Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Сын Анатолия Эфроса Дмитрий Крымов: Юрий Любимов писал доносы на моего папу в Министерство культуры

Из интервью художника Дмитрия Крымова Радио Свобода - о судьбе своего отца,​ режиссера Анатолия Эфроса (1925–1987). Полностью всю беседу Крымова со Светланой Конеген можно прочесть на сайте издания.



– Все мы неизбежно читали самые разнообразные воспоминания об Эфросе, но с вашей точки зрения, что послужило поводом для столь дикого и яростного отторжения его в стенах Театра на Таганке?

– То, что Таганка отторгла папу, – это миф, ушло всего пять человек. За последние два года он выпустил пять спектаклей, и я был свидетелем этого. Некоторые из них были потрясающими. И актеры, работавшие в них, были очень патриотично к ним настроены.

– Но если это и миф, значит, он был порожден кем-то и вполне сознательно?

– Он был порождён обычной людской необходимостью иметь в своем воображении нечто "черное" и "белое", оттенки серого и голубого в их сознании трудно различимы. А весь смысл в оттенках. Мне бы, признаться, не хотелось сейчас говорить про Таганку, не хочется все это раскапывать. Знаю только одно: тогда он пришел в этот театр, к актерам, брошенным любимым режиссером, с чистым желанием работать дальше. Он говорил им: "Меня бросили и вас. Меня бросили мои актеры, а вас – любимый худрук. Давайте работать вместе, идти дальше, ведь искусство должно продолжаться". Вот с этим чистым желанием он и пришел из Театра на Малой Бронной на Таганку.

Он просто не мог ничего не делать, ему нужна была какая-то компания, как и в любом театральном деле. Но актеры же – люди разные, и у Любимова была большая труппа. Все они реагировали по-разному. Если бы вы спросили Аллу Демидову, как она видит ситуацию со своей стороны, если спросили бы тогдашнего Леонида Филатова (он, кстати, перед смертью успел покаяться), услышали бы одно, от Вениамина Смехова – другое. В общем, все это как-то удивительно пошло выглядит, и бог им судья. Отец был совершенно не политический человек, он пришел в дружескую компанию, к своим, которые приняли его очень сильно на "Вишневом саде", еще при Любимове.

Но ведь сам Любимов его не принял! Никто не знает сейчас, что именно он писал доносы в Министерство культуры, и тамошние чиновники показывали эти бумаги моему папе, где было написано, что Эфрос поставил антисоветский спектакль, искажающий классику. И папа написал Любимову ответное письмо: "Здравствуй, Юра! Здравствуй, прогрессивный режиссер!" Этого никто сейчас не знает. Поэтому все это очень и очень сложно, "сфумато", как у Леонардо, пейзаж за сеткой тюля. Знаете, с тех пор я повидал много различных театров, и Малую Бронную, и Таганку, и Школу драматического искусства Анатолия Васильева, и разные провинциальные театры. Замечательная наша система репертуарного театра подразумевает существование большого числа актеров, находящихся в труппе, многие из которых оказываются бездельниками.

Это получается автоматически – не все же должны играть первые или вторые роли, некоторые оказываются без дела. Они-то и начинают бузовать. Такая вот чисто советская система. Да, пять человек из театра тогда ушли. Среди них был, к сожалению, Давид Боровский. Для папы это стало настоящей раной. Он очень переживал. Да и я Давиду не мог простить этого очень долго, вплоть до его смерти. Только когда он умер, и я пришел на его похороны (все-таки это был Боровский), то у гроба его жена меня обняла и сказала: "Дима, прости, но Давид хотел же хорошего!" И это было так страшно! Да, наверное, всех можно понять, но уже откуда-то оттуда, очень "сверху". У каждого своя правда. Знаю точно, что папа не страдал никакими чрезмерными режиссерскими амбициями.

– После того, как вы ушли из Таганки, то на некоторое время вообще отошли от театра и занимались станковой живописью, инсталляциями…

– Это "некоторое время" длилось целых пятнадцать лет. Ровно столько же, сколько до того я занимался театральными декорациями.

– Насколько продуктивным периодом был тогда для вас этот период или просто вынужденная пауза?

– Нет, это была не пауза. Я просто на время поменял себе музу. И новая оказалась потрясающей. Я занимался изобразительным искусством с любовью, почтением и верой в то, что хоть это для меня и некий новый курс в жизни, но он ничуть не менее удивительный, чем предыдущий.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: СССР, Эфрос, Юрий Любимов, доносительство, театр
Subscribe

Posts from This Journal “Юрий Любимов” Tag

promo philologist june 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments