Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Василий Гатов. Манипуляции медиа: аgenda-setting, культивация, фрейминг, прайминг

Из статьи известного медиаэксперта Василия Гатова: Гатов В. Обреченные на контакт. Как медиа формируют горожан // Горожанин: что мы знаем о жителе большого города? - М.: Strelka Press, 2017.



Средний объем медиапотребления, согласно исследованиям САRАТ Меdiа, за период с 1950 по 2010 год изменился радикально. Житель развитого мира в середине прошлого века потреблял медиа (в широком смысле) в среднем около 13 часов в неделю; в этом потреблении доминировала печатная пресса, второе место занимало радио, потреблявшееея преимущественно дома; performing arts, кино, музыка были третьим медиумом. В 2010 году средний горожанин потреблял 80—110 часов медиакоммуникаций в неделю. Треть его потребления занимает цифровое телевидение, 20% — интернет, 11% — компьютерные игры и их мобильные аналоги, около 8% — разные виды печатных СМИ. Всего количество учитываемых каналов коммуникаций возросло с 11 в 1950 году до 83 (!) в 2010-м — еще до момента активного развития социальных сетей и мобильных приложений-мессенджеров.

Охват. разнообразие каналов и проницаемость городской медиасреды позволяют обеспечить более «жесткое» управление знаниями, реакциями и поведением, чем, скажем, в субурбанистической среде (деревне. сабурбии). Житель современного города не может избежать медиаконтакта (точнее, он должен предпринимать специальные усилия, чтобы его избегать). Чем больше разных каналов попадает в «медиадиету» человека, тем труднее ему различить манипуляции, управление его настроением и решениями. Технологии манипуляции общественным мнением с помощью массмедиа изучаются много лет - сначала как методы пропаганды, прежде всего советской и нацистской, а позднее, когда прямое информационное насилие и тоталитарная природа пропаганды были признаны неприемлемыми в демократиях, исследование сместилось на более мягкие методы манипуляции массовым сознанием. Объективно говоря, в плотной информационной среде городов эти «мягкие» манипуляции окружают нас повсюду — от инструкций по пользованию лифтами до рекламы. Однако наибольшую силу медиавоздействия получают. конечно же, через вещателъные СМИ.

Agenda-setting (формирование повестки дня) как метод воздействия на массовое сознание через медиа был впервые описан в 1960-1970-х годах. В условиях, когда в СМИ невозможна цензура или прямая пропаганда, политическая сфера может оказывать влияние не на сам контент, а на его создателей — журналистов и редакторов (начиная от прямого подкупа или угроз и заканчивая более тонкими инструментами — такими, как «доступ к телу» мэра или президента, приглашения на закрытые правительственные или партийные мероприятия, включение в закрытые политические рассылки и think-tanks и т.п.). В результате, даже не имея возможности вмешательства, активно настроенная «власть» может добиться существенного позитивного изменения тона прессы по отношению к себе самой (или негативного — к своим противникам), а из информационной повестки дня исчезают темы, которые могли бы быть неприятны «друзьям журналистов».

Процесс культивации основывается на том, что СМИ вынуждены не только информировать своих читателей и зрителей о событиях современной жизни, но и помещать их в определенный контекст. Этот контекст — в особенности для художественных фильмов, сериалов, актуальной литературы — является упрощенной и более контрастной, чем на самом деле, картиной окружающего мира. В американском телевидении 1960—1980-х годов, послужившем материалом для исследований, большинство преступников, например, это представители черной расы или других этнических меньшинств (соотношение 80/20 с белыми), тогда как в объективной реальности того времени белые совершали 70% преступлений.

И наоборот. среди персонажей-полицейских доминируют белые (86%), образованные и культурные — хотя и весьма брутальные — американцы, при том что в американской полиции того времени расовое разнообразие было намного выше (всего 51% офицеров были белыми). Точно так же «художественная реальность» существенно уменьшала роль женщин в мире криминала и борьбы с ним: среди «борцов с преступностью» пропорция была 9:1 в пользу мужчин; при этом жертвами преступлений в сериалах и фильмах женщины оказывались в 62% случаев — против 31% в реальности.

Замещение реальной картины мира сюрреалистично слвинутой реальностью телевидения четко обозначило и сдвиг в общественных приоритетах телезрителей: например, они демонстрировали значительно более расистские взгляды (полагая, что все чернокожие — преступники), были склонны отрицать факты полицейского произвола (потому что ассоциировали себя с белыми героями-правоохранитслями) и были противниками равноправия женщин, считая, что рост общественной активности женщин приведет к разгулу насилия в их отношении. Культивация упрощенной и более контрастной картины мира — традиционный прием пропаганды; для пропагандиста важно различение «свой-чужой», «союзник-враг», и он беззастенчиво им пользуется. Проникновение этой модели в художественное вещание (и, отчасти‚ в новости, авторы и ведущие которых зачастую были вынуждены прибегать к аналогиям с популярными сериалами, содействуя возникновению в сознании потребителей «цепочек воспоминаний») значительно тормозит общественное развитие, принятие концепций инклюзивности, равных прав женщин и меньшинств.

Применительно к российским реалиям медиакультивация лучше всего видна в том, как горожане относятся к трудовым мигрантам, в особенности — к мусульманам. Все сериальное производство российских телеканалов, развлекательные программы и даже новости представляют мусульманские (среднеазиатское и кавказское) иммигрантские сообщества как внедрившиеся в «наш образ жизни» полудикие племена, многие члены которых плетут заговоры вместе с международным терроризмом, являются малокультурными, неспособными к адаптации и инклюзии. Эта культивация постоянно смыкается с изоляционистской и двуличной политикой властей, как городских, так и федеральных, для которых завоз трудовых мигрантов является единственным способом получить дешевую, послушную и управляемую рабочую силу.

Фрейминг известен человечеству со времен первых религиозных нормативных текстов. Метод фрейминга основан на использовании противоречий между разными культурными шаблонами поведения или реакции на чужое поведение. Базовые поведенческие модели состоят из сложного сплава культурных практик, социального знания, морали, религиозных догм, архетипов и мистических верований. Обычный человек, как правило, плохо относится к нарушению привычных моделей другими и переживает когда ему самому приходится их нарушать. Помещение информационного события — через интерпретацию — в контекст поведенческого фрейма и является манипулятивным действием. Например конкретное нарушение норм общественной морали одним человеком подается СМИ как «неизбежное массовое нарушение этих принципов всеми, кто похож на этого нарушителя» (вспомним, папример, российский штамп начала 2000-х годов «преступник кавказской национальности» или недавний активный фрейминг телезрителей через поведение мигрантов в Европе. Под воздействием фрейминга в сознании потребителя активируется цепочка «неприятие-осуждение». основанная на принципиально ложном переносе смысла. Однако, будучи повторенным многократно. эффект фрейминга закрепляется и формирует «травмированный фрейм», содержащий ложный контент из недавней манипуляции.

Прайминг также относится к «жестким» медиавоздействиям, обладающим быстрым, хотя и не очень стабильным эффектом. В отличие от фрейминга. прайминг использует не уже имеющиеся этические (или информационные) шаблоны закрепленные в сознании потребителя СМИ воспитанием и образованием, а проталкивает в сознание якобы имеющееся у человека знание, мнение, шаблонную реакцию на определенное событие или явление. Прайминг бывает естественными управляемым. Естественный прайминг — это участие СМИ в продвижении существующего у части общества отношения к чему-то или кому-то под видом «всеобщего». Типичный пример такого медиавоздействия из области городских медиа — продвижение идеи велосипедного движения в Москве как «востребованного всеми горожанами» (что является очевидным преувеличением). Постепенно, отталкиваясь от отдельных удачных локальных решений и ссылок на отдельных энтузиастов, городские медиа Москвы перестали конкретизировать, от кого исходит спрос на велодорожки, и просто объявили это желанием всех москвичей.

Управляемый прайминг — это сознательная пропаганда, прикидывающаяся объективным сообщением информации, которая впоследствии будет использована для оправдания того или иного решения власти общественной поддержкой. Внедрение заведомо отсутствующих конструктов в массовое сознание, формирование у людей отношения к предмету, который никак не связан с их обычной жизненной практикой. —- основа основ коммунистической идеологии и пропаганды (вспомним крылатую строчку из стихотворения М. Светлова: «Он хату покинул, пошел воевать. чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать»).

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Василий Гатов, манипуляции, медиа
Subscribe

Posts from This Journal “медиа” Tag

promo philologist ноябрь 4, 02:34 1
Buy for 100 tokens
Боккаччо Дж. Декамерон: В 4 т. (7 кн.) (формат 70×90/16, объем 520 + 440 + 584 + 608 + 720 + 552 + 520 стр., ил.). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства: ladomirbook@gmail.com; тел.: +7 499 7179833. «Декамерон»…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments