Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Что такое либерализм? Ирина Левонтина и Алексей Шмелев о либеральном лексиконе

С разрешения издательства "Нестор-История" публикую фрагмент из книги: Левонтина И.Б., Шмелев А.Д. Либеральный лексикон. — СПб.: Нестор-История, 2019. — 184 с. ISBN 978-5-4469-1488-3. Купить книгу: https://nestorbook.ru/uCat/item/1392

В книге рассматриваются несколько важных для либерального дискурса языковых выражений: права человека, свобода, толерантность, плюрализм, частная собственность и приватизация, демократия, справедливость. Описываются их значение, бытование в языке, ассоциативный потенциал, эволюция отношения к ним носителей языка. Каждое из этих выражений имеет свою историю, они в разное время и разными путями входили в язык, их значение и отношение к ним менялось с течением времени. Да и сейчас разные люди понимают эти слова по-разному. При этом взаимопонимание, возможность осмысленного конструктивного диалога в значительной степени определяется ясностью используемых языковых выражений, по крайней мере — ключевых для данного типа дискурса. Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся русской культурой, русским языком и историей идей.



Ирина ЛЕВОНТИНА — ведущий научный сотрудник Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, один из авторов «Нового объяснительного словаря синонимов русского языка» и «Активного словаря русского языка» (под общим руководством акад. Ю.Д. Апресяна), автор работ по лексической семантике, лексикографии, этнолингвистике и языку поэзии, специалист по судебной лингвистической экспертизе. Популяризатор лингвистики. Написала две популярные книги: «Русский со словарем» и «О чем речь».

Алексей ШМЕЛЕВ — профессор кафедры русского языка Московского педагогического государственного университета, заведующий отделом культуры русской речи Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, профессор кафедры теории и истории языка Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, председатель Орфографической комиссии Российской академии наук. Его научные интересы охватывают целый ряд дисциплин, включая культурологию и лингвистику.



Либерализм

Более всего естественно — в соответствии с этимологией — связать понятие либерализма и выражающие его слова: либерал, либеральный, либерализация — с понятием свободы (и отчасти со смежным понятием прав человека). Тогда либерализм может пониматься как учение, полагающее свободу высшей ценностью или хотя бы одной из высших ценностей. Это отражено в толковании, которое дано в словаре Даля:

Либерал м. ‑ралка ж. политический вольнодумец, мыслящий или действующий вольно; вообще, желающий большой свободы народа и самоуправления. Либеральный, к этому делу относящ.; ‑ность ж. свойство или принадлежность либерального; либеральство ср. укорное, отвлеченное свойство. Либеральничать, выказывать из себя политического вольнодумца; вольномысличать; либеральничанье, действ. по глаг.

В этом толковании обращает на себя внимание упомянутое выше слово вольнодумец (а также оборот «мыслящий или действующий вольно»); в нем отражено представление о принятом в обществе образе мыслей, которому человек не следует, с коннотацией критического отношения к господствующим порядкам; эта же коннотация содержится в слове вольно. Такое понимание слова либерал устарело (как устарело и слово вольнодумец). Оно отражено в известной реплике Загорецкого (из «Горя от ума»), который говорит Репетилову: «Такой же я, как вы, ужасный либерал!» Но в качестве более общего значения Даль указывает: «желающий большой свободы народа и самоуправления», — и здесь очевидно, что это толкование применимо к современному значению слова либерал.

Значительная часть рассуждений о либерализме предполагает именно такое понимание: либерализм — желание свободы. Показательно, что слова либерализм в словаре Даля вообще нет. Приведем несколько примеров употребления этого слова из «Национального корпуса русского языка»:

Подлинный либерализм всем жертвует ради подлинной свободы человека и готов идти на самые глубокие социальные преобразования для того, чтобы его защитить от разных видов угнетения. [М.А. Алданов. Истоки. Части 9–17 (1942–1946)]

Либерализм — это идеология прав и свобод человека. [Анатолий Кучерена. Бал беззакония (2000)]

Либерализм поощряет свойственную юности любовь к свободе… [Идущие против // РИА Новости, 2006.04.07]


Можно просто определить либерализм как как любовь к свободе. Именно так это делает Глеб Нержин — персонаж романа Солженицына «В круге первом». Его друг Лев Рубин (убежденный коммунист) в споре привел ему высказывание Ленина: «у рыцарей либерального российского языкоблудия скептицизм есть форма перехода от демократии к холуйскому грязному либерализму». Нержин реагирует на это высказывание так:

Когда аргументов нет — вот так ругаются. Рыцари языкоблудия! — произнести противно. Либерализм — это любовь к свободе, так он — холуйский и грязный. А аплодировать по команде — это прыжок в царство свободы, да?

Сходным образом и Владимир Рыжков определил либерализм как «мечту об индивидуальной свободе» (пример из «Национального корпуса русского языка»):

Его удивительная система взглядов, органично связавшая воедино мечту об индивидуальной свободе (или либерализм) с искренним патриотизмом и даже русским национализмом (то есть консерватизм), горячее стремление к демократии одновременно с признанием необходимости сильного и авторитетного государства, возможно, лишь сегодня может быть нами оценена в полной мере. [Владимир Рыжков. Возвращение Струве. Книга недели (2002) // «Известия», 2002.05.15]

Для обозначения любви к свободе в русском языке есть слово свободолюбие. Однако, сопоставляя слова либерализм и свободолюбие, мы сразу можем видеть коренное различие между ними, состоящее в том, что свободолюбие представляет собою характеристику частного человека, тогда как либерализм — это скорее характеристика представлений о политике властей. При этом свободолюбие скорее черта характера, часто не вполне осознаваемая самим человеком, а либерализм — сознательно принимаемая человеком система воззрений. Частный человек может придерживаться либеральных взглядов, но его поведение не может характеризоваться как либеральное. Иными словами, свободолюбие предполагает в первую очередь желание свободы для себя, а либерализм — это система взглядов, согласно которой власти должны как можно меньше ограничивать свободу. Поэтому частное лицо может проявить свободолюбие, но проявить либерализм может только в пределах своей власти (напр., родители могут проявлять либерализм в воспитании детей).

Это ярко проявляется в глаголе либеральничать. Как мы видели, для Даля этот глагол характеризует поведение частного лица, проявляющего политическое вольнодумство. Но в современном языке этот глагол преимущественно употребляется как неодобрительное обозначение «попустительства», т. е. ситуации, когда тот, кто наделен властью, не использует эту власть для ограничения возможности нежелательного поведения.

Отсюда словоупотребление, в соответствии с которым именование либерал прежде всего следует применять к тем представителям власти, которые проводят либеральные реформы, ведущие к общему увеличению свободы. Так, Солженицын в своей публицистике постоянно проводил мысль, что, наряду с гражданской свободой, насущно необходима экономическая свобода. В соответствии с этим пониманием, когда в интервью с Рудольфом Аугштайном для журнала «Шпигель» 9 октября 1987 зашла речь о столыпинских реформах, Солженицын отметил, что «Столыпин старался перевести нашу систему сельскохозяйственную в такую, как на Западе», и сказал:

Столыпин и был либерал. Совершенно верно, что правые, крайне правые круги, ненавидели его. Но ненавидели его и крайне левые. […] Его идея была именно, что надо освободить крестьянина от экономической зависимости — и тогда он станет гражданин. Сперва, говорил он, нужно создать гражданина, а потом будет гражданственность.

И дальше Солженицын развивает эту мысль:

Я хочу этим ясно сказать, почему я посвящаю так много внимания Столыпину не только сейчас в разговоре, но в книге. Он был настоящий либерал, сделал попытку освобождения хозяйства и утверждения гражданственности.

Поскольку слово либерализм указывает на систему воззрений, оно имеет тенденцию использоваться как общественно-политический термин. При этом смысл термина, как это часто бывает в таких случаях, понимается по-разному, и это касается не только слова либерализм, но и соотносимых с ним слов либерал и либеральный (не говоря уже о таких совершенно лишенных содержания употреблениях, как в названии Либерально-демократическая партия России — ЛДПР). Не вдаваясь в обсуждение различных пониманий соответствующих терминов, можно заметить, что характерными признаками либерализма в большинстве интерпретаций оказываются представления, согласно которым власть имеет право ограничивать возможность подчиненных ей людей делать, что им заблагорассудится, но не должна покушаться на их неотъемлемые личные права и на ту свободу, которой они уже располагают. Иными словами, власть должна стремится к либерализации, к увеличению, а не уменьшению свободы.

Относительно конкретных решений власти могут быть разногласия: ведут ли они к увеличению или к уменьшению свободы. Дело в том, что снятие каких-то ограничений, касающихся одной группы людей, нередко ведет к увеличению числа ограничений, касающихся другой группы людей, или к их усилению. Так, проф. Леонтович в книге «История либерализма в России» расценивал Указ о вольности дворянства, т. е. освобождение дворян от государственных повинностей во второй половине XVIII века, как процесс увеличения свободы в обществе и тем самым торжество либерализма. А Солженицын в предисловии к русскому изданию книги «История либерализма в России», напротив того, писал:

…чувство протестует против такого истолкования, ибо именно это освобождение одних дворян укрепило искажённое понятие об их землевладении и надолго стало препятствием к освобождению крестьянского народа.

Кроме того, возможны разногласия в отношении важности того или иного вида свободы, вследствие чего термин либерализм в еще большей степени теряет определенность. Существенно, однако, что при любом понимании либерализм предполагает законопослушность (при условии, что законы не противоречат естественным правам человека) и постепенные либеральные реформы, проводимые властями, а не революционные перемены. Поэтому слова либеральный, либерализм и либерал стали использоваться иронически или просто с отрицательной оценкой в революционно-демократической публицистике и литературе второй половины XIX и начала XX в. Приведем несколько характерных стихотворных примеров:

Я не хочу быть либералом,
Когда он «Искре» денег дал, —
И стал подкупленным журналом
Наш обличительный журнал.
[Н.Ф. Щербина. Кокоревский либерализм (1859)]

Как промотавшийся повеса,
Смолк либеральный лицемер
В толпе друзей полупрогресса,
Полусвободы, полумер…
[Д.Д. Минаев. Ренегат (1868)]

И — поскобливши либерала,
Мы в нём найдём крепостника.
[Д.Д. Минаев. Напрасные опасения (1885)]

По Невскому с видом уныло-больным
Шли медленно два либерала,
Убитые мыслью, что в бороду им
Правительство вновь наплевало.
[А.В. Луначарский. Два либерала (1905.06.08)]


Это не означает, что слово либерализм к началу XX в. утратило способность употребляться без отрицательной оценки. Ср., напр., фразу из статьи Петра Струве 1914: «Вот почему в России либерализм для того, чтобы быть сильным, не может не быть национальным». О либеральной части Российского политического спектра («Союз 17 октября», Партия государственного порядка и др.) см. цитированную книгу Леонтовича. Ср. также: «Война всколыхнула петербургскую интеллигенцию, обострила политические интересы, обострив в то же время борьбу партий внутри. Либералы резко стали за войну, — и тем самым в какой-то мере за поддержку самодержавного правительства. Знаменитый «думский блок» был попыткой объединения левых либералов (ка-де) с более правыми — ради войны». [З.Н. Гиппиус. Дневники (1914–1928)]

Но негативная окраска в слове либерализм была действительно очень сильна. Эта отрицательная оценка усилилась в советское время. При этом, когда речь шла о царском времени или западных странах, либерализм осуждался, поскольку был законопослушен, недостаточно радикален и не предполагал революционных действий, а применительно к советской жизни, поскольку предполагал недостаточную твердость и непримиримость в борьбе с недостатками и тем более с «врагами». Это нашло отражение в толкованиях из знаменитого «Толкового словаря русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова (1938):

ЛИБЕРАЛИЗМ, либерализма, мн. нет, м. (книжн.). 1. Система политических идей, взглядов и стремлений, свойственная идеологам промышленной буржуазии эпохи ее подъема, отстаивающая, трусливо и непоследовательно, политические свободы в интересах «свободы приобретения» и эксплоатации пролетариата.... Буржуазный либерализм уже во время великой революции обнаружил свою контрреволюционность... Лнн. Русский либерализм… пережил... эволюцию от сторонника свободы к безвольному и подлому пособнику абсолютизма. Лнн. 2. Политическое или социальное движение либералов (в 1 и 2 знач.) (полит. истор.) Европейский либерализм — плод французской буржуазной революции. 3. Буржуазное щегольство терпимостью, свободолюбием (устар. ирон.) Либерализм начальника в отношении подчиненных. 4. Преступная снисходительность, попустительство (нов. неодобрит.) Гнилой либерализм. …Либерализм в отношении троцкизма, хотя бы и разбитого и замаскированного, есть головотяпство, граничащее с преступлением… Стлн. (1931 г). Либерализм в оценке знаний учащихся недопустим.

Мы видим, что первое значение содержит отрицательную оценку либерализма в царской России, иллюстрируемую высказываниями Ленина, второе оценивается как историзм, третье также помечается как устаревшее, и при этом отмечается ироническая окраска, а четвертое помечается как новое, и при этом указывается, что в СССР такой либерализм недопустим или даже преступен; приводится новое характерное сочетание гнилой либерализм (на самом деле это сочетание встречалось и раньше, напр. у Салтыкова-Щедрина, но в советское время оно стало необычайно частотно). Вот несколько примеров на это сочетание из «Национального корпуса русского языка»:

Развертывание социалистического наступления на фронте здравоохранения вызывает бешеное сопротивление враждебных пролетариату остатков кулацко-капиталистических элементов, отражением которого являются правый уклон как главная опасность на данном этапе, «левацкие» загибы в теории и практике здравоохранения и примиренчество к уклонам от генеральной линии партии и гнилой либерализм. [коллективный. Резолюция Президиума Общества врачей марксистов-ленинцев о гомеопатии // «Медицинский работник», № 15, 1932]

...пользуясь недостаточной классовой бдительностью и гнилым либерализмом некоторых наших советских работников... [коллективный. Резолюция Президиума Общества врачей марксистов-ленинцев о гомеопатии // «Медицинский работник», № 15, 1932]

Только непримиримая борьба за генеральную линию партии, борьба против правого и «левого» оппортунизма, против гнилого либерализма может обеспечить победу на фронте борьбы с засухой. [А.В. Михайлов. Борьба с засухой — борьба за урожай (1932)]


Сочетание гнилой либерализм часто встречалось и у нонконформистских авторов (и тогда нередко заключается в кавычки). Оно до сих пор встречается в произведениях, повествующих о советском времени и критически оценивающих советскую идеологию и фразеологию. Напр., в воспоминаниях Евгении Гинзбург «Крутой маршрут»:

Бия себя кулаками в грудь, «виновные» вопили о том, что они «проявили политическую близорукость», «потеряли бдительность», «пошли на примиренчество с сомнительными элементами», «лили воду на мельницу», «проявляли гнилой либерализм».

Он тоже «не проявил бдительности» и, наоборот, «проявил гнилой либерализм».

Все наши «потери бдительности», «примиренчество», «гнилые либерализмы» звучали для нее китайской грамотой, вернее абракадаброй, так как в китайской-то грамоте она как раз неплохо разбиралась.

Здесь не было места «гнилому либерализму», а также «ложному гуманизму».


У Владимира Войновича:

Потом ему попало «за проявление гнилого либерализма».

Один из этих двух, а может быть, кто-то третий сказал, что с гнилым либерализмом последнего десятилетия в ближайшее время будет покончено.


Аналогичные четыре значения выделяются в словаре под редакцией Д. Н. Ушакова и у слова либерал:

ЛИБЕРАЛ, либерала, м. (от латин. liberalis — относящийся к свободе). 1. Сторонник либерализма. Начинает этот либерал с того, что просит у начальства реформ «по возможности»; продолжает тем, что клянчит «ну, хоть что-нибудь» и кончает вечной и незыблемой позицией «применительно к подлости». Лнн. Российский либерал — представитель трусливого и предательского по отношению к демократии реформизма. 2. Член либеральной партии; противоп. консерватор. Английские либералы. 3. В языке дворянской и буржуазной среды — свободомыслящий человек. Вам искренне признаюсь, такой же я, как вы, ужасный либерал. Грбдв. 4. Человек, склонный к либерализму (в 4 знач.; разг. неодобрит.).

Эта же оценка содержится и в стихотворных текстах:

Понаобещает либерал / или эсерик прыткий,
сам охочий до рабочих шей, —
Ленин / фразочки / с него / пооборвет до нитки,
чтоб из книг / сиял / в дворянском нагише.
[В.В. Маяковский. Владимир Ильич Ленин (1924)]

Вот бородатый либерал
При помощи охотнорядца
Старинный гарнитур собрал
И собирается вселяться.
[А.П. Межиров. «Дом заселяется людьми...» (1964)]


В постсоветское время отрицательная оценка в словах либерализм, либерал и либеральный приобрела еще один оттенок. Во многих текстах явно или неявно предполагается, что приверженцы «либеральных» взглядов, либералы готовы признавать свободу лишь за своими единомышленниками и травить или преследовать тех, кто не придерживается их точки зрения. Получило распространение сочетание либеральный террор, которое, по-видимому, восходит к выражению Лескова «клеветнический террор в либеральном вкусе» (а также «либеральная жандармерия»). Приведем высказывание из статьи известного консервативного публициста Сергея Худиева на сайте «Радонеж»: «С точки зрения либерала невозможно быть честным и добрым человеком и не разделять либеральных взглядов». И далее он говорит в той же статье: «Я не либерал, и я признаю за другими людьми право не разделять моих принципиальных убеждений» (http://radonezh.ru/analytics/liberalnaya-volna-i-khristianskaya-skala-169342.html). По поводу последнего высказывания М.Ю. Соколов написал в одной из социальных сетей: «Сейчас такая фраза уже никого не удивляет […] Что говорит о сильной эволюции понятия “либерализм”». Впрочем, в этом замечании содержится сильное преувеличение: многим эта фраза по-прежнему кажется удивительной.

В интервью художника Михаила Шемякина предъявляется еще одна претензия:

Меня бесит, когда т. н. «либералы» с восторгом говорят о старой русской аристократии. Ты знаешь, почему они так ими восхищаются? Потому что сейчас это выгодно. Наворовано много. Теперь надо создать такую идеологию, которая была при царизме: сиди, русский мужик, и не рыпайся. Слушай, что тебе барин говорит. У тебя лапти есть, и ладно. А нам не мешай кататься на яхтах и бентлях. И смирись с карикатурой на царское время.
(https://rg.ru/2017/06/01/shemiakin-besit-kogda-liberaly-s-vostorgom-govoriat-orusskoj-aristokratii.html)


С другой стороны, развилось представление о либерализме как «попустительстве порокам», и возникло слово либераст, которое стало обозначать не человека, наделенного властью и либеральничающего, а того, кто принципиально считает необходимым поощрять пороки и с отвращением относится к «традиционным» ценностям. Вот примеры из «Национального корпуса русского языка» (первоначально слово употреблялось в кавычках, но вскоре стало для многих привычным, и кавычки отчасти ушли в прошлое):

Теперь Березовский весьма убедительно обвиняется в расправе с наколовшими его сопредседателями «либерастов» Головлевым и Юшенковым, что явно не способствует его и без того потрепанной репутации. [Юрий Нерсесов. Боливар не выдержит (2003) // «Спецназ России», 2003.05.15]

Либераст — ярый сторонник либеральных взглядов, враг народа. [коллективный. Форум: Сепаратисты провезли по Петербургу Маннергейма (2012)]

В русских образованных, в русских интеллектуальных кругах, к сожалению, господствующим типом стал тип либерала-западника, либерала-нигилиста — Достоевский, напомню, говорил, что нигилист в России не только Бога отрицает, но и Россию, — тип, который по-простонародному называют «либерастом». [Захар ПРИЛЕПИН. Украинцев не существует? А жаль // Комсомольская правда, 2013.08.15]

Для киевского либераста типа журналиста с радио «Свобода» Виталия Портникова или того же Куркова слово «русский» стоит в следующем синонимическом ряду: «ГУЛАГ», «крепостное право», «концлагерь», «Салтычиха», «казни», «убогость», «азиатщина», «Азиопа», «отсталость», «мрак», «грязь», «повальное пьянство», «вымирание», «антиевропа», «коллективизм», «отрицание личности», «отсутствие правовой системы», «бедность», «авторитаризм», «тоталитаризм», «снег», «холод»… [Захар ПРИЛЕПИН. Украинцев не существует? А жаль // Комсомольская правда, 2013.08.15]

А эта парадоксальная дружба просто объясняется: российский либераст и украинский националист вместе потому, что их объединяет нелюбовь к Русскому миру. [Захар ПРИЛЕПИН. Украинцев не существует? А жаль // Комсомольская правда, 2013.08.15]

Быков восстанавливает справедливость в отношении Валентина Катаева, — его лучшие и последние книги были оболганы и заклеймлены предшественниками нынешних либерастов, но Быков видит его огромный талант… [Исраэль ШАМИР. Быков открывает Атлантиду // Комсомольская правда, 2013.09.19]


Впрочем, это тоже не новая претензия к либерализму. Очень характерна цитата из «Бедных людей» Достоевского:

Я со слезами на глазах вчера каялся перед Господом Богом, чтобы простил мне Господь все грехи мои в это грустное время: ропот, либеральные мысли, дебош и азарт.

Наконец, еще одна проблема слова либерализм состоит в том, что его значение постоянно размывается. Обращает на себя внимание следующее шутливое высказывание Елены Зелинской:

Либерал — это человек, способный составить из слов предложение, отвечать на вопросы ответом, а не матом, читать и понимать прочитанное, с первой попытки отыскать на карте мира Новую Зеландию и знать таинственное слово «абсорбировать».
(https://www.facebook.com/elena.zelinskaya.9/posts/519538768140897)


Расширительное понимание термина либерал тоже явление совсем не новое. Напомним известный отрывок из романа Льва Толстого «Воскресение»:

...Не знаю, либерал ли я, или что другое, — улыбаясь, сказал Нехлюдов, всегда удивлявшийся на то, что все его причисляли к какой-то партии и называли либералом только потому, что он, судя человека, говорил, что надо прежде выслушать его, что перед судом все люди равны, что не надо мучать и бить людей вообще, а в особенности таких, которые не осуждены.

В последнее время это слово отягощено ассоциациями, связанными с драматическими переменами, происходившими в России в 1990‑е. Блогер Михаил Светов в выступлении на митинге «Против Роскомнадзора и блокировки Telegram» в Москве 30 апреля 2018 сказал:

Знаете, я не либерал. Потому что либералами в нашей стране называют людей, которые помогли олигархам разворовать нашу страну в девяностых. И когда Путин говорит, что он либерал, я ему верю. Потому что он со страной делает то же самое. Я — либертарианец, и я — патриот.

Сходным образом открещивается от определения либерал и библеист Андрей Десницкий:

Меня частенько называют «либералом». Но слово «либерал» в современном русском языке проделало примерно ту же эволюцию, что и слово «педераст». Когда-то оно обозначало вполне конкретную разновидность людей, а сегодня стало просто бессодержательным ругательством. В общении оно безнадежно запутывает: «Ах ты либерал?» — и начинается безостановочный поток обвинений от «так ты хочешь вернуться в девяностые» до «ваша Америка вечно на всех нападает».
(https://www.gazeta.ru/comments/column/desnitsky/11736115.shtml)


А. Десницкий предложил в качестве замены термин гуманизм. Однако этот термин слишком неопределенный, неоднозначный и к тому же не менее отягощенный сложной историей. Впрочем, сам Десницкий несколько смягчил свое отношение к термину либерализм, став лауреатом премии «Либеральная миссия» в 2018.

Таким образом, в сознании многих слова либерализм, либерал и либеральный имеют отрицательную окраску (при этом диапазон отрицательных компонентов значения может быть весьма велик: как беспринципность, так и, наоборот, неготовность к компромиссам, как сервилизм, так и ненависть к власти и «подрывная работа»). Поэтому использовать эти слова следует осторожно и не злоупотреблять ими, понимая, что они могут вызвать недоразумение.

Как мы убедились, слово свобода обладает в русском языке чрезвычайно высоким ценностным статусом, причем в самых разных типах дискурса. В качестве негативно окрашенного это слово может использоваться лишь в абсолютно маргинальных текстах или в составе отдельных устойчивых выражений (таких, как свобода нравов). Хотя значение слова свобода довольно сложно, однако оно обладает для обычных носителей русского языка некой непосредственной очевидностью. При этом слово свобода понимается более или менее одинаково и в обиходном употреблении, и в метафизических контекстах (хотя, разумеется, существуют многочисленные философские спекуляции на тему свободы). Поэтому слово свобода заслуженно занимает место ключевого концепта либерального дискурса. Напротив того, слово воля имеет ряд ограничений и не столь однозначно положительно окрашено.

Сложнее обстоит дело со словами либерал, либеральный, либерализм. Они отягощены употреблением в качестве общественно-политических терминов с неустоявшимся значением. Кроме того, тот факт, что эти слова апеллируют к смягчению ограничений, осуществляемому властью, и тем самым не предполагают радикальных изменений, инициируемых обществом, привел к тому, что эти слова оказались под подозрением в рамках революционно-демократического и вообще прогрессистского дискурса. Тем не менее эти слова составляют естественное гнездо для ключевого понятия ‘свобода’, и других подходящих кандидатов на эту роль не видно. Поэтому вполне можно использовать слово либеральный и родственные слова, при этом актуализуя этимологическую связь с идеей свободы, напр.: либерал (т. е. сторонник свободы), либеральный (т. е. направленный на уменьшение несвободы) и т. п.“

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Десницкий, Левонтина, Михаил Светов, Петр Струве, Солженицын, гуманизм, книги, либерализм, лингвистика, русский язык
Subscribe

Posts from This Journal “либерализм” Tag

promo epi_zog 16:49, вчера 1
Buy for 110 tokens
Идея дробного питания: питаться маленькими порциями 5-6 раз в течение дня, набирает популярность в современной медиасреде. Наверняка каждый, кто интересовался темой “как похудеть” сталкивался с этой концепцией, неужели это та самая “волшебная пилюля”, которая решает проблему лишнего веса? Итак,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments