Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Разрушение пропаганды и управляемости. Валерий Соловей о симптомах политического кризиса в РФ

Из выступления заведующего кафедрой рекламы и связей с общественностью МГИМО Валерия Соловья в Ельцин Центре. Текст подготовил Андрей Пермяков / DK. RU. Полностью его можно прочесть на сайте издания.



То, что считают возрождением традиций Российской империи (то есть возвращение Крыма), как раз было окончательным сигналом того, что Россия из империи превратилась в республику. Если задать вопрос: «Хотите ли вы присоединения к России Украины, Белоруссии, Казахстана, Прибалтики?» 9 из 10, наверное, скажут: «Нет». И это будет подтверждаться любой социологией. По очень простой причине. Не осталось ни сил (потому что любая империя — это напряжение), ни, честно говоря, денег. Наверное, лучше все-таки тратить деньги на себя, чем помогать восстанавливать школы в Сирии? При всем уважении к Сирии.

Россия — это республика, которая существует на уровне массовых ощущений исчерпанности ресурсов, но которая в сознании наших правителей все еще остается империей. Я бы ничего не имел против сознания правителей, если бы они не пытались восстановить величие за наш с вами счет. То, что мы сейчас переживаем, в значительной мере переплетено с международными и даже глобальными процессами. Высока вероятность глобального кризиса. Кризис системы международных отношений очевиден. Она рушится, и это происходило бы вне зависимости от Крыма. Мы переживаем кризис европейской и западной политики в целом: появляются новые партии, старые гибнут, приходят новые политики.

С моей точки зрения, масштабный политический кризис в России неизбежен. В сущности, он уже начался. Как часто бывает, мы ощущаем какие-то симптомы в отдельности, но болезнь еще не диагностируется. Какие симптомы?
1. Качественное изменение массового сознания.
2. Разрушение пропаганды.
3. Кризис персонального лидерства Путина.
4. Кризис управляемости на всех уровнях и во всех секторах госслужбы и муниципального управления.
5. Попытка транзита системы в турбулентной ситуации.

Обратите внимание — я не сказал ни слова об экономике. Важны не экономические показатели сами по себе, а то, как мы их воспринимаем. Политические кризисы не возникают только в ситуации экономического упадка. Скажем, на Украине «оранжевая» революция произошла во время подъема. Митинги на Болотной в России в конце 2011 и начале 2012 гг. — это не следствие кризиса, тогда у нас был экономический рост. Более того, с точки зрения власти, самые безопасные люди — это нищие. Если вы живете в ситуации застойной бедности, то никогда не будете протестовать и выступать против власти. Любимая русская фраза: «Не жили хорошо, нечего и начинать». У нас таких не меньше трети населения. А те, кто в нулевые годы стал жить лучше, новый средний класс, в основном жители крупных городов, — потенциально самая взрывоопасная аудитория.

Похоже, что для значительной части общества подходит предел терпения. Их настигает ощущение, что терпеть дальше бессмысленно. В этом отношении очень важным оказался 2018 г. — год слома массового сознания, его перехода в качественно новое состояние. И это подтверждается социологией. Раздражение начинает перерастать в неприятие и агрессию...

Что служит отягчающей квалификацией? Принадлежность к «Единой России». Я вспоминаю, как это было в 1989 г. и особенно в 1990 г. при советской власти — за кого угодно, только против коммунистов. И сейчас начинают голосовать за кого угодно, только против «Единой России». Я бы сказал, что это еще очень безобидное политическое поведение. Оно же мирное! Никто морду не бьет, никто не призывает к погромам. Вы просто приходите и голосуете против.

Бывает не очень мирное политическое поведение. В Архангельске несколько тысяч человек вышли на улицы, прошли через оцепление и устроили стихийный митинг. Хорошо им не попались чиновники. Кстати, в 90-е годы чиновники не боялись выходить и говорить.

Таким образом мы увидели две новых возможности политического поведения:
1. Конвенциональный протест. Мы идем и голосуем.
2. Неконвенциональный. Мы не верим, что с помощью голосования, суда, жалоб и петиций можно что-то изменить. И выходим на улицы.

Когда одно поведение перерастет в другое и перерастет ли вообще? Критическим образом это зависело и продолжает зависеть от Путина, потому что он главный посредник между бюрократией (назовем их элитами) и обществом, главный гарант эффективности бюрократии. Но что такое Путин для бюрократии и элит? Это человек, который контролирует электорат, общество. Если уровень его поддержки высокий, это означает, что общество не готово выступать. Как только уровень поддержки начинает снижаться — это опасный сигнал. Реально его поддержка сейчас — около 30%. Но этого уже недостаточно, чтобы контролировать общество в целом.

Помимо вождя, есть свита, которая обеспечивает эффективность. С ней происходят еще более серьезные проблемы. Мы можем наблюдать их на локальном или региональном уровне. Многие вещи, которые, казалось бы, должны иметь позитивный эффект, оказываются разрушительными для системы. Вот Дагестан, где началась борьба с коррупцией. Замечательно! Прошел год: чиновников сняли по одному разу, второму, третьему. Оказалось, что там нельзя решить ни одного вопроса. Была плохая коррумпированная система, но если надо было решить вопросы землеотводов, канализации, вы знали к кому обратиться, а сейчас не к кому. Система не работает. Это очень похоже на то, что было при позднем Михаиле Горбачеве, когда была и гласность, и перестройка, и критика, и самокритика. В результате партийная бюрократия пришла к выводу: «А зачем нам все это?»

А теперь смотрите, что происходит в современной России. У нас на региональном уровне репрессиями затронуто два процента чиновников. Это много или мало? По сравнению со сталинскими временами это сущее вегетарианство. Но в сталинские времена не было социальных сетей, не было такого быстрого обмена информацией и такой системы коммуникаций. И эффект от посадок этих двух процентов или заведения дел на них значительно выше, чем при Сталине.

Мы видим, что решать вопросы все сложнее, не важно, какая это система — технократическая или коррумпированная. Но что еще важнее для нас с вами — мы же выступаем по отношению к власти как потребители ее услуг и просто как потребители информации. Вы слышите от чиновников: «Вас здесь не стояло», «Вас никто в Афганистан не посылал», «Вас никто не просил рожать», «Вы — шелупонь». Это в Архангельске вывело людей. Они жалуются в суды, а им кулаком в морду. Раньше это все компенсировалось возможностью экономического роста. Сейчас они почувствовали, что власть на них смотрит как на быдло, а власть эта — на самом деле оккупационная. Она им чужая, она не готова реализовать ни одного из базовых человеческих интересов. Она об этом говорит уже почти откровенно. Это вызывает очень сильное напряжение.

Поинтересуйтесь историей, которая сейчас разворачивается вокруг размещения мусорных полигонов. Есть заключение, подготовленное не оппозиционерами, а Общероссийским народным фронтом, что они приведут к развитию раковых заболеваний, болезней органов дыхания, в десятки раз. И что? Кто-нибудь задумался над тем, чтобы от этого отказаться? Купить другие заводы с более совершенной технологией? Нет. На кону огромные деньги — миллиарды долларов. Мнение тех, кто будет жить рядом, в учет совершенно не берется. Как людям относиться к этому?

В Российской Федерации была замечательная пропаганда, одна из самых эффективных в мире, пока она не стала наступать на собственные грабли. Включите телевизор — из восьми основных тем на каком месте окажется Россия? Хорошо, если на шестом. Кризис пропаганды в том, что она воспринимается как не имеющая никакого отношения к реальным проблемам людей в России. И поэтому все больше людей уходят в социальные сети. По своему влиянию они пока еще не сильнее пропаганды, но уже соизмеримы по масштабу и степени доверия. Власть видит это и делает вполне естественный вывод — если это альтернативная система информирования, то ее нужно взять под контроль. Все это начиналось год назад — закон об автономном рунете. Знаете, как его сейчас потребовали называть, какой будет оборот в пропаганде? Закон о надежном интернете!

Год назад все говорили, что это невозможно. Нет, технически это возможно. К 2021 г. ценой колоссальных финансовых затрат и социальных потерь все будет готово. Правда, есть загвоздка. Люди, которые дали добро на такую ограничительную стратегию, сами не пользуются компьютерами и соцсетями, потому что считают это опасным. Им дают распечатки.. Поэтому я склонен полагать, что негативные последствия от попыток реализации [законопроекта] будут значительно превышать все плюсы и позитивные возможности, на которые они рассчитывают.

И, наконец, транзит власти. Надо передать ее: обсасывают варианты, кандидатов. Изменения в конституцию, различные варианты, все это есть. В 2020 году предполагалось начать вносить изменения в конституцию, не знаю, как сейчас. Но есть опять же одна загвоздочка. Все это хорошо делать, когда вы находитесь на вершине власти, могущества и спокойствия. Когда у вас в стране превосходно идут экономические дела, тогда вы можете осуществлять любые политические конституционные реформы. Такие вещи нельзя делать в ситуации нарастающего кризиса. С моей точки зрения, ничего из задуманного реализовано не будет. А при попытке реализации будет вызывать очень острые и сильные реакции, непропорционально более значительные, чем они могли бы быть несколько лет тому назад.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Валерий Соловей, Путин, Российская Федерация, политика, пропаганда
Subscribe

Posts from This Journal “Валерий Соловей” Tag

Buy for 100 tokens
Д.Г. Россетти. Дом Жизни. В 2 кн. + буклет (формат 70×90/16, объем 392 + 584 стр.). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства: ladomirbook@gmail.com; тел.: +7 499 7179833. Данте Габриэль Россетти (1828-1882) — выдающийся…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments