Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

«Кто на самом деле освободил Россию?»: американские друзья русской свободы и революционные события

Нечипорук Д.М. Во имя нигилизма: американское общество друзей русской свободы и русская революционная эмиграция (1890–1930 гг.). — СПб.: Нестор-История, 2018. — 288 с.

Купить книгу: https://nestorbook.ru/uCat/item/1271

После убийства императора Александра II в американской печати преобладало негативное отношение к русским нигилистам, но после публикаций российских политических эмигрантов-революционеров, отношение к революционерам стало меняться. Критические публикации журналиста Дж. Кеннана о сибирской ссылке подняли в США волну возмущения методами борьбы царских властей с революционным движением. В 1891 г. по инициативе С.М. Степняка-Кравчинского (С. Степняка) было образовано американское Общество друзей русской свободы. В него вошли видные американские общественные деятели Нью-Йорка и Бостона. Организация на протяжении всей своей истории было связано с видными членами партии эсеров (Ф.В. Волховский, Е.К. Брешко-Брешковская). В начале XX века Общество стало одним из важных каналов зарубежной агитации партии эсеров и сбора денег для партии.

С разрешения издательства "Нестор-История" публикую фрагмент из этой книги.



«Кто на самом деле освободил Россию?»: американские друзья русской свободы и революционные события в России

Пассивность АОДРС в годы войны была связана с тем, что симпатии американцев были на стороне стран Антанты. Уже поэтому обличающая критика царской России не пользовалась сочувствием в США. Как отмечают В.И. Журавлёва и Д. Фоглесонг, совместные действия России с Англией и Францией «способствовали новому всплеску энтузиазма по поводу её модернизации в соответствии с западными стандартами». Теперь тон в американской печати и публицистических работах задавали американские русофилы — С. Уошберн, И. Хэпгуд, Р.У. Чайлд и др. Они, в отличие от друзей русской свободы, не критиковали самодержавие, считая официальную власть проводником прогрессивных реформ. Кроме того, необходимо иметь в виду, что видные энтузиасты, поддерживавшие Общество с самого начала его существования, достигли пожилого возраста. В период с 1910 по 1916 г. умерли такие известные члены Общества, как Дж. Хоу, Т. Хиггинсон, Марк Твен, Г. Мэйби, С. Лоу, Э. Шепард.

Ведущее положение в Обществе к 1917 г. занимали американцы, заинтересовавшиеся его деятельностью уже после 1905 г. Президентом АОДРС в это время являлся бывший конгрессмен Г. Парсонс, казначеем был издатель и владелец журнала «Independent» Гамильтон Холт, а секретарём — упоминавшийся выше Пол Кеннэдэй. Все они, а также другие участники Общества восторженно поддержали Февральскую революцию 1917 г. В американской печати появилось несколько хвалебных статей об Обществе и друзьях русской свободы, помогавших на протяжении нескольких десятилетий бороться «российским патриотам» за политические права и самоуправление в России. Не были забыты и имена американских общественных деятелей, ставших членами первого состава АОДРС, но не доживших до революции в России.

Американское общество в целом, не только противники российского самодержавия, воспринимало приход к власти Временного правительства как окончательный триумф демократии в России. Один из вдохновителей движения за свободную Россию Джордж Кеннан в первые месяцы революции также придерживался оптимистического взгляда, считая перемены, совершившиеся в России, «окончательным перерождением русского народа». В Бостоне в зале для публичных собраний Фанел-холл революцию в России приветствовали ветераны местного Общества друзей русской свободы — Блэквелл и Блумфилд. Встреча была организована Домом гражданской службы, известным бостонским сеттльментом, дававшим приют в т. ч. и иммигрантам из России. Похожее собрание, но уже в Карнеги-холл устроили 23 марта 1917 г. нью-йоркские друзья русской свободы.



Восторг по поводу произошедшей в России революции на встрече выразили С. Уайз, Г. Парсонс, Дж. Кеннан. В апреле 1917 г. Общество объявило начало кампании по сбору средств для сибирских политзаключённых, возвращавшихся из ссылки. Однако 1917 г. не стал триумфом для Общества друзей русской свободы. Это произошло по двум причинам. Во-первых, среди его членов не было видных политиков и общественных деятелей, действительно близких к президенту В. Вильсону. Общество оказалось в тени влиятельных бизнесменов и политиков, также следивших за событиями в России и располагавших возможностями донести свои соображения до высокопоставленных членов администрации президента или даже самого Вильсона. Во-вторых, деятельность Общества друзей русской свободы в 1917–1919 гг. была сосредоточена в рамках лишь одного Нью-Йорка. Местные друзья русской свободы не смогли придать своей деятельности общенациональный характер.

Активность нью-йоркских участников Общества была невысокой. 6 июля 1917 г. в Нью-Йорке при содействии друзей русской свободы была организована встреча русского посла Б.А. Бахметева с американской аудиторией, на которой он разъяснял цели России в войне. Это встреча была одним из немногих проявлений активности АОДРС в 1917 г. Наконец, в-третьих, приход к власти большевиков осенью 1917 г. привёл к расколу среди американских друзей русской свободы.

Сразу после падения самодержавия судьба России стала предметом пристального внимания со стороны американских властей. На сегодняшний день написано немало содержательных работ об отношении администрации Вильсона к событиям в России. В Россию наблюдателями отправились сразу несколько американцев, ранее поддержавших АОДРС, — журналист Линкольн Стеффенс, бывшие «джентльмены-социалисты» А. Баллард и Э. Пул. Л. Стеффенс поехал в Россию по прямому поручению президента США Вудро Вильсона. Другой известный участник Общества А. Баллард был в это время доверенным лицом Э. Хауза, влиятельного помощника президента. Он отправился в Россию как доверенное лицо Хауса, но изначально это не была официальная командировка в Россию. Одновременно с Баллардом в революционный Петроград отправился и Пул в качестве корреспондента «New Republic» и «Red Cross Magazine».

Интересно, что Баллард располагал некоторой суммой денег, которую он летом-осенью 1917 г. аккуратно и непублично тратил на поддержку группы эсеров, лидером которой была Брешко-Брешковская. По сути это была поддержка деятельности Комитета гражданского просвещения (КГП). В него вошли не просто правые эсеры, убеждённые сторонники Керенского как главы Временного правительства, но также бывшие политэмигранты, участвовавшие в заграничной агитации Обществ друзей русской свободы в Великобритании и США — Е.Е. Лазарев, Н.В. Чайковский, Д.В. Соскис. Ветераны Общества, Кеннан и Блэквелл, внимательно следили за событиями в России. Американская суфражистка продолжала поддерживать переписку с Брешко-Брешковской. Летом и осенью 1917 г. она, как и Баллард, помогала русской революционерке найти средства для деятельности КГП. В октябре 1917 г. в Бостоне Блэквелл издала книгу о Брешко-Брешковской, закрепившую за известной революционеркой славу «бабушки русской революции».


Николай Васильевич Чайковский (фото 1919 г.). Источник: Библиотека Конгресса

Кеннан откликнулся на события в России несколькими статьями, в которых изложил своё видение в ситуации. Находясь вдали от происходящих событий, он сумел уловить всю неопределённость ситуации, проистекавшую из проблемы двоевластия в России. Но он так и не смог оценить степень распространения социалистических, или анархистских, как выражались в 1917 г. американцы, настроений в России и усиливавшуюся из месяца в месяц радикализацию требований масс и усталость населения от войны. Незнание всех нюансов и недооценка степени тяжести внутренних проблем, с которыми ежедневно сталкивалось Временное правительство, накладывались у американских друзей русской свободы на непоколебимую убеждённость в необходимости для России трансформации по образцу Соединённых Штатов. Неудивительно, что события октября 1917 г. стали для них полной неожиданностью.

Кеннан, Фулк, Нобл, Уоллинг враждебно отнеслись к приходу большевиков, оставаясь верными идее «подлинного освобождения». Кеннан, разочарованный новым поворотом событий, уже в декабре 1917 г. ясно обозначил свою неприязнь к новым властителям России, назвав большевиков «узурпирующей бандой». Он доказывал, что к власти пришли совсем не те, кто на самом деле освобождал Россию от царизма. Новых вождей революции, Ленина и Троцкого, Кеннан считал самозванцами. По мнению журналиста, они просто-напросто воспользовались плодами борьбы либералов и умеренных социалистов, П.А . Кропоткина, Е.К. Брешко-Брешковской, Н.В. Чайковского, С.М. Степняка, П.Н. Трубецкого. Именно эти имена Кеннан ассоциировал с движением за «освобождение России». Не приняли Октябрьскую революцию и бывшие участники АОДРС Уоллинг, Фулк и Нобл, также отказывавшиеся видеть в большевиках подлинных выразителей чаяний русского народа.

Для американцев, которые входили в состав АОДРС, вопрос об отношении к Советской власти стал настоящим камнем преткновения. В конце июля 1918 г. члены исполнительного комитета Общества не смогли прийти к общему мнению относительно ситуации в России. Его участники пытались принять резолюцию, которую предполагалось отослать президенту Вильсону. Но, как признавался в письме к Кеннану член комитета Дж. Прайс, его участники не смогли прийти к общему решению из-за «большого различия во взглядах… относительно того, что должно предпринять американское правительство». Участники собрания единогласно выступили за оказание любой помощи России, которую президент сочтёт нужным оказать, чтобы продемонстрировать «устойчивый интерес к нуждам русского народа со стороны народа американского».

Кеннан, как член исполнительного комитета, должен был поставить свою подпись под резолюцией. Однако письмо Прайса привело его в ярость. В ответном письме Кеннан возмущённо объяснял Прайсу, что, в отличие от остальных членов комитета, он имеет чёткое представление, как должны действовать Соединённые Штаты в «русском вопросе». Кеннан напомнил, что ещё в мае 1918 г. он выступил за вооружённую интервенцию в Сибири для помощи антисоветским силам, которые «борются против большевиков и немцев». Кеннан был разочарован, что в Обществе не пришли к общему взгляду на положение в России, поскольку для него Советское правительство было однозначно «недемократическим и тираническим» и к тому же, по его мнению, находилось под контролем немцев, «наших врагов, против которых мы воюем».

В письме к Прайсу Кеннан открыто обвинил Общество в симпатиях к большевикам. Свою особую позицию он обозначил и в письме к госсекретарю США Р. Лансингу, приложив копию ответа АОДРС. В нём он высказался о необходимости вооружённой интервенции против большевиков. Разрыв Кеннана с Обществом был первым свидетельством, что организация уже не в состоянии единогласно оценивать происходящее в России. Вскоре разногласия среди друзей русской свободы проявились ещё раз. На этот раз это случилось в первой половине 1919 г., когда Соединённые Штаты вновь посетила Е.К. Брешко-Брешковская. Падение Временного правительства, разгон Учредительного собрания и дальнейшая безуспешная борьба с большевиками стали огромным разочарованием для «бабушки русской революции». В январе 1919 г. Е.К. Брешко-Брешковская вновь отправилась в агитационный тур за океан — на этот раз собирать деньги для российских сирот и агитировать против большевиков.

По прибытии Брешко-Брешковской в Америку её ближайшие подруги Л. Уолд, Дж. Аддамс, Э.С. Блэквелл просили воздержаться её от резкой публичной критики Советской власти, сосредоточившись на сборе пожертвований на благотворительные цели. В противном случае, предупреждали они, многие американские социалисты начнут воспринимать её как защитницу капиталистов. Брешко-Брешковская первоначально следовала этому дружескому совету. 10 февраля 1919 г. Общество друзей русской свободы организовало её чествование в Карнеги-холл, в котором участвовал и Дж. Кеннан. В своей речи о страданиях русского народа она удержалась от выпадов против Советской власти. Пытаясь быть острожной, она осудила идею интервенции, заявив, что это лишь поможет большевикам сплотить силы против внешней угрозы. После её выступления состоялся благотворительный аукцион, который принёс ей почти 11 тысяч долларов.

Однако оказавшись на следующей день в Вашингтоне, совершенно в другой политической среде, Брешко-Брешковская не смогла удержаться от публичной критики новой власти. На слушаниях в Сенате 14 февраля 1919 г. она выступила с резкими антисоветскими заявлениями, признав, что при большевиках стало хуже, чем при Николае II. На этот раз она выступила за вооружённое иностранное вмешательство. Разумеется, её яркая речь на следующей день была напечатана в самых разных газетах по всей стране. Такие речи не могли понравиться американским пацифистам, симпатизировавшим Советской власти. Её обращение с призывом войти в комитет по помощи русским сиротам не было поддержано Лиллиан Уолд, которая была настроена просоветски. И хотя такой комитет был создан с участием видных американцев из Бостона, на публичных встречах Брешко-Брешковская теперь часто подвергалась освистыванию и обструкции как «лакей капитализма».

Её непримиримый антибольшевизм лишил её политической поддержки в радикальных социалистических кругах и среди работников сеттльментов. Биографы Е.К. Брешко-Брешковской Дж. Гуд и Д. Джонс справедливо отмечали, что сочувствовавшим ей лично американцам было трудно вникнуть во всю сложность политической ситуации в России, где между социалистами произошёл глубокий раскол. Американским друзьям русской свободы, привыкшим смотреть на политическую борьбу в России в чёрно-белых цветах, было трудно понять всю запутанность ситуации в далёкой стране. В этом была вина самой Брешко-Брешковской и её товарищей по партии, которые делали ставку на упрощённое объяснение политических процессов в России.

В итоге многие американцы искренне не могли понять, почему их русские друзья, свергнув самодержавие и встав на первое время у власти, теперь жалуются, что их оттеснили другие социалисты. Тем не менее, несмотря на ограниченную политическую поддержку, миссия Брешко-Брешковской в США прошла успешно. Её поездка стала последней крупной кампанией для американского Общества друзей русской свободы. Пять лет спустя, в апреле 1924 г. казначей Общества Генри Холт переслал 700 долларов, находившихся на его счету, Эпидемиологической комиссии Лиги Наций и объявил о прекращении деятельности организации.

После поражения в борьбе за власть эсеровские лидеры вновь оказались в политической эмиграции. Неприятие Советской власти не помогло им сплотиться. Среди видных членов партии постоянно шла борьба, которая приводила к ссорам и отчуждению. В 1926 г. один из лидеров ПСР В.М. Чернов со своими сторонниками окончательно рассорился со своими соратниками в Праге и стал создавать новую организацию «Социалистическую Лигу Нового Востока». К концу 1920-х гг. эсеры окончательно разошлись по противоборствующим эмигрантским группам. На таком фоне В.М. Чернов предпринял поездку в США, где до революции существовал автономный Американский комитет ПСР, помогавший организовывать кампании АОДРС.

Но в 1920-е гг. активность заокеанской организации заглохла. Чернов попытался возродить её деятельность, получив поддержку части эсеров, группировавшихся вокруг Григория Исааковича Слуцкого, члена партии с 1904 г. Во время пребывания В.М. Чернова в среде калифорнийских эмигрантов возникла идея воссоздать Общество друзей русской свободы наряду с образованием Американской федерации ПСР.

За практическую организацию Общества взялся лос-анджелесский доктор Мейер Парецкий (1894–1948), но его начинание не получило поддержку даже в среде русских эмигрантов. В конце концов, при поддержке либертарианца Тома Белла и русской колонии эмигрантов в Сан-Франциско Общество друзей русской свободы начало свою деятельность. Но всё было напрасно. Через несколько месяцев Общество прекратило своё существование, не обретя прочной поддержки ни у американцев, ни у русских. В условиях раскола эмиграции на разные идейные группы и отсутствия интереса в американском обществе к делу «освобождения» России от коммунистов, идея воссоздания Общества друзей русской свободы была совершенно нежизнеспособна.


Бюллетень Американской федерации Партии социалистов-революционеров. Июнь 1930 г. Источник: Библиотека Международного института социальной истории

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: 1917, Брешко-Брешковская, Вудро Вильсон, США, книги, эсеры
Subscribe

Posts from This Journal “1917” Tag

promo philologist 13:42, monday
Buy for 100 tokens
39-летний губернатор Новгородской области Андрей Никитин (возглавляет регион с февраля 2017 года), в отличие от своего предшественника Сергея Митина, известен открытостью в общении с журналистами и новгородскими общественниками. Он активно ведет аккаунты в социальных сетях и соглашается на…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments