Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

"Новгородский миф в действии". Американский политолог Николай Петро о Новгородчине времен Прусака

Из книги американского исследователя Николая Петро "Взлет демократии. Новгородская модель ускоренных социальных изменений" (Логос, 2004).


Празднование 1140-летия Новгорода 11 июня 1999 года. Фото А.А. Епифанова.

Новгородский миф в действии

Использование новгородского мифа в качестве активного политического ресурса изменило темпы развития общества. Оно привело к формированию того, что обозреватели назвали «западным», или «либеральным», консенсусом элит в регионе в то время, когда большинство регионов России были охвачены междоусобной политической борьбой. Возрождение этого мифа можно поделить на три стадии. На первой стадии, продолжавшейся с 1989 по 1993 г., Новгородский горсовет безжалостно атаковал символы советской эпохи, тем самым готовя почву для более радикальных социально-экономических изменений. На второй стадии, примерное 1994 по 1998 г., лидеры гражданских организаций пытались найти конкретные символы из средневекового прошлого Новгорода, которые помогли бы определить новую долгосрочную перспективу для региона. На третьей стадии, начавшейся в 1999 г. и продолжающейся сегодня, власти стали ощущать полезность новгородских символов с политической точки зрения и открыто использовали их для получения политической выгоды. Описав каждую из этих стадий, мы рассмотрим другие примеры (в России и за ее пределами) использования мифологии для преодоления кризиса.

Советские символы под огнем: городского совет в поисках лучшего прошлого

В конце 1980-х годов — в период расцвета перестройки — многие советские символы были запятнаны и на поверхность всплыли другие, давно забытые исторические и религиозные символы. В Новгороде общество было наэлектризовано двумя вопросами: передачей Софийского собора церкви и превращением Новгорода в свободную экономическую зону. В средневековом Новгороде, как мы уже отмечали, собор св. Софии был синонимом республики. В советские времена он стал главной мишенью атеистического режима и был закрыт в 1929 г. Политика перестройки и большое значение, придававшееся празднованию тысячелетия крещения Руси в 1988 г., вызвали вопросы о статусе старейшего собора России со стороны местных религиозных деятелей. Когда в июле 1990 г. была официально восстановлена Новгородская и Старорусская епархия, вопросы превратились в требования превратить собор св. Софии в действующий храм.

Идею восстановления св. Софии как действующего собора поддержали почти все слои новгородского общества. Русские националисты видели в этом утверждение культурного суверенитета России, демократы — средство подрыва влияния КПСС, а реформаторски настроенные коммунисты могли сослаться на это как на доказательство способности партии идти в ногу со временем. Сама Русская православная церковь, формально не имея политического влияния, могла рассчитывать на активную поддержку многочисленных культурно- исторических обществ, плохо скрываемая цель которых состояла в восстановлении статуса храмов. Поэтому после 1988 г. тема св. Софии стала постоянно освещаться местной прессой, подчеркивавшей ее символическую роль объединительницы и защитницы новгородских земель. Начало этому было положено в предыдущем году, когда Новгород стал местом проведения Дней славянской письменности и культуры, ежегодного панславянского культурного мероприятия. Продолжавшиеся неделю праздничные мероприятия обеспечили глубокое освещение в СМИ истории православной церкви в регионе, и в частности Софийского собора. В последующие два года в области резко возросло число крещений взрослых (в некоторых районах более чем в семь раз!), а также количество заявлений о превращении церквей в действующие.

В 1989 г. новгородские писатели основали еженедельную газету «Вече», редактором которой был писатель Михаил Петров. С ней постоянно сотрудничали местные историки, на ее страницах публиковались статьи о новгородских традициях, храмах и даже материалы на ранее запретные темы российской монархии и эмиграции. Газета быстро превратилась в форум, где разные группы местной интеллигенции могли выразить свое отношение к ключевым аспектам новгородского мифа и призвать к действию. Типичным примером может служить открытое письмо представителей новгородской общественности землякам в Вологду. Авторы, отмечая, что имеют «право... называть вас так, потому что когда-то мы были частью одной республики», призывают вернуть колокола, снятые с Софийской звонницы, которые находятся теперь в Свято-Кирилловом монастыре, недалеко от Вологды. Подписала этот весьма эмоциональный призыв очень разнородная группа людей: Олег Очин, университетский чиновник, который вскоре стал председателем городского совета, Николай Гринев, впоследствии возглавивший Новгородский объединенный музей-заповедник, и Владимир Цалпан, бывший секретарь обкома КПСС.

Софийский собор был действительно передан церкви, и этот день (16 августа 1991 г.) до сих пор отмечается в местной прессе — не просто как церковный праздник, но и как поворотный момент в истории области, образец отношений церкви и государства. Хотя в современной России не редкость показательное благочестие чиновничества, в Новгороде руководство пошло гораздо дальше. Оно спонсировало строительство нового собора, поддерживало выход религиозных программ на местном телевидении и даже финансировало из муниципального бюджета экспериментальную христианскую школу. За последнее десятилетие в области были вновь открыты более 110 православных храмов. По словам руководителя регионального Управления государственного имущества, восстановлению еще большего числа церквей в качестве действующих храмов мешает лишь стесненное финансовое положение епархии.

Еще одним вопросом, занимавшим в эти неспокойные годы внимание общественности, было превращение Новгорода в одну из трех экспериментальных свободных экономических зон (СЭЗ) на территории СССР. Такое предложение было сделано в 1988 г. группой лидеров местной промышленности. Партийные и промышленные руководители региона видели в СЭЗ редкую возможность для укрепления промышленных связей с Западом, гражданские активисты — шанс для создания принципиально новой модели развития региона на основе туризма и образования. Последние считали, что развитие промышленности скорее принесет вред культурно-историческому наследию региона. Когда вторая группа вместе со специалистами из университета стала перерабатывать первоначальную концепцию, партийно-хозяйственное руководство отказалось поддерживать проект, и инициатива потерпела неудачу.

Как и общественная деятельность вокруг собора св. Софии, оппозиция СЭЗ объединила представителей всего политического спектра. Необыкновенно широкое обсуждение показало, что общество до сих пор восприимчиво к символам республиканского Новгорода. Такие, казалось бы, несовместимые партнеры, как Объединенный фронт трудящихся и региональное общество «Экология», организовали совместную кампанию по распространению писем, где широко известные образы из новгородских мифов и легенд использовались, чтобы изобразить СЭЗ как очередную попытку Москвы навязать свою волю свободомыслящим новгородцам. И противники, и сторонники СЭЗ опирались на знакомые символы, чтобы донести до публики свои идеи, первые — о праве регионов не поддерживать навязываемые Москвой решения, вторые — о свободной реализации радикальных экономических инициатив и открытости Западу на местном уровне.

Пристальное внимание местных СМИ к этому вопросу, возможно, послужило созданию более спокойного отношения к иностранным инвестициям, что, в свою очередь, помогло общественности принять гораздо более радикальные экономические инициативы, выдвинутые местной властью всего несколько лет спустя. К этому времени неспособность региона получить особый статус в 1989 г. стала рассматриваться как упущенная возможность. Во внутренней записке отдела социального планирования и анализа обкома КПСС откровенно признается, что молодежь региона скорее согласна работать на иностранных предприятиях, чем на государственных, и рекомендуется разрешить «открытый приток» иностранного капитала «в нашу экономику».

Наконец, заметным побочным эффектом этой дискуссии стало то, что реформаторы начали участвовать в местных выборах. В сентябре 1989 г. независимая ассоциация избирателей «Вече» поддержала список кандидатов на выборах 1990 г., выступающих за местное самоуправление, политическую и экономическую децентрализацию. Созданное всего за несколько месяцев до этого «Вече» смогло провести своих кандидатов почти на одну треть мест в областное Законодательное собрание и почти половину — в Новгородский горсовет. Среди последних многие представляли Новгородский политехнический институт, который местные жители шутливо называли «вторым обкомом партии». Новое руководство новгородского городского Совета народных депутатов открыто отождествляло себя с новгородским мифом и почти три с половиной года усиленно проводило в СМИ пропагандистскую кампанию, призванную разъяснить населению достоинства Новгородской республики.

Кампания проводилась через газету «Новгород», созданную в октябре 1990 г. как рупор нового горсовета и до сих пор бесплатно распространяемую для всех жителей города. В первом же номере издатели пообещали уделять большое внимание местной истории и призвали интеллигенцию «помочь нам узнать больше о своем историческом прошлом и, связывая его с настоящим, лучше видеть путь вперед». В первом же своем интервью в качестве председателя горсовета Олег Очин жаловал на то, что многое утеряно, прежде всего «гордость за право называться новгородцем». Затем Очин произнес настоящий панегирик, не оставляющий никакого сомнения в том, куда направлены взгляды новых городских руководителей: «С каким достоинством общались новгородцы не только с соотечественниками, но и с иноземцами, в большом числе сюда приезжавшими.

Приезжавшими в основном по делам торговли, политическим и отчасти из любопытства. Любопытства, проявляемого по отношению к людям, поставившим среди болот столь богатый город, украсившим его великолепными соборами, владевшим землями, размером превышавшими большинство государств Европы, поголовно знавшим грамоту... К людям, знавшим цену свободному слову, которое, вопреки царившему в Европе церковному мракобесию и пристрастию к придворным тайнам, позволило здесь создать уникальную по тем временам демократическую конструкцию новгородской государственности. Республика в средние века! По-моему, мы до сих пор не сумели осознать историческую значимость этого явления, в котором можно и должно черпать вдохновение для дел сегодняшних».

Главной инициативой городского Совета было избавление от всех названий улиц советской эпохи. Василий Андреев, профессор истории, ставший членом горсовета, более года готовил к этому общественность. Он написал десятки статей в местных изданиях, где говорил о том, как абсурдно звучит, что улица Первого Мая ведет к церкви Спаса Преображения или что церковь Св. Духа стоит на углу улиц (комиссара Максима) Литвинова и Пролетариата. Характеризуя эти советские названия как «кощунство» и «оскорбление нашей истории», Андреев призывал сограждан отказаться от «безликих» названий и вернуть «подлинные» имена из истории Новгорода. Усилия Андреева принесли плоды 4 января 1991 г., когда большинством в две трети голосов городской совет вернул все существовав шие до 1917 г. названия улиц в исторической части Новгорода. С карты города сразу исчезли упоминания о Ленине, большевиках, комсомоле, пролетариате, Советах и труде — самая комплексная десоветизация, предпринятая в каком-либо из российских городов.

По этому, как и по многим другим вопросам, горсовет отказался признать главенство более консервативного областного Совета. В основе этого конфликта лежали и деньги, и идеология. В прошлом областной совет по своему усмотрению распределял средства между городскими и сельскими районами невзирая на их вклад в общий бюджет. Но теперь городской совет настаивал на сохранении в своих руках части бюджета. Поскольку Новгород был крупнейшим источником поступлений в областной бюджет, это было равносильно требованию финансовой и административной независимости. Бросая прямой вызов областному Совету, Новгородский горсовет предложил всем двадцати двум районам в обход него напрямую координировать свою деятельность и бюджеты друг с другом. Напряженность стала еще сильнее, когда во время попытки путча в Москве в августе 1991 г. областной Совет занял выжидательную позицию, а городской в первый же день выпустил постановление, осуждавшее путчистов.

После победы Б. Ельцина О. Очин фактически стал политическим лидером города и региона, однако он был неизвестен советникам Ельцина, которые выбрали на пост губернатора собственного кандидата — Михаила Прусака. Прусак просил город освободить Очина для работы его заместителем по социальным вопросам, доказывая, что это даст Новгороду влияние на распределение финансов. Продвигая по службе Очина, Прусак лишил его властной базы и уменьшил его влияние как политического противника. Когда Ельцин в 1993 г. распустил Советы, Очин получил новое повышение, став представителем области в Государственной Думе (в Москве), где и решил остаться. Недовольный указом Ельцина 1993 г., преемник Очина Александр Васильев откровенно признает, что сопротивление ему не встречало в обществе большой поддержки. Скептики могут спросить: почему при таком сильном влиянии новгородского мифа городской Совет Новгорода не получил поддержки в 1993 г. Это можно вкратце объяснить тем, что, хотя в своем безудержном стремлении к переменам городской Совет и создал определенную базу политической поддержки, его деятельность также вызвала большое смятение и неприятие среди пожилых граждан, составлявших более четверти населения города.

Из этой первой фазы постсоветской истории Новгорода можно сделать вывод о типичной для быстрых изменений в символической идеологии тенденции: население ограничивает изменения, литттая их своей поддержки, когда они заходят слишком далеко и идут слишком быстрыми темпами. Тем не менее несправедливо было бы считать деятельность городского Совета неудачной. В конечном счете его политически рискованный разрыв с символами прошлого заложил основу для нового общественного согласия, сохранившегося и по сей день. Как ни странно, победителем в этом конфликте между знакомыми советскими и новыми новгородскими ценностями стал новый губернатор Михаил Прусак. Он успешно изображал себя человеком, понимающим необходимость изменений, но уважающим желание народа, чтобы перемены происходили постепенно. Хотя он и подчинился указу Ельцина о роспуске Советов, но не отменил ни одного из вызывавших споры изменений, сделанных городским Советом, хотя многие от него этого ожидали. Вместо этого Прусак решил воспользоваться ослаблением символов коммунистической эпохи, начав смелые социально-экономические реформы, опиравшиеся на символическую основу, заложенную горсоветом.

Последний председатель Александр Васильев назвал новгородский городской Совет одним из наиболее демократичных в России. Однако на пике антикоммунистической эйфории такая демократичность было довольно распространена. Необычным было то, что в Новгородском городском совете местные руководители не просто обличали советское прошлое, но связывали свои реформы с конкретным образом — новгородским мифом о процветающем и самоуправляемом городе. Хотя городской Совет и не добился всего, что намечал сделать, он решительно положил конец претензии коммунистов на монопольное право толкования прошлого России, тем самым позволяя людям рассмотреть варианты за пределами их непосредственного опыта, приобретенного в советскую эпоху.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: 1990-е годы, Великий Новгород, Михаил Прусак, Новгородская область
Subscribe

Posts from This Journal “Великий Новгород” Tag

promo philologist декабрь 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment