Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Вышел сборник "Кабаретные пьесы Серебряного века" (2018)

Кабаретные пьесы Серебряного века / Сост., подгот. текста, вступ. статья, биогр. очерки и примеч. Н. Букс при уч. И. Лощилова. — М.: ОГИ, 2018. — 570 с., ил. ISBN 978-5-94282-824-0.

Купить книгу: https://www.podpisnie.ru/books/kabaretnye-p-esy-serebryanogo-veka/

Книга представляет собой первое собрание пьес русского кабаре. Большинство текстов печатается по авторским машинописным копиям и уникальным литографированным изданиям, существовавшим в виде репертуарных сборников и выпускавшимся в единичных экземплярах. О кабаре и театрах миниатюр Серебряного века в последние годы появились некоторые исследования, но самой драматургией этих сцен никогда не занимались. Цель этой книги — вернуть современному читателю забытое наследие русской кабаретной драматургии. В книге представлено семь авторов, семь главных звезд этой блистательной плеяды: Б.Ф. Гейер, Чуж-Чуженин (Н.И. Фалеев), П.П. Потемкин, Н.Н. Урванцов, А.Р. Кугель, В. Азов (В. Ашкенази), Е.А. Мирович (Е.А. Дунаев). Собрание одноактных пародийных пьес каждого из драматургов предварено биографическим очерком, который впервые освещает его творческий путь кабаретьера. Пьесы отобраны из огромного массива текстов. Они позволяют представить разные авторские творческие манеры и вместе с тем многогранность и богатство этого типа театральной литературы.



Фрагмент из предисловия Норы Букс

Мода на кабаре пришла в Россию с Запада. Первое кабаре открылось 18 ноября 1881 г. на Монмартре, тогда деревушки на окраине блистательного буржуазного Парижа, где обитали бедняки и публика, гордо величавшая себя «сбродом» и промышлявшая воровством и проституцией. Это небезопасное место было выбрано по причинам финансовым (цены на помещение в Париже были очень высоки) и из соображений идеологических. Кабаре изначально было задумано как оппозиция светскому салону, где складывались артистические репутации и утверждалась мода в искусстве и литературе.

Первое кабаре стало преемником кафе в Латинском квартале, как, например, «Кафе Д’Аркур» на бульваре Сан-Мишель, 47, где собирались «отверженные» артисты, или пивная Sherry-Cobler, названная в честь американского коктейля, расположенная на углу бульвара Сан-Мишель и улицы Вожирар, где собирались писатели разных поколений: «Парнасцы» и «Живые» во главе со скандальным Жаном Ришпеном; кафе «Левый берег» на бульваре Сан-Мишель, где шумно провозглашались творческие движения и кружки и часто весьма бурно проходили собрания: «гидропатов» (Hydropathes), «зютистов» (Zutistes), «ирсютов» (Hirsutes) и др.



Отныне клубом артистов стало кабаре на Монмартре. Открыл его Рудольф Салис, сам человек богемы, полухудожник, полупоэт, который, несмотря на артистическую натуру, обладал прагматичным умом и деловой хваткой, унаследованной, видимо, от отца, богатого производителя ликеров. Ему было 29 лет. В открытии кабаре принимал активное участие друг Салиса, поэт Эмиль Гудо, приведший за собой всю свою многочисленную компанию гидропатов, а вслед за ней и зютистов, а также их общий товарищ и будущий издатель поэтов кабаре Жюль Леви.

Салис открыл свое кабаре в небольшом темном помещении бывшего маленького почтамта, общей площадью в 14 кв. м. В глубине его размещалась сцена размером еще в 4 кв. м, отделенная от зала тремя ступенями. Адрес первого кабаре вошел в историю: бульвар Рошешуар, 84. А о названии кабаре сложились легенды: одна повествует о том, как Салис, осматривая помещение, обнаружил в нем черного кота, которого оставил при себе, и, будучи человеком суеверным, назвал свое кабаре в его честь. Другая — возводит название к Эдгару По, который культивировал таинственность кошачьего образа, наделенного благотворной и пагубной силой. Вывеска, которая украшала вход в кабаре, хранится сегодня в музее истории Парижа (Musée Carnavalet). На ней изображен худой, дикий черный кот на полумесяце.



Впоследствии разные художники создавали свои варианты эмблемы кабаре. Самая знаменитая афиша 1896 г., она нарисована Т. А. Стейнленом. Внутреннее убранство кабаре «в стиле Людовика XIII» описал не без иронии Эмиль Гудо. Тяжелые столы, лавки из массивного дерева, огромный камин, который разжечь было невозможно и на котором красовался череп, по словам Салиса, Людовика XIII, а рядом с ним — огромные щипцы для камина и куча безвкусных статуэток. Стены закрывали потертые гобелены, добытые из старых сундуков, которые постепенно завешивались карикатурами и рисунками. На стойке бара стоял бюст «Неизвестной женщины», дешевая копия из Лувра. А над стойкой красовалась огромная голова черного кота в расходящихся золотых лучах. С появлением музыкантов Салис поставил в зале пианино.


Фрагмент из пьесы Бориса Гейера "Вода жизни", являющейся предтечей поэмы Венедикта Ерофеева "Москва-Петушки"

1-й графин

Буфетчик: Так ты у нас внове, должен я тебе сказать, что наше дело требует большой деликатности... Понял?..

Афанасий: Понял, Лександр Ваныч?..

Буфетчик: Что понял? Ничего ты еще не понял. У нас не трактиришка, где ты прислуживал, а ресторан. Понял?..

Афанасий: Совершенно справедливо-с. Ресторан, одно слово, на положении первого разряда-с.

Буфетчик: Да, и надо вести себя здесь тонко. Окромя того, что про посуду давеча говорил, надо ндрав посетителя прозойти. Постоянных гостей по морганию века глазного понимать... Понял?

Афанасий: Понимаю-с.

Буфетчик: За незнакомыми присматривать, чтобы дальше известного градуса не шли. Как наспиртился до точки, тут и стоп... Чтоб, значит, без скандалу.

Карл Карлович: А что, Александр Иванович, почем теперь раки?

Буфетчик: Дорого-с, Карл Карлович. Очень дорого-с. Три гривенника сам платил... Не желаете ли отборненьких?

Карл Карлович: Нет, я так... (Пьет пиво.)

Буфетчик (Афанасию): Так вот. Для всех насчет распознавания, насколько пьян, одна мерка есть. Сперва будут говорить о семействах, детях и сродственниках. Так ты тут давай все, что потребуют. Затем о службе заговорят и на начальство жаловаться будут — валяй, ничего, можно. Затем о политике заспорят и анекдоты неприличные вспоминать зачнут, тут уже ты попридерживай. Подавай, что требуется, но не спеши. Понял?

Афанасий: Смекаю.

Буфетчик: Ну а как заговорил о Боге да о разных философиях — тут стоп. Один нарзан и больше никаких. И коли ты моих правил будешь держаться, завсегда у тебя без скандалу обойдется... Понял?

Афанасий: Премного благодарю за науку-с... Но только осмелюсь спросить, Лександр Ваныч, разве уж все на единый манер?

Буфетчик: Все... Я этих пьяных, можно сказать, на своем веку что звезды на небе перевидел. И все под один колер потрафляют.

Афанасий: Ну а еще дозвольте спросить, коли кто ежели один и молчат-с. Тогда как?

Буфетчик: Дурак. А ты с ним в разговор, да и щупай, на чем у него расположение вертится.

Афанасий: Вполне понял-с.

Гитаркин (стучит): Человек.

Афанасий: Сию минуту-с. (Идет к Гитаркину.)

Гитаркин: Еще бутылку.

Афанасий: Такого же?

Гитаркин: Ясно.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Игорь Лощилов, Нора Букс, Серебряный век, драма, кабаре, книги
Subscribe

Posts from This Journal “Серебряный век” Tag

promo philologist ноябрь 4, 02:34 1
Buy for 100 tokens
Боккаччо Дж. Декамерон: В 4 т. (7 кн.) (формат 70×90/16, объем 520 + 440 + 584 + 608 + 720 + 552 + 520 стр., ил.). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства: ladomirbook@gmail.com; тел.: +7 499 7179833. «Декамерон»…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments