Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Валерий Соловей: "Они понимают, что дело идет к концу, надо вот сейчас нахапать как можно больше"

Из интервью политолога, профессора МГИМО Валерия Соловья "Московскому активисту". Полностью всю беседу можно прочесть на сайте издания.



— Андрей Заякин из "Диссернета" обнаружил, что по России сорок тысяч уголовных дел и посадок с очень большой вероятностью связаны с тем, что наркотики подбросили и сфальсифицировали дело. Есть ли после "выпуска пара" по такой супер-резонансной теме шанс новых громких случаев, когда люди действительно наконец-то объединятся, и уже совсем-совсем не важно будет, что считают те или иные лидеры мнений - люди все равно выйдут на улицу?

— Я считаю, что шансы этого очень высоки и более того, это неизбежно. То, что мы сейчас наблюдаем - это формирование массовых новых прав. Это отчасти похоже на то, что происходило в 2011 году, ну 2012 мы не будем брать, там динамика уже была высокой. Что все-таки немалая группа людей готова выйти, несмотря на то, что динамику на это пытаются обрушить, несмотря на то, что на этих людей оказывают давление. То есть общество меняется буквально на глазах. Готовность к мобилизации гораздо больше, чем полгода назад. Гораздо больше. Она будет нарастать. Но для того, чтобы эта готовность во что-то действенное превратилась, надо практиковаться, то есть выходить на улицы.

Готовность к риску вырастет, когда люди увидят что-то новое. Как только мы ощущаем, что нас несколько десятков тысяч, и более того, когда эти несколько десятков тысяч поведут себя чуть-чуть более организованно, а шансы на это есть, то есть появится какое-то организующее начало, то поведение этих людей будет иным. Не сразу, но постепенно, потребуются такие три-четыре массовые акции, для того, чтобы люди начали себя иначе вести, и оборотная сторона - чтобы полиция их стала бояться. Я говорю об этом вполне основательно: полиции, ОМОНа в Москве не много. И их вполне можно заставить держаться на расстоянии, по крайней мере, заставить их прекратить те зверства, которые они демонстрировали 12 июня.

— Ну было ощущение, что весь личный состав выгнали.

— Только половину, список ОМОНа в Москве всего три тысячи человек. Но это и шоферы в том числе, канцелярские сотрудники, в действительности их не много, понимаете? И как только на улицы выходит двадцать пять - тридцать тысяч человек, которые готовы сопротивляться, у которых есть какое-то организующее начало, ситуация будет меняться.

— Валерий Дмитриевич, уже в день нашей трансляции у меня появилось следующее наблюдение: в частности на Страстном бульваре, я увидел, что люди знают, что их свинтят, но не боятся этого, они к этому готовы. Более того, я видел, как молодые ребята просто чётко становились в сцепку, чтобы друг друга схватить за руки и затруднить скажем так, вычленение кого-то из толпы. Так же делали и пожилые женщины.

— Да, пожилые женщины были решительно настроены. Ситуация поменялась в головах, она меняется, и для того, чтобы вот это изменение в головах стало частью нашего поведения, должно пройти еще какое-то время. Некоторые процессы требуют времени для своего созревания. Но это время уже не бесконечно далеко. Я могу сказать, что в следующем уже году, не уверен, что в этом, но в следующем мы увидим новое политическое поведение.

— Это тот самый накопительный эффект, Валерий Дмитриевич, про который все говорят?

— Наверное. Смотрите, всё это начинает оправдываться. Смотрите, мы с вами полгода назад говорили, год назад - да, накапливается раздражение, ненависть, начинает меняться сознание людей, причем очень быстро начинает меняться. С осени прошлого года, люди провели колоссальную эволюцию, именно политическую. И вот мне пишут из Туапсе: "Раньше у нас на пляже продавали футболки с Путиным, они были довольно популярны, а в этом году - не продают. Это казалось бы, забавное наблюдении, но оно мне кажется, наиболее точным индикатором, чем социология. Потому что это классика маркетинга: не продают то, что не пользуется спросом. Эти мелкие торговцы прекрасно чувствуют настроение общества, настроение людей, которые приезжают, а в Анапу приезжают не самые бедные люди, потому что отдыхать на Черноморском побережье дороже, чем в Турции.

— В связи с этим вопрос, вот смотрите, власть мониторит ситуацию, она себе отдает отчет. Но почему при этом продолжается вот такое неумное наступлении на кошельки и на права людей? Я имею в виду повышение пенсионного возраста, НДС, на этом фоне какие-то совершенно дичайшие истории с точечной застройкой во дворах, понятно, что они коррупционные, понятно, что там, какие-то мошеннические истории с межеванием, потом вот эти все свалки — тоже коррупционные истории. Почему как-то они не хотят немножечко притормозить? Они же понимают, что люди неизбежно будут выходить на улицы, потому что дальше просто некуда?

— Вот вы сами произнесли ключевое слово - неумные. Чего же вы хотите от неумных и жадных людей? Вот два фактора ими и движет: отсутствие способности стратегически мыслить, а второе - это жадность. Они понимают, что дело идет к концу, надо вот сейчас нахапать как можно больше. Это сейчас характерная психология, характерная черта значительной части отечественных чиновников - по крайней мере тех, от кого зависит решение экономических вопросов. И третье - у них есть опыт, они привыкли к тому, что люди не сопротивляются. Помните, мы с вами обсуждали это несколько раз? Они идут опытным путем. И когда они натолкнутся на сопротивление, которое окажется очень действенным и необратимым, то грань будет превзойдена, нарушена, назад, как выяснится, отыграть уже будет невозможно. Те люди, которых мы сейчас предупреждаем приватно или публично, как сейчас, они будут бегать в ужасе. И уже ничего не удастся сделать. Даже сейчас, я знаю, полтора месяца назад, впервые мне об этом сказали высокопоставленные чиновники, что "дело идет к катастрофе". Год назад ничего подобного они не говорили, но полтора месяца назад они сказали: "Мы чувствуем, но ничего сделать не можем".

— Ну как ничего, вот как раз в пятницу вечером, после окончания рабочего дня, появилось шикарное письмо в соцсетях. Пишет окружной начальник Центра по борьбе с экстремизмом МВД, из северо-западного округа. Пишет он главе управы района Северное Тушино: мол, вы знаете, сейчас ездят по всей Москве разные смутьяны, занимаются пропагандистской обработкой жителей и дестабилизацией. Дословно он написал так: "различные политические и общественные объединения, оппозиционные группы граждан осуществляют действия пропагандистского характера, направленные на привлечение внимания жителей к проблемам благоустройства и реновации в местах их проживания", — то есть обсуждение москвичами некачественного благоустройства и распила уже приравнивают к экстремизму.

— Что вы хотите, есть такая замечательная русская поговорка: "Дураков не сеют и не пашут. Они сами родятся". Надо же этим людям доказывать и оправдывать собственное существование? Они же не могут сказать, что виноваты московские власти с их хищнической и бездумной и безумной политикой разграбления всех ресурсов, которые в этом городе есть. А здесь немалые ресурсы. И насилие над москвичами, поскольку всем властям на москвичей и на их мнение совершенно наплевать.

— А, может, это просто планомерная работа, Валерий Дмитриевич?

— Если бы это было так! Это напоминает советский анекдот: "К семидесятилетию октябрьской революции наградить посмертно Николая II орденом Ленина за формирование революционной ситуации". Я вижу людей, которые интенсивно формируют эту ситуацию, но делают они это ненамеренно, я это совершенно точно знаю. Делают они это по глупости, жадности или потому что им уже на все наплевать. Потому что главное - им направить начальству отчет, чтобы их не тронули, и решать свои в основном, коммерческие задачи. Та информация, которая направляется в федеральный центр из регионов, которая идет в Кремль, она искажена, она лжива, она не соответствует действительности ни по одному из каналов. То есть направляется только то, что соответствует картине мира людей, принимающих решение.

— Ну нам показалось, что уже более года власти ловят во дворах локальных активистов и почему-то напропалую шьют им "митинговые" статьи. Кажется, что это почерк "эшников". То есть с чего бы вдруг жителю, задержанному во дворе, вменять митинг? Или дворнику, который пришел бороться за свои трудовые права против кражи своей зарплаты, - тоже пишут, что он якобы на митинг вышел.

— Методы работы спецслужб с политическими активистами перекочевывают сейчас на районных активистов, которые решают свои локальные проблемы. Второе, эти методы получают поощрение со стороны их собственных начальников, со стороны центральной власти, поскольку принято стратегическое решение о проведении "жесткого курса". Поэтому не надо обольщаться по делу Голунова, курс будет жесткий. Будут реагировать на выступления смутьянов, "подстрекаемых западом", как и "подобает". Просто это становится сложно, поскольку очень трудно обвинить жителя Чемодановки, жителей Урдомы, Архангельской области в целом, жителей Сыктывкара, что их подстрекает запад или Навальный.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Валерий Соловей, общество, политика
Subscribe

Posts from This Journal “Валерий Соловей” Tag

promo philologist 13:42, monday
Buy for 100 tokens
39-летний губернатор Новгородской области Андрей Никитин (возглавляет регион с февраля 2017 года), в отличие от своего предшественника Сергея Митина, известен открытостью в общении с журналистами и новгородскими общественниками. Он активно ведет аккаунты в социальных сетях и соглашается на…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments