Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Евгений Пчелов. "Рерик славянский и Рорик ютландский"

Евгений Владимирович Пчелов (род. 1971) — российский историк, специалист в области вспомогательных исторических дисциплин; источниковед, генеалог и геральдист. Кандидат исторических наук (1997). Заведующий кафедрой вспомогательных и специальных исторических дисциплин ИАИ РГГУ (c 2011), ведущий научный сотрудник Института «Русская антропологическая школа» РГГУ (2003—2015). Старший научный сотрудник Института российской истории РАН (1997—2010), Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН (с 2010).

Ниже размещен фрагмент из книги Евгения Пчелова "Рюриковичи: история и генеалогия" (М.: Академический проект, 2016).




Рерик славянский и Рорик ютландский

Интересные сведения по древней истории новгородской земли донесли до нас некоторые русские летописи. В Новгородской Первой летописи младшего извода (сер. XV в.) в списке посадников города первым стоит имя некоего Гостомысла. Затем следуют известные по летописям Константин («Коснятин») и Остромир, посадники при Ярославе Мудром и его сыне, Изяславе Ярославиче, т. е. в первой половине — середине XI в. В Новгородской Четвертой летописи, древнейшие списки которой относятся к последней четверти XV в., и некоторых других в части, посвященной предыстории Руси, рассказывается о том, что «словене же, пришедше с Дуная, седоша около озера Ильмеря, и прозвашася своим именем, и зделаша град и нарекоша и (т. е. его) Новгород, и посадиша старейшину Гостомысла». Затем, под пером книжников конца XV — начала XVI в. Рюрик получил невероятную генеалогию и из безвестного варяжского конунга превратился ни много, ни мало в родственника римских (!) императоров.

Так, в «Послании» бывшего киевского митрополита Спиридона-Саввы (1510-е гг.) и в «Сказании о князьях Владимирских» (конец XV — начало XVI в.) рассказывается о разделении «Вселенной» римским императором Августом, который одному из своих «сродников» (родственников) Прусу выделяет земли будущей Пруссии. Этот-то Прус и оказывается прямым предком Рюрика. «И в то время некий воевода новогородскы имянем Гостомысль скончявает житье и съзва владалца сущая с ним Новагорода, и рече: "Совет даю вам, да послете в Прусскую землю мудра мужа и призовите князя от тамо сущих родов римска царя Августа рода". Они же шедшее в Прусскую землю и обретошя тамо некоего князя имянем Рюрика, суща от рода римска царя Августа, и молишя его с посланми всех новгородцев. Князь же Рюрик прииде к ним в Новгород и име с собою два брата; имя единому Трувор, другому Синеус, а третий племенник имянем Олег. И оттоле наречен бысть Новъгород Великий; и княжай в нем князь великы Рюрик», — говорится в «Послании» Спиридона-Саввы. Эта легенда была зафиксирована в Воскресенской летописи (закончена в 1541 г.) уже в качестве официальной версии: Прус становится братом Августа, а Рюриковичи — потомками династии римских императоров.

Дальнейшее развитие сюжета о Гостомысле отразилось в Иоакимовской летописи, которая была составлена, возможно, в XVII в., но не сохранилась, а известна лишь по «Истории Российской» уже упоминавшегося В.Н. Татищева (при этом, по-видимому, Татищев творчески дополнил ее текст, если не сочинил его полностью). Здесь рассказывается о древней истории славян и родословной их князей: о Славене, его потомке Вандале, жене Вандала «от варяг» — Адвинде и трех их сыновьях — Изборе, Владимире (Древнем) и Столпосвяте. В девятом поколении от Владимира Древнего указывается некий Буривой, воевавший с соседями, но побежденный ими при реке Кумени. Ему наследовал сын — Гостомысл, имевший, в свою очередь, трех дочерей и четырех сыновей, старшим из которых был Выбор.

Все сыновья погибли в битвах с врагами или умерли «дома ». Дочери были выданы замуж, но неизвестно «доподлинно » за кого: старшая, как пишет Татищев, за князем в Изборске. Сыном средней — Умилы — был Рюрик. Рассказывается также и о чудесном сне Гостомысла. Новгородскому старейшине снится, что из чрева его средней дочери вырастает огромное дерево, покрывающее своими плодами и ветвями весь «град Великий». Волхвы объясняют это как доброе предзнаменование, свидетельствующее, что потомство Умилы чрезвычайно разрастется и будет править всей славянской землей. Перед смертью Гостомысл велит пригласить в Новгород своего внука Рюрика, и таким образом династия Рюриковичей оказывается по женской линии своеобразным продолжением рода древних славянских правителей.

Отношение к этим рассказам было неоднозначным. Слишком уж очевидна их мифичность. Ряд имен вообще возник, вероятно, лишь из желания объяснить соответствующие топонимы (например, название Выборга, которое на самом деле имеет шведское происхождение). Против достоверности Иоакимовской летописи выступали и Н.М. Карамзин, и другие историки. Имя же Гостомысла было использовано летописцами ХV-ХVІІ вв., чтобы как-то объяснить призвание Рюрика на Русь. Но само имя «старейшины» в новгородских летописях может свидетельствовать об отголосках древних преданий. Было известно оно и у западных, балтийских славян. Их правитель Гостимусл упоминается во франкских латиноязычных анналах, где под 844 г. сообщается о походе короля Людовика Немецкого на земли ободритов, в результате которого и погиб этот вождь. Другие западнославянские князья присягнули на верность Людовику, но, как только опасность миновала, тотчас же нарушили свою клятву. Некоторые исследователи попытались отождествить ободритского Гостимусла и новгородского Гостомысла, полагая, что сведения о славянском правителе могли сохраниться в русских источниках, что кажется маловероятным.

Рассказ об удивительном сне Гостомысла вполне «традиционен». Похожие легенды были широко распространены в сказаниях и других народов, например, известна такая легенда, повествующая о рождении Кира Великого. В своде скандинавских саг «Круг Земной», составленном знаменитым исландским скальдом Снорри Стурлусоном в XIII в., также имеются схожие мотивы. В этом произведении рассказывается о древней истории Норвегии и ее королей, начиная с легендарных богов-асов. Жена одного из норвежских правителей, конунга Хальвдана Черного, Рагнхильд перед рождением сына видит похожий сон, точно так же объясненный прорицателями. И действительно, сын Рагнхильд, великий конунг Харальд Прекрасноволосый, не только объединил всю Норвегию под своей властью, но и стал основателем разветвленного рода норвежских королей.

Уже говорилось о том, что в историографии ХVIII-ХІХ вв. существовала версия о тождестве варягов с балтийскими славянами. Еще в XVI-XVII вв. европейские авторы проводили такую параллель, основываясь на простом созвучии — совпадении названий «варяги» и «вагры» — так называлось одно из племен балтийских славян. Совпадение имен Гостомысла и Гостимусла придало этой версии дополнительный «аргумент». Ободриты, лютичи, вагры и другие западнославянские племена жили на южном побережье Балтийского моря. Их земли располагались между реками Одер и Эльба (Лаба), поэтому их еще именуют полабскими славянами, позднее на эти территории пришли германцы. На северо-западе балтийские славяне соседствовали с Ютландией, то есть датскими землями.

Одним из ободритских городов являлся Рерик (Рериг). По названию столицы и самих ободритов иногда именовали рериками. Рерик был крупным торговым центром во второй половине VIII — начале IX в. В 808 г. датский конунг Готтрик (Годфрид) захватил Рерик, разрушил его и перевел оттуда купцов в датский город Хедебю. Примечательно само название города, напоминающее имя древнерусского князя. Однако на самом деле это не самоназвание города, а иноназвание: Рерик — название датское, а славянское его наименование неизвестно. Восходит же это название к древнеисландскому reyrr — «тростник», по расположению в старой озерной котловине, покрытой густыми зарослями тростника. В то же время некоторые исследователи были склонны возводить название Рерик к славянскому слову «рарог», что означает сокол (очередное сопоставление просто созвучных слов). На этом основании было выдвинуто еще более абсурдное предположение, что имя Рюрик имеет западнославянские корни. Эта мысль органично вплеталась в гипотезу о западнославянском происхождении варягов.

Однако подобные предположения беспочвенны: связи русских земель с ободритами, безусловно, существовали, но признание варягов западными славянами — позавчерашний день исторической науки. Помимо этого, приверженцы «ободритской теории» ссылались и на так называемые знаки Рюриковичей. Речь идет о широкоизвестных знаках, которые обнаружены на древнерусских монетах, на печатях князей, на плинфе каменных сооружений, глиняной посуде, украшениях, мечах и многих других предметах. Эти знаки представляют собой тамгообразные изображения в виде двузубцев, а затем трезубцев. Еще со времен Карамзина их стали считать родовой принадлежностью, родовыми знаками князей Рюриковичей, хотя о том, что же в действительности изображали эти знаки, разгорелась длительная дискуссия.

Какие только предположения не высказывались! В знаках видели и воинскую эмблему — якорь (И.А. Бартоломей), шлем, возможно норманнский (П.Н. Милюков), секиру или топор с двумя лезвиями, так называемую франциску (П.М. Сорокин, А.В. Орешников), лук со стрелой. И некое условное геральдико-нумизматическое изображение: светильника (А. Воейков, И.П. Сахаров), хоругви (Ф.А. Жиль, Я. Волошинский), церковного портала (С.Г. Строганов), птицы — норманнского ворона (барон Б.В. Кёне) или голубя (А.А. Куник). Распространенной была версия о том, что это государственная эмблема: трезубец (Н.М. Карамзин), часть византийского скипетра (граф И.И. Толстой), держава (А.А. Куник), даже скифский скипетр (Д.Я. Самоквасов). Существует мнение, что знак являлся символом княжеской собственности, весьма распространенной в домонгольский период. Встречается и несколько более «формальных» прочтений: монограмма (руническая или византийская), геометрический орнамент (византийский, скандинавский, восточный, славянский), наконец, некая церковно-христианская эмблема (христограмма), представлявшая собой лигатуру альфы и омеги. Одни из последних интерпретаций знаков — символ «якорь-крест» и условное изображение скандинавского корабля.

И среди всего этого многообразия есть версия, в свое время высказанная С.А. Гедеоновым. Знаки Рюриковичей, якобы, не что иное, как схематическое изображение летящего вниз сокола-рарога. Как не вспомнить тут и русский фольклор: былины и сказки (богатырь Вольга или Финист Ясный Сокол). По мнению приверженцев гипотезы Гедеонова, именно сокол был древним тотемом русского княжеского рода, имевшего западнославянскую прародину. Однако нужно иметь в виду, что это лишь одна из десятков интерпретаций знаков Рюриковичей. В последнее время трудами исследователей, и прежде всего видного историка и археолога С.В. Белецкого, установлено гипотетическое наследование изображений знаков в династии Рюриковичей и принадлежность различных форм знаков тем или иным князьям.

На Руси эти знаки известны с рубежа ІХ-Х вв., т. е. со времени образования единого государства с центром в Киеве. Причем первоначальная форма знака была именно в виде двузубца, и только при Владимире Святославиче, в период его новгородского княжения знак приобрел форму трезубца. Эти лично-родовые эмблемы древнерусских князей просуществовали на Руси до монгольского завоевания, после чего их употребление прекратилось. Однако каково их происхождение и, самое главное, что послужило прообразом самого знака, до сих пор остается неясным и вряд ли когда-либо прояснится окончательно. Согласно одной из версий, знаки Рюриковичей были заимствованы древнерусскими князьями от Хазарского каганата, в который, в свою очередь, они пришли из Северного Причерноморья, где обнаружено много подобных знаков времен Боспорского царства.

В начале XX в. трезубец (тризуб) обрел второе рождение. Теперь он является гербом независимой Украины, которая претендует на древнерусское историческое наследие. Еще один аргумент в пользу «ободритской теории» — местная легенда о Рюрике, существовавшая в Мекленбурге. Якобы у ободритов был князь по имени Годлав (или Годолюб, или Готлиб) — отец трех братьев: Рурика, Сивара и Трувара. Они пришли в Руссию, где стали князьями — Рюрик в Новгороде, Сивар — в Пскове, Трувар — в Белоозере. Рюрик основал княжескую династию. Эта легенда была зафиксирована в XIX в., и уже в XX в. поднята на щит некоторыми дилетантами от истории. Особенное внимание на подобного рода сведения обратили внимание русские эмигрантские авторы, псевдоисторики Сергей Лесной (Парамонов) и протоиерей С. Ляшевский (наиболее известная книга С. Лесного «Откуда ты, Русь?» неоднократно издавалась и в современной России).

В своих книгах, где домыслы сопровождают исторические данные, они выстроили целую концепцию древней русской, «доолеговой» истории. Годлав, Гостомысл и Рюрик оказались связанными единым родством — представителями некоей разветвленной мекленбургской династии. Но к поздним легендам и домыслам отношение должно быть крайне осторожным. Дилетантский же подход — слепо верить всему, не утруждая себя анализом источников. К слову сказать, Сергей Лесной получил известность и как активный пропагандист так называемой «Велесовой (Влесовой) книги» — фальшивки, якобы рассказывающей о древней истории славян.

Итак, хотя какие-то славянские предки у Рюрика и могли чисто гипотетически быть, его скандинавское происхождение бесспорно. Но известно ли что-нибудь о его скандинавских прародителях? Любопытная гипотеза на этот счет появилась в первой половине XIX в. Ординарный профессор Дерптского университета Ф. Крузе в 1836 г. предположил, что Рюрик новгородский тождествен скандинавскому конунгу Рорику, происходившему из рода ютландских конунгов и бывшему в IX в. правителем областей во Фрисландии. Ютландия — полуостров, на котором находится Дания, а Фрисландия — земли к западу от нее, на побережье Северного моря. О Рорике сообщают латинские анналы Франкской империи, составлявшиеся в IX в.

Рорик принадлежал к династии правителей Ютландии. У конунга Хальвдана было четверо сыновей: Ануло (Анулон), Харальд Клак, Регинфрид и Хемминг. К этой же семье принадлежал и Рорик. По всей видимости, он был племянником Харальда Клака. Ануло и Регинфрид были убиты в 810-х гг., а Хемминг — в 837 г., скорее всего, его сыном и был Рорик. Как бы то ни было, Рорик принадлежал к потомству Хальвдана. Вполне возможно, что именно этот Хальвдан ездил с посольством от датского короля Сигфрида к Карлу Великому в 782 г. Харальд Клак первым из ютландских конунгов принял крещение в 826 г. Это произошло близ Майнца, куда Харальд прибыл с семьей и в сопровождении 400 датчан. От императора Людовика Благочестивого новообращенный конунг получил во владение область Рюстринген во Фрисландии. Впоследствии Харальд служил сыну Людовика — Лотарю I. Скончался он, по всей видимости, в 840-х гг.

Имя Рорика впервые появляется в анналах в 850 г., хотя еще при жизни Людовика Благочестивого, т. е. до 840 г., он держал Дорестад в качестве бенефиция, а потом служил Лотарю I и Людовику Немецкому. Вот как описывают события 850 г. Фульдские анналы: «Рорик, по происхождению нордманн, который во времена императора Людовика вместе с братом Харальдом держал в качестве бенефиция город Дорестад, после кончины императора и смерти брата, обвиненный, как говорят ложно, в предательстве, был схвачен и брошен в темницу во владениях Лотаря, который сменил на престоле своего отца. Бежав оттуда, он сделался вассалом короля восточных франков Людовика, несколько лет жил в его владениях среди саксов, которые соседствуют с нордманнами, собрал значительный отряд данов и стал заниматься морским разбоем, опустошая те области государства Лотаря, которые прилегают к побережью северного океана. Он проплыл через устье реки Рейна к Дорестаду и захватил его. А поскольку король Лотарь не мог изгнать его без ущерба для своих людей, то с согласия совета и при посредничестве послов [Рорик] был принят в вассалы на том условии, что он должен будет отвечать [там] за налоги и прочие предметы, относящиеся к ведению королевской казны, и противостоять пиратским рейдам данов». Дорестад, крупный торгово-ремесленный центр, находился в дельте Рейна (южнее современного Утрехта, близ современного города Вейк-бей-Дюрстеде) и был важным перевалочным пунктом для рейнских судов, вывозивших товары на рынки Балтики.

В 855 г. император Аотарь передал Фризию своему сыну — Лотарю (II), а Рорик и Годефрид (сын Харальда Клака) отправились в Данию с надеждой «завладеть королевской властью». Но эта попытка не увенчалась успехом, и они вернулись в Дорестад и овладели большей частью Фрисландии. После смерти Лотаря I (в 855 г.) Рорик продолжал служить его сыну — лотарингскому королю Лотарю II (ум. в 869 г.). В 857 г. Рорик, сидевший в Дорестаде, с согласия Лотаря, повел флот в датские пределы и, преследуя короля Хорика II, захватил часть его владений — между морем и рекой Эйдер.

Следующее известие о Рорике относится к 863 г. Тогда даны направились на кораблях к Кельну, они опустошили Дорестад, где искали убежища фризы, убили многих фризских купцов и захватили в плен множество народа. Аотарь с войском с одной стороны Рейна и саксы с другой стороны подступили к данам и начали с ними переговоры. Затем викинги по совету Рорика ушли, «как и пришли». В том же году Рорик перешел под покровительство западнофранкского короля Карла Лысого (ум. в 877 г.). В одном из монастырей близ города Ле-Ман Карл принял Годфрида, Рорика и британского графа Херивея и великодушно даровал им владения. По всей видимости, это были прежние владения Рорика во Фризии, поскольку уже к 867 г. Рорик был изгнан из Фризии местными жителями, и Аотарь II объявил по своему королевству сбор в поход против норманнов, полагая, что Рорик вернется с войском данов.

После смерти Лотаря II в 869 г. на его наследие стал претендовать Карл Лысый, которому вскоре пришлось разделить владения покойного Лотаря с братом, Людовиком Немецким. В 870 г. Рорик заключил с Карлом Лысым союз в Нимвегене (город на реке Ваал в дельте Рейна). А два года спустя, в январе 872 г. Карл Лысый вел переговоры с Рориком и сыном Харальда Клака Родульфом в монастыре Св. Ламберта в Льеже. В октябре в городе Трейэктуме (Маастрихте) на Маасе Карл еще раз встречался с прибывшими к нему Рориком и Родульфом. Король «благосклонно» признал Рорика своим вассалом.

К маю 873 г. относится последнее упоминание о Рорике. Тогда Рорик стал вассалом Людовика Немецкого, который принял в Аахене приехавшего к нему «под поручительство» конунга и взял.его под свою власть. При этом франкские анналы называют Рорика «желчью христианства». О судьбе Рорика после 873 г. ничего неизвестно. Ясно лишь, что в 882 г. его уже не было в живых (или о нем ничего не знали), поскольку в этом году новый император Карл III Толстый (сын Людовика Немецкого и преемник Карла Лысого на императорском троне) передал бенефиций в «Киннине» (земли в Голландии, названные по реке Киннем), которым владел Рорик, другому предводителю норманнов Годфриду.

Заманчивое отождествление Рюрика и Рорика поддержали несколько исследователей. Особенно основательную работу провел русский эмигрант Н.Т. Беляев, опубликовавший свой труд в Праге в 1929 г. С тех пор гипотеза Крузе-Беляева популярна в исторической науке. Ее признавали и Г.В. Вернадский, и Б.А. Рыбаков, и другие ученые. Конечно, окончательно доказать ее невозможно. Ведь нет источников, в которых прямо бы говорилось о тождестве Рюриков, как не существует, впрочем, и источников, делающих это отождествление нереальным. Но в его пользу можно привести лишь косвенные доводы. Прежде всего сходство имен: имена «Рорик» и «Рюрик» восходят к одному скандинавскому прототипу. Разумеется, есть и хронологические лакуны в сообщениях европейских анналов: в эти промежутки Рорик вполне мог оказаться на Руси. Фрисландия поддерживала торговые связи с Северной Русью.

Археологические находки свидетельствуют, что уже во второй половине VIII в. Ладога была вовлечена в сферу не только восточнобалтийской, но и фризской торговли, которая шла через Данию. Причем эти находки позволяют предполагать присутствие в Ладоге фризских ремесленников. Так что обращение местных племен именно к ютландскому конунгу выглядит вполне логичным, ведь он не был непосредственно связан ни с Русью, ни с варягами-шведами, нападавшими на восточных славян. Расстояния, отделявшие Рорика от Русского Севера, для норманнов, разумеется, не были непреодолимыми, тем более знакома была им и Русь, где варяги побывали задолго до Рюрика. Датировка же русских летописей, как это неоднократно подчеркивалось многими историками, довольно условна, и зачастую события, растянувшиеся во времени, могли быть сведены к статье под одним годом.

Тем не менее серьезным возражением против тождества Рюриков являются сведения о встречах Рорика с Карлом Лысым в начале 870-х гг. Конечно, одновременно управлять землями во Фрисландии и на севере Руси Рюрик не мог. Однако его правление в Новгороде могло быть неспокойным, не исключена возможность его длительной отлучки, возможно, он использовал Новгород и как своеобразный запасный вариант в своей бурной деятельности. Впрочем, это всего лишь догадки, никоим образом не влияющие на реконструкцию прошлого. Интересно, что только в 882 г. владения Рюрика окончательно переходят к его родичам. Не связано ли это с походом на Киев Олега, преемника Рюрика, и временным исключением Новгорода из сферы великокняжеского влияния? Вполне возможно, что, только потеряв тесную связь с новгородскими правителями, владетели в Северной Европе решили распорядиться оставшимся леном Рорика во Фризии по собственному усмотрению. В любом случае у нас нет достаточных оснований для того, чтобы отвергнуть версию о тождестве Рорика и Рюрика, как не имеющую под собой никакой почвы.

Но если действительно Рюрик новгородский и Рорик фрисландский — одно и то же лицо, то каково его происхождение? Рорик, по всей видимости, принадлежал к династии ютландских правителей, связанных родственными узами с другими скандинавскими династиями. Попытаемся рассмотреть его восходящую родословную. Для этого нам необходимы сведения скандинавских саг, которые являются основным источником при построении родословий конунгов. Хотя саги и нельзя рассматривать как исторический источник без должной критики, тем не менее многие сведения в них достоверны. В особенности это относится к генеалогии, являвшейся важным элементом жизни каждого героя. Родовое начало в сагах чрезвычайно значимо, что связано прежде всего с пониманием древними скандинавами исторического развития. Для них история — результат деятельности конкретных личностей в конкретных обстоятельствах, поэтому саги и отличаются своеобразной «приземленностью».

По мужской линии Рорик, по всей видимости, происходил из древней датской династии Скьёльдунгов. Скьёльдунгам была посвящена отдельная сага, записанная в конце XII в. и относящаяся к разряду королевских саг. К сожалению, сохранился только ее небольшой исландский фрагмент и латинское переложение. Сага рассказывает о происхождении Скьёльдунгов от Скьёльда — одного из многочисленных сыновей верховного бога Одина, «отдавшего» ему Данию в управление. По другой версии, изложенной в англосакской эпической поэме «Беовульф», Скильд (так называет Скьёльда поэма) был бездомным ребенком, которого море прибило в лодке к датским берегам. Среди потомков Скильда — Хрольв Жердинка, вероятно, действительно являвшийся правителем данов и имевший резиденцию в Лейре на севере Зеландии (близ современного Роскилле).

«Сага о Скьёльдунгах» говорит, что происхождение Харальда Клака неизвестно. Однако имена Хрёрек, Харальд и Хальвдан являлись в династии Скьёльдунгов родовыми. Легендарные датские конунги-«короли», предшественники правителей IX в., известны по сагам и эддическим песням. Вероятно, к ѴІІ-ѴІП вв. относятся имена двух конунгов — Хрёрека Метателя Колец и его сына Харальда Боезуба. В эддической «Песне о Хюндле», которая была создана в XII в., они упомянуты в родословном контексте:

«Харальд Клык Битвы,
Хрёрека сын,
Колец Расточителя,
сыном был Ауд,
Ауд Премудрая —
Ивара дочь,
а Радбарда сын
Рандвером звался,
мужи эти — жертва,
богам принесенная;
все это — твой род,
неразумный Оттар!»

В древнеисландской «Саге о Ньяле», написанной в конце XIII в., но основанной на более древней устной традиции, также упомянут Харальд Боезуб: «Мать Харальда Боезуба была Ауд, дочь Ивара Приобретателя и внучка Хальвдана Храброго». Харальд Боезуб известен как герой легендарной битвы при Бравалле (в восточном Гёталанде, в Швеции), где он сразился с другим конунгом, Сигурдом Рингом (Кольцо), и погиб. Сигурд Кольцо был родственником Харальда. Согласно «Саге о Ньяле», его отцом был Рандвер, а прадедом Радбард, муж Ауд Премудрой. Таким образом, Сигурд приходился Харальду племянником. Сыном Сигурда Кольцо был легендарный конунг Рагнар Кожаные Штаны (Лодброк), у которого, в свою очередь, были сыновья Бьёрн Железный Бок и Сигурд Змей в Глазу. Потомками Бьёрна считались короли Швеции.

Родословие матери Харальда Боезуба — Ауд Богатой известно из «Саги о Хервёр», которая относится к сагам «о древних временах». Эти саги традиционно считаются малодостоверными, а потому ранее их называли «лживыми». «Сага о Хервёр» повествует об истории чуть ли не V-VI вв. и объединяет различные легенды, бытовавшие в Северной Европе. В них рассказывается о берсерках — свирепых и неуязвимых воинах, родословие которых начинается тоже от Одина через его сына Сигрлами. Подобно другим сыновьям Одина, ставшим правителями разных стран, Сигрлами был якобы королем Гардарики, то есть Руси. Его жена —- некая Хейдис, дочь Гилфи — потомка древних шведских правителей. Сигрлами наследовал сын — Свафрлами, тоже король Гардарики-Руси, он же был первым владельцем волшебного меча Тюрфинга, вокруг которого разворачиваются последующие события саги. Дочь Свафрлами — Эйфур вышла замуж за потомка великанов Арнгрима, который жил в Галогаланде, области на севере Норвегии. От этого брака родилось 12 сыновей — берсерков, и среди них король готов Ангантюр. Он погиб в одном из сражений (под именем Онгентеов фигурирует и в «Беовульфе»).

Ангантюр женился на Свафе (или Тофе), дочери Бьяртмара, ярла Альдейгьюборга, то есть Ладоги. Их дочь — Хервёр, которой и посвящена сага, вышла замуж за судью Гофунда и имела двух сыновей — Ангантюра и Хейдрика, убившего брата в усобной стычке. Хейдрик стал великим героем, королем Рейдготаланда (Южная Швеция). Он был женат несколько раз: от Хельги, дочери короля Рейдготланда Харальда, родился Ангантюр (уже третий), от дочери Гумли, короля Гуноланда (гуннов), родился Хлёдр, король гуннов, воевавший с братом Ангантюром, королем готов. Еще одной женой Хейдрика была некая Сифка из Финнланда (Западная Финляндия). Наконец, от дочери короля Холмгарда (Новгорода) Роллауга родилась дочь Хервёр, которую убил брат Хлёдр. Сам Хейдрик тоже погиб от руки одного из своих рабов. Его сын Ангантюр и был предком Ивара и Ауд Богатой.

Конечно, это родословие, имевшее целью связать знаменитого исторического конунга с легендарными героями, потомками богов и великанов, носит чисто мифический характер. Но следы исторической реальности присутствуют даже здесь. «Житие святого Виллиброрда», написанное Алкуином, свидетельствует о том, что этот англосакский миссионер около 714 г. посетил «дикий народ данов», королем которых был некий Онгенд (Ангантюр?). Центр владений Ангантюра находился, вероятно, в Рибе на западном побережье Ютландии.

Родословие Хервёр интересно и тем, что в нем упоминаются мифические правители Руси, Новгорода, Ладоги. Это лишний раз показывает, что тесные контакты северорусских областей со Скандинавией оставили глубокий след в сознании скандинавов и трансформировались в свидетельства легенд. Причем эти связи были устойчивыми и для скандинавов весьма важными, что отразилось и в генеалогии, где очень почетным является родство сагических героев с новгородскими и ладожскими правителями. Более реальна генеалогия Инглингов, норвежских правителей, тоже родственников Рорика. Вторым браком Ауд была замужем за неким Радбардом, происхождение которого было приписано к Инглингам. Существуют две версии начальной генеалогии Инглингов. Их родоначальником считался сын Одина — Ингви, правитель Швеции, от имени которого произошло название династии.

Это имя носил и бог Фрейр, сын морского бога Ньёрда: «Имя Ингви долго считалось в его роде почетным званием, и его родичи стали потом называться Инглингами», — писал Снорри Стурлусон. Одна из ветвей Инглингов правила в Норвегии (к этому роду принадлежал и Харальд Прекрасноволосый), другая — якобы в Швеции. Ее основателем считался сын Радбарда и Ауд — Рандвер. Потомок Рандвера — Олаф Шетконунг христианизировал Швецию. А его дочь Ингигерд в 1019 г. стала женой Ярослава Мудрого, потомка Рюрика. Поскольку Рюрик также происходил от Ауд и Хрёрика Колец Расточителя, то Ярослав и Ингигерд, согласно этой условной генеалогии, доводились друг другу дальними родственниками. Так причудливо переплетались в историческом сознании скандинавов династии Рюриковичей, норвежских, шведских и датских правителей.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: IX век, Великий Новгород, Древняя Русь, Евгений Пчелов, Рюрик, Рюриковичи, Татищев, викинги, история
Subscribe

Posts from This Journal “Древняя Русь” Tag

promo epi_zog 16:49, вчера 1
Buy for 110 tokens
Идея дробного питания: питаться маленькими порциями 5-6 раз в течение дня, набирает популярность в современной медиасреде. Наверняка каждый, кто интересовался темой “как похудеть” сталкивался с этой концепцией, неужели это та самая “волшебная пилюля”, которая решает проблему лишнего веса? Итак,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments