Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Юрий Виноградов. Как АН СССР готовили к приему вождя-корифея в 1939 году

Виноградов Ю.А. Факты и вымыслы в истории Академии наук России: 1724–2012. — СПб. : Нестор-История, 2018. — 424 с. ISBN 978-5-4469-1423-4. Подробнее об этой и других книгах на сайте издательства "Нестор-История": https://nestorbook.ru/uCat/item/1363

Аннотация: В книге уделено внимание выявленным искажениям истории Академии, ложным членам, ошибкам в биографиях, фальсификациям портретов, пережиткам цензуры и возможным мерам защиты. На основании публикаций архивных документов автором проверены сведения, содержащиеся в энциклопедиях и иных справочниках, а также материалах по тематике, размещенных в Интернете. В рамках восстановления исторической правды и справедливости предпринята попытка защиты от клеветы на почетных членов Академии из дома Романовых, генералов, деятелей церкви, занимавшихся наукой, помогавших Академии деньгами или участием в делах. Научным работникам, студентам, журналистам, всем читателям, интересующимся историей АН России.



Предисловие

Внимание к истории отечественной Академии наук базируется на осознании безусловной значимости этого учреждения для развития нашей страны в разные периоды ее существования. Вместе с тем богатая история Академии не свободна от ряда искажений, обусловленных различными причинами, в том числе цензурными и идеологическим, а зачастую просто недостаточной добросовестностью исследователей, другими объективными и субъективными факторами. Автор книги — Юрий Абрамович Виноградов — профессиональный историк и архивист, выпускник Московского историко-архивного института (МГИАИ), на базе которого в 1991 г. был создан Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ). В течение длительного периода времени Ю.А. Виноградов плодотворно трудился в Санкт-Петербургском филиале Архива Академии наук. Работа над книгой продолжалась в течение многих лет и была практически завершена незадолго до ухода из жизни.

Автор оставил нам рукопись на жестком съемном диске, который по счастливой случайности удалось сохранить, в том числе благодаря усилиям Н.Д. Авакян, упомянутой в книге, в разделе «Благодарности предшественникам и содействовавшим работе». Что касается выражения «оставил нам рукопись», то оно относится к небольшой группе друзей Юрия Абрамовича, мало чем связанных с его профессиональной деятельностью. Юрий Абрамович, человек многих дарований, веселый и находчивый, был душой компании байдарочников еще во времена Союза (а позднее и в перестроечные годы), прошедших многие озера и реки в многодневных походах, часто по малонаселенным местам. В этой компании Юрий Абрамович по праву именовался «адмиралом».

Факты и вымыслы в истории Академии наук России упомянутые друзья, люди сугубо технического плана, с интересом прочитав рукопись, сумели, тем не менее, оценить информативность и доступность изложения, и, безусловно, громадный труд, затраченный автором. Подготовка рукописи к печати, имея в виду техническое образование участников, не предполагала внесения каких-либо изменений и корректировок по существу, т. е. рукопись печатается «как есть» за некоторыми исключениями. Возможно, и не следовало бы специально отмечать усилия по удалению опечаток и приведению страниц к выбранному формату издания с сохранением системы ссылок. Что касается раздела 5, то расположение очерков с соблюдением некоторого хронологического порядка и, следовательно, отсутствием расположения по алфавиту по первой букве фамилии создает известные трудности при поиске определенного персонажа. Для устранения этого неудобства в начале раздела помещен перечень фамилий в алфавитном порядке с указанием страницы начала каждого очерка.

Достаточно резкие в иных местах книги оценки относительно недобросовестности некоторых авторов публикаций и историков оставлены без изменений. Читателям следует иметь в виду специфику Интернета в части наличия информации по указанному в ссылке адресу, которая (информация) с течением времени может быть перемещена или изъята. К счастью, обнаруженные факты отсутствия информации по указанному адресу не относятся к большинству ссылок. В заключение необходимо отметить, что публикация книги не преследует каких-либо коммерческих целей и является лишь данью уважения нашему ушедшему товарищу и скромным вкладом в копилку памяти об этом замечательном человеке. Вместе с автором надеемся, что книга будет востребована не только специалистами, но и всеми интересующимися отечественной историей.

Друзья Ю.А. Виноградова


Судьбы почетных членов РАН-АН СССР (1917–1935)

Вернусь к истории Академии в ХХ веке. ИАН оставила в наследство РАН академическое звание «почетный член». В 1928 г. начались политические чистки АН СССР от «невозвращенцев» — оставшихся за границей. Из почетных членов к тому времени в живых оставались принц А.П. Ольденбургский, Н.С. Мальцов (Мальцóв), великий князь Николай Николаевич и граф П.Н. Игнатьев. Среди эмигрантов в здравии оставался и такой почетный академик РАН-АН СССР, как ненавидевший советскую власть писатель И.А. Бунин. Составители Летописи за 1928 отметили: «Список исключенных к протоколу не приложен». А не приложили список потому, что исключили не всех бывших в эмиграции. Среди деятелей науки — почетных членов РАН-АН СССР, принятые после 1917 г. сомнительными для советских властей лицами оказались неслучайно, но в результате кадровой политики непременного секретаря АН С.Ф. Ольденбурга.

Его попыткам уменьшить влияние большевиков я посвятил отдельную статью. Как мы уже знаем, 2(15).12.1917 в почетные члены РАН выбрали графа П.Н. Игнатьева (вскоре уехавшего в эмиграцию) и юриста-криминалиста Н.С. Таганцева, сына которого, В.Н. Таганцева, расстреляли в 1921 г. Его имущество после ареста сына конфисковали. Следующим принятым в почетные члены РАН был эмигрант, микробиолог С.Н. Виноградский. В отличие от большинства живших на Западе, он оставался после 1923 г. почетным членом РАН-АН СССР (см. очерк о нем) Но необычные для того времени обстоятельства еще ожидают исследователя.

П.(П. И.) Вальден, почетный член АН СССР с 3.12.1927 (см. очерк о нем) жил в Веймарской республике, а после 1933 г. в гитлеровском рейхе, но всё же оставался почетным членом АН СССР. В кн. «Материалы. 1950» из эмигрантов его упомянули вместе с С.Н. Виноградским (с. 428).

Д.Ф. Егоров (1869–1931), математик, проф., член-корреспондент с 6.12.1924, почетный член с 31.01.1929, глава Московской математической школы, был церковным старостой прихода христославцев в Москве. Он выступал против навязывания ученым единого мировоззрения, открыто протестовал на 1-м Всесоюзном съезде математиков против клеветы коллег-математиков в проекте приветствия XVI съезду ВКП(б) на «остатки эксплуататорских классов», якобы ведущие подрывную работу в нашей стране. Был арестован в декабре 1930 г., выслан в Казань, где умер в больнице во время голодовки.

В.Г. Шухов (1854–1939), инженер-изобретатель, конструктор, нефтяник, теплотехник, специалист по строительной механике, член-корреспондент с 14.01.1928, с 31.01.1929 почетный член. Несмотря на выдающиеся научно-технические достижения Ш. арестовали и объявили на процессе Промпартии «одним из руководящих вредителей». «Промпартию» Ш. осудил публично и передал «в фонд социалистического строительства» свой патент на котлы: по нему «одни проценты составляли в год 50 тысяч рублей».

Н.И. Кареев (1850–1931), историк и социолог, член-корреспондент ИФО ИАН, был известен как либерал, которого критиковал В. И. Ленин. В Академии наук СССР уже нельзя было даже выдвинуть К. в академики, но 31.01.1929 сумели избрать и его почетным членом вопреки кампании по «советизации» АН СССР и планам руководства ВКП (б). Все это и привлекло внимание партийного руководства к академической категории «почетные члены». Царские власти успешно использовали это звание и в политических целях. Большевики решили осваивать его в собственных интересах.

1.02.1931 в АН СССР избрали почетным членом наименее одиозную для старых академиков личность из партийно-государственных деятелей, — «теоретика марксистской педагогики» Н.К. Крупскую (1869–1939). Уже более приемлемым для почетного членства АН СССР 29.03.1932 стал Н. А. Морозов. Еще один общественный деятель — Н.М. Книпович (1862–1939), зоолог, гидробиолог, ихтиолог, член-корреспондент еще с 15.01.1927, был избран почетным членом 1.06.1935.


Как АН СССР готовили к приему вождя-корифея

23 ноября 1935 г. Совет Народных Комиссаров СССР утвердил новый устав АН СССР (Собрание Законов СССР. 1935. № 59. Ст. 485). Статья 10 Устава АН СССР гласила: «Академия наук СССР состоит из действительных членов («академиков»), почетных членов, членов-корреспондентов и основного штата научных сотрудников…). А статья 12 утверждала право академиков «избирать почетных членов из числа ученых, обогативших науку трудами мирового значения». То есть корифеев науки. Кого же готовили в корифеи Советского Союза? Тут сомнений быть не могло. К концу 1930-х годов в обществе, подготовленном насилием над массами средствами пропаганды, И.В. Сталин вошел в сознание большинства населения как грозный владыка страны, но и как «классик марксизма-ленинизма», автор многих партийных публицистических статей, человек пишущий. Итак, КОРИФЕЙ‑1 — ДЖУГАШВИЛИ (Сталин) Иосиф Виссарионович; груз. იოსებ ჯუღაშვილი; псевдонимы также: «Бесошвили», «Иванович», «Коба», «Нижерадзе», «Чижиков»).

6(18).12.1878 (по официальной версии 9(21).12.1879), г. Гори (Тифлисская губ., Российская империя) — 5.03.1953, пос.Волынское (Московская обл., ныне Кунцевский р-н Москвы)

Советский партийный, политический, гос., военный деятель, публицист, автор статей на политические, экономические и филологические темы. Генеральный секретарь ЦК РКП(б) (1922–25), ВКП(б) (1925–34), секретарь ЦК ВКП(б) (1934–52). Секретарь ЦК КПСС (1952–53). Главный организатор в СССР репрессий, погубивших миллионы людей (включая комсостав Красной Армии), вызвавших неудачи в начале войны 1941–45 гг. и колоссальные людские потери СССР в войне. В 1941–1945 гг. Верховный главнокомандующий. Маршал Советского Союза (1943), Генералиссимус Советского Союза (1945). Председатель правительства СССР в 1941–53.

Но вернусь к 1939 г. От АН СССР ожидали важного пропагандистского шага, прославившего бы С. Звание рядового академика ему уже не подходило. Вспомним, что с 12.01.1929 по 27.03.1937 таким академиком («философии и экономики») был расстрелянный 15.03.1938 «враг народа» Н.И. Бухарин. Запуганные террором академики, часть которых в тюрьмах, концлагерях и иных узилищах коммунистические вожди успели воспитать, уже знали, как себя вести на Общих собраниях. Повышение идейно-политической квалификации в ГУЛАГе и иных местах заключения прошли 42 ученых, некоторые там погибли, несмотря на звание академика, но часть их стали академиками после заключения, и более 70 членов-корреспондентов (часть их также погибла после ареста).

Так что в подарок к 60-летию товарища С. «за исключительно выдающиеся заслуги в деле развития мировой науки, в деле дальнейшего всестороннего и глубочайшего развития марксистско-ленинского учения», академики единогласно избрали его почетным членом АН СССР 22.12.1939. Несомненно, он был заранее осведомлен об этом подношении. Но по внимательном рассмотрении, оказался младшим по возрасту и стажу в Академии после престарелых, но еще живых почетных членов. То были И.А. Каблуков (82), Н.А. Морозов (85) и Ю.М. Шокальский (83). Более того, Академия 29.05.1940 избрала почетным членом 80-летнего микробиолога, члена-корреспондента с 29.01.1939 Н.Ф. Гамалею (1859–1949). Последним по времени почетным членом 18.11.1942 стал (правда, прожив после избрания чуть больше недели) иранский филолог, историк, государственный деятель, премьер-министр Ирана в 1941–42, Фороги Мухаммед Али хан (Зока оль-Молък‑2; Зака-ал-Молк‑2; Закаал-молк-второй; Зока оль-Молък) (Интеллигент королевства второй) (Furughi [Forooghi] Muhammed Ali) (1877–26.11.1942), что было весьма политичным с советской стороны, тайно готовившей совещание в Тегеране руководителей антигитлеровской коалиции.

Годы были напряженные: не слишком удачная зимняя война с Финляндией (1939–40), потом поначалу крайне неудачная война с Германией — не пришло еще время для естественного решения дела с членством вождя в Академии. Но уже в предвоенном ежегоднике АН СССР, в 1941 г., раздел «Почетные члены» поместили перед разделом «Академики», фамилии указали по алфавиту и потому С. оказался в самом низу списка, после почетных членов Н.Ф. Гамалеи, М.А. Ильинского, И.А. Каблукова, и Н.А. Морозова. К тому же настоящие ученые были указаны входящими в какие-либо Отделения АН СССР. И хотя С., очевидно, как корифей, ни в какие Отделения не входил, но уже настали времена, когда такое положение казалось окружению вождя — а может быть и ему самому — совершенно недопустимым. И потому перед победным окончанием Великой Отечественной войны, приняли, вроде бы, тщательно продуманные меры к обеспечению главе государства в будущем совершенно исключительного положения в академическом сообществе.





















Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Кареев, РАН, Сталин, книги, наука
Subscribe

Posts from This Journal “РАН” Tag

promo philologist июнь 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments