быть таким, чтобы заставлял людей не яхты покупать, а заводы строить. Вот и все.

— Зарубежный бизнес продолжает стремительно сокращать инвестиции в российскую экономику. Так, за первое полугодие 2018 года приток прямых иностранных инвестиций, то есть вложений в реальный сектор в виде открытия бизнеса или покупки доли в предприятиях, обвалился в 2,4 раза до 7,6 миллиарда долларов. Напротив, бегство капитала из России заметно ускорилось: по данным ЦБ, чистый отток капитала из России в январе-августе 2018 года вырос в 2,8 раза до 26,5 миллиарда долларов. Если у нас все так стабильно, почему от нас бегут инвесторы, лучшие кадры и деньги?

— Я думаю, что причины разные. Если вы говорите, например, об инвесторах, то Россия сейчас годится для коротких рисковых инвестиций, и при этом они ожидают все больших премий за риск. Из-за последних жестких санкционных пакетов Россия стала токсичной страной. По некоторым направлениям стало просто опасно работать, поэтому реакция инвесторов вполне понятна и предсказуема.

Если говорить об оттоке мозгов, то тут более сложная история. Этот отток идет давно, и главная его причина в том, что экономика у нас намного примитивнее, чем человеческий капитал. Когорты нашего способного молодого поколения не умещаются в нашей плоской экономике, а более развитые и активно растущие экономики, как магнитом, вытягивают их к себе. Де-факто максимальный отток был где-то году в 2012–2013-м. После 2014 года и начала геополитических напряжений нашим людям все труднее находить себе применение в Европе и Северной Америке. Может быть, это не так касается Дальнего Востока и Восточной Азии, но там культурный контраст очень сильный. Тем не менее отток идет. И чтобы его приостановить, нам нужно не только готовить высококлассный и перспективный человеческий капитал, но и создавать адекватный внутренний спрос на него, вместе с хайтековскими компаниями организовывать новые сектора экономики.

Если говорить о прямых инвестициях и долгосрочных вложениях, то надо понимать, как в стране устроена институциональная среда. У нас институты главным образом так называемого экстрактивного типа. Они позволяют извлекать ренту, выжимать ее хоть из камня — административную, монопольную, естественную, и так далее. Это практически всегда тесно связано с тем, какие у вас отношения с властью, есть ли там завязки, как вы соотноситесь с регуляторами. В такой среде иностранному инвестору работать очень тяжело — не потому, что он не любит получать ренту (ее любят получать все), а тяжело ему потому, что он в такой среде с огромным трудом ориентируется и крайне ограничен в возможностях прогноза и маневра.

Если бы у нас были институты так называемого инклюзивного типа, которые подстраиваются под интересы и нужды инвестора, под высокое качество человеческого капитала, то, конечно, была бы другая история. А наша среда довольно размытая и рассчитана на другой вид доходов.

— Тем не менее президент говорит, что нам нужно расти темпами выше мировых…

— То, что темпы повышать надо, — это правда. Для этого есть как минимум две фундаментальные причины. Первая. Для людей, которые больше думают про устройство экономики, я бы сказал так: учтите, что в экономике с плохими институтами доходы сверху вниз протекают очень плохо. Поэтому при темпах в 1,5–2 процента вверху будет наблюдаться как будто бы рост, а внизу ухудшение, что чревато накоплением там взрывоопасного социального материала.

Вторая. Для людей, которые думают о позиционировании России в мире, скажу так: посмотрите, мы сейчас имеем 3 процента в мировом ВВП по паритету покупательной способности. Несколько лет назад мы имели 4 процента, СССР — 10 процентов, и сегодня мы находимся в стадии геополитического, геоэкономического столкновения со страновыми группировками, которые в сумме имеют 50 процентов мирового ВВП. СССР, имея 10 процентов — и столько же на союзников, что в сумме давало 20 процентов — проиграл! Если вы хотите иметь громкий голос, вам нужно иметь экономическую мускулатуру. И если мы не будем увеличивать темпы роста, то наша мускулатура будет дряхлеть, и очень скоро в мировом ВВП мы будем иметь уже не три, а 2,5 процента и далее по убывающей.

Как его поднять? Это очень трудно, и я об этом уже говорил. Мне кажется, единственное, к чему пришли, — решили, что на раскачку роста деньги будут тратить государственные. Может быть, постараются через облигации вовлечь в стимулирование этого роста деньги населения, предлагая ему условия более выгодные, чем госбанки. Облигации государства — это примерно такой же уровень доверия, как и госбанки, поэтому шансы есть. Институты под это тоже надо выстраивать, и тут уже кое-что делается. Стратегия, которую объявил Алексей Кудрин в качестве главы Счетной палаты, делает из этой организации институт стратегического контроля за экономическим развитием, что, с моей точки зрения, очень правильно.

— Тут мы подошли к цифровой экономике, о которой сегодня много говорит и Путин, и правительственные чиновники. Согласно мировому рейтингу цифровой конкурентоспособности IMD, Россия заняла 40-е место из 63, по шкале технологий — 43-е, а по готовности к будущему и вовсе 51-е. Как следует из данных индекса Bloomberg Billionaires Index, тройку самых богатых людей в мире также составляют представители IT-бизнеса — это глава Amazon Джефф Безос, основатель Microsoft Билл Гейтс и основатель «Фейсбука» Марк Цукерберг. У нас же не только тройку, но и десятку составляют представители сырьевого олигархата. И как же будет реализовываться этот посыл президента?

— Начнем с того, что мы имеем дело с накопленной технологической отсталостью. Отставать мы начали еще в советские годы. Были лидерами в 50–60-е, а уже с конца 70-х начали сдавать позиции. В 90-е сдавали стремительно, в нулевые процесс несколько затормозился. В общем, мы имеем дело с большой и давней проблемой. Почему именно цифровая экономика? Мы не успели здесь так отстать! Это новое явление, и у нас есть две хорошие ступеньки для вхождения в этот процесс.

Первая. Для вступления в этот процесс чрезвычайно важно наличие математической науки. По поводу чистого программирования еще неизвестно, сохранится ли оно в нынешнем виде через 10–15 лет, а вот математические алгоритмы будут очень нужны. Мы же по математике сохраняем очень сильные позиции в мире. В частности, наш родной МГУ. По исследованию Bloomberg, МГУ занимает 1-е место в мире и по математической подготовке экономистов. Это наше очень сильное и важное преимущество.

Второе. У нас есть культурное преимущество, которое позволяет реализовывать планы цифровой экономики. Если мы посмотрим на наше не столь отдаленное прошлое, ну, скажем, начиная с Николая Лескова, с его Левши, то увидим, что трагедия этого героя повторялась у нас весь ХХ век. Мы можем подковать блоху, но не можем заставить блох танцевать. Массовое производство подкованных блох — это уже не наше. Зворыкин делает телевизоры здесь — коммерческий эффект от телевидения получается там. Жорес Алферов придумывает входы в телекоммуникационные сети здесь, а основные эффекты от новых видов связи получает не «Ростелеком». У нас в России хорошо получаются уникальные нестандартные мелкосерийные вещи. Как только нужно было производить стандартное, нас обыгрывали самые разные страны: Германия, Англия, Америка, Япония, Китай и так далее. Поэтому я говорю, что в ХХ веке мы смогли сделать атомную электростанцию, ледокол, разные виды бомб, запустить спутник, многое другое, от чего мир был в восторженном изумлении, и не смогли сделать автомобиль, телевизор, холодильник и персональный компьютер.

Так вот, возвращаясь к нашим преимуществам в цифровой экономике, скажу так: одно из важнейших ее направлений — это возможность производить индивидуализированные вещи с издержками как при массовой серии. Это мы вполне сможем сделать, если обеспечим институциональный режим, когда небольшие коллективы людей через глобализированные платформы будут способны напрямую выходить на мировые рынки.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Аузан, инвестиции, налоги, цифровая экономика, экономика
Subscribe

Posts from This Journal “Аузан” Tag

promo maxim_nm 14:00
Buy for 110 tokens
Так, друзья, сегодня будет рекламный пост на одну интересную тему — сейчас разыгрывается джек-пот в целых €114 миллионов в известной испанской лотерее Евромиллионы. До начала розыгрыша совсем немного времени (он состоится в эту пятницу, 15 ноября) , так что если вы азартный…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments