Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Ресторатор Юрий Белойван: "В университетах и школах надо учить детей, как не сесть в тюрьму"

Из интервью предпринимателя, владельца сети ресторанов «Корчма Тарас Бульба» Юрия Белойвана редактору новостей издания "Секрет Фирмы" Анастасии Куц. Следственный комитет обвиняет его в уклонении от уплаты налогов на 650 млн рублей. Полностью материал можно прочесть на сайте издания.



— Я считаю, что в университетах и школах надо учить детей, как не сесть в тюрьму. Или как вести себя, когда тебя приняли менты на улице, чтобы они тебе не подкинули наркотики. Или как с врачами взаимодействовать, как взятки давать в нашей стране, чтобы себя спасти.

— Зачем взятки-то сразу?

— Потому что по-другому не решается тут никак, законов же нет. Если ты попал уже под какой-то закон, то все скажут, что не договорился. А если уже попал в законную историю, не надейся, что наш суд — самый гуманный в мире. Налоговый, следователь и судья — госчиновники, работают в одной организации, она называется Российская империя. Как меня в такой ситуации оправдает адвокат, бесправный человек, которому дают работать, чтоб Европа не косилась на нас?

— Да, обвинительных приговоров примерно 99%.

— Если у нас следователь или судья даёт оправдательный приговор, он сам должен идти оправдываться перед кем-то наверху, почему он так сделал. А вину подсудимый признаёт в основном потому, что адвокаты посоветовали ему признаться — меньше будет срок. И есть там надежда на какое-нибудь УДО. Ну а если ты уйдёшь в отказ, то получишь по полной программе.У меня два года следствие идёт, но я не сдаюсь, даже партнёров по бизнесу не назвал.

— Почему не назвали?

— Потому что это их (следователей. — Прим. «Секрета») работа. Если они хотят, пусть смотрят документы. Я что, за них должен работать? Потому что я в таком районе рос, у нас там с ментами нельзя было разговаривать, иначе с тобой никто не будет общаться. У полиции функция — посадить тебя в тюрьму. Ты только рот открыл — уже сидишь. Открыл второй раз — твои друзья сидят вместе с тобой, и срок у вас уже, как у группы лиц, в два-три раза больше. Бухгалтеру моему угрожали менты. В собственной квартире в 7 утра говорили, что она своего трёхмесячного ребёнка больше не увидит. Её начали прессовать как участника. Она стала говорить то, что органы хотели, мол, у меня развод фиктивный и другую чушь, которые даже знать бухгалтер не может, не пересекаясь со мной ни разу. После таких «признаний» она и другие пойманные свидетели уезжают из участка уже как «неосведомлённые лица». Они (свидетели и участники. — Прим. «Секрета») даже понаписали, что я за них заполнял эти балансы. У меня нет финансового образования, как я могу за них делать это? Тем более меня 11 месяцев не было в стране.

— А вы предъявляли следствию, что вас не было и поэтому за это время никто не мог написать балансы?

— Да обвинителям наплевать. Свидетели в заявлениях пишут, что я им лично отдавал в конвертах зарплату. Я говорю, что в 2011 году меня не было почти год в стране, как они 11 месяцев были без зарплаты? «Он управлял нами по cкайпу», — заявляют мои уже бывшие сотрудники. Ну, работники управляющей компании, которые это всё намутили (и которые купили франшизу «Корчмы»), в итоге приехали давать показания. Но крайними остались я и бухгалтер. Оказывается, дело в том, что мы только вдвоём из всех москвичи, у нас есть недвижимость и поэтому есть деньги. Открытым текстом так говорят в суде. И налоговая подтверждает, что директора им не нужны. Это чистый наезд, как говорили раньше в 90-е.

— Из-за этой всей истории другие заведения закроются?

— Я думаю, что при такой, как у нас сейчас, ситуации, скоро вообще всё закроется. Обычно, когда бизнес потихоньку начинает рушиться, ты надеешься до последнего, а потом бац! — эффект домино: упала одна фишечка, а потом остальные. Рестораторы — они, как правило, уважаемые люди, но по образованию повара или не пойми вообще кто. У них нет базовых знаний, как вести бизнес. Конкуренты думают, что если я закроюсь, то у них через дорогу станет больше людей. А это вообще никак не влияет. Конкурировать надо только с собой, со своей ленью, со своей тупостью.

— А если есть два одинаковых ресторана с такой же тематикой, почему нет?

— Они не могут быть одинаковыми, потому что люди внутри разные. Есть люди мотивированные, а есть люди немотивированные. Ну будут одни понтоваться какими-то скидками. Но когда конкурент закроется, твоя жизнь не улучшится. Ведь, когда он за дверью, где находится ваше внимание? У конкурента: что он там делает? Как он? Никакую каверзу мне не строит? А где находится ваше внимание, там и находится ваша энергия. Она должна быть здесь: с вашими гостями, с вашими сотрудниками. И тогда вам никто не страшен вообще. У нас вот эта история (обвинение в неуплате налогов. — Прим. «Секрета») длится пять лет уже. И два года уголовное дело. В корчмах были «движения», что с такими неделю любой ресторан в Москве не выдержит и закроется.

— Какие движения?

— Например, года два назад в каждом ресторане сидели три мента и считали всех гостей, каждый час снимали кассу, проверяли чеки. Вот представьте: вы приходите в ресторан, а там сидят несколько полицейских. Один из них был причём в форме своей. И вот они вас считают. И сколько раз вы решитесь ещё раз посетить ресторан? Вы пришли с любовницей какой-нибудь или с каким-то чиновником пропить украденные деньги из госбюджета, например. А тут сидят менты, вас записали и посчитали.

— Они у кассы стояли?

— Они сидели прямо в зале за столом. Потом у нас ещё было полтора месяца, когда ходили приставы во все рестораны. Днём сидела налоговая, они считали деньги, а вечером приходили приставы и забирали накопившееся. Вот так у нас Шмитовский («Корчма» на Шмитовском проезде. — прим. Секрета фирмы») закрылся, у ресторана больше не было оборотных средств. <...>

— А в чём разница ведения ресторанного бизнеса в Москве, Нью-Йорке и Киеве? В Киеве вас так не прессуют, я думаю.

— Просто там мы маленькие, не так интересно ещё. Но, я думаю, в Киеве скоро то же самое случится. Всё так взаимосвязано. Они всё копируют за Москвой. В Нью-Йорке разница лишь в том, что нельзя брать русских на работу. Потому что их надо всё время контролировать, чтобы они не воровали. Плюс ещё по культуре не проходят — у нас всё время очень хмурое выражение лица. Для Америки это большой минус. Они сразу хотят уйти, когда видят наши лица. Кажется, что мы бомбу заложили.

— Как сейчас меняется ресторанный рынок в Москве?

— Рынок сейчас поменялся в связи с санкциями. Рестораны с импортными ингредиентами ушли в местные кухни либо в азиатские. Активно развиваются всякие мясные производства: стейки непомерные по 3000 рублей, которыми «Мираторг» торгует. Сложно сказать, что рынок развивается — он не может развиваться, если покупатели не развиваются. У покупателей доходы снижаются, как и уверенность в завтрашнем дне. Нужно ведь руководствоваться правилом «подальше положишь — поближе возьмёшь». Много закрывается заведений. При этом есть хорошие бренды, которые открывают очень крутые серьёзные вещи, продуманные, как «Сахалин» в Azimut Hotel, там только за счёт одного вида из окон ресторана не попасть, столики быстро бронируют. Но я особо не вникаю, мне есть чем заняться, чем ходить вынюхивать всё.

Однако я заметил, что появляются всякие гастродепо. Я только в «Лесном» был. В Нью-Йорке видел такие же, там было круто, а у нас, к сожалению, есть такое понятие «модно»: это всегда говённая парковка, говённый сервис и дорого. И подобные российские гастродепо держатся около года, а потом, поскольку рестораторы таких мест не стоят на месте, открываются новые проекты, следовательно, люди благополучно перетекают в их новые проекты.

— Почему в Москве так мало ресторанов с национальной кухней?

— Похожий вопрос мой сын задал в 8 лет. Спросил, зачем я открыл украинский ресторан, а не ресторан со многими кухнями, как Settebello, где и суши, и пицца, и русская еда, и блюда других стран. На моё «зачем» он ответил геополитикой: «Если Россия поссорится с Японией, убираешь суши, если с Италией, то пиццу». Ну а если Россия со всеми поссорится?

— Неужели так влияет политический контекст на еду?

— Не рестораны определяют культуру и политику страны. Это политика и культура определяет, какие в стране рестораны. В совке было общее совковое хамство и были общие совковые хамские рестораны. Сейчас уклон на западную модель бизнеса, где люди вежливые и улыбчивые. Если мы сейчас решим вернуться в совок — туда вернутся рестораны.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: бизнес, кухня, образование, питание, рестораны
Subscribe

Posts from This Journal “бизнес” Tag

promo epi_zog 16:49, yesterday 1
Buy for 110 tokens
Идея дробного питания: питаться маленькими порциями 5-6 раз в течение дня, набирает популярность в современной медиасреде. Наверняка каждый, кто интересовался темой “как похудеть” сталкивался с этой концепцией, неужели это та самая “волшебная пилюля”, которая решает проблему лишнего веса? Итак,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment