Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Политолог Константин Калачев: "Регионы должны становиться лучше, но их лишили прав и возможностей"

Из интервью политолога, руководителя «Политической экспертной группы» Константина Калачева порталу «БИЗНЕС Online». Полностью весь материал можно прочесть на сайте издания.



И Собянин, и системные либералы несут большие потери. Дело в том, что когда политический менеджмент заканчивается, вакуум заполняют силовики. Это претензия не только к московской мэрии, но и ко всем тем людям, которые занимаются модерацией внутренней политики в администрации президента, потому что они тоже в какой-то момент ситуацию упустили. Способность прогнозировать в этот раз почему-то не сработала. Совершенно очевидно, что недооценили масштаб недовольства. Даже что касается последнего митинга: мало кто ожидал, что будет 50 тысяч человек, думали тысяч 20, а не больше. Когда политический менеджмент совершает ошибки, на передний план выступают силовики. Но силовики не отвечают за результат выборов, а только демонстрируют свою решительность в отношении протестующих. Силовики не могут сбить протестное настроение, а только пресечь протестное действие.

Но, как мы знаем, между протестным настроением и протестным действием есть дистанция большого размера. Человек может быть настроен негативно, но на площадь не пойдет, потому что есть риски: заметут, оштрафуют, будут проблемы на работе. И самая простая форма протеста для такого человека — это протестное голосование. Так вот, количество людей, которые достанут «фигу» на избирательных участках в Москве, в ходе этой истории выросло в разы. Это абсолютно и безусловно! Начнем с того, что люди не любят избыточность насилия и жестокости. Кто у нас электоральная опора власти? Женщины среднего и старшего возраста. И как они относятся к тому, что молодых людей разгоняют с использованием спецсредств? Конечно, отрицательно!

Эти московские протестные выступления — только первый звоночек, генеральная репетиция перед тем, что может случиться в 2021 году (выборы депутатов в Госдуму РФ — прим. ред.). Вполне возможно, что в 2021 году мы получим новую систему избрания в Госдуму, и количество одномандатников может быть увеличено — не 50 на 50, а 75 на 25 процентов. И представьте себе ситуацию, когда по всей стране кандидатам-одномандатникам начнут отказывать в регистрации… Есть серьезные опасения, что следующие выборы в Госдуму могут породить новую Болотную, поэтому уже сейчас на Москве отрабатываются определенные технологии того, как гасить протест. Но мне кажется, что проще не допускать его. Но, может быть, кому-то даже удобны протесты: создать образ врага и всё валить на пятую колонну, на внешнее вмешательство...

Я сейчас скажу, может быть, крамольную вещь… Мне кажется, последние президентские выборы были лишними для Путина, потому что ничего нового он предложить уже не мог. А тема «прорыва» сработала плохо, потому что прорыв у нас не ассоциируется с Медведевым, с этим правительством. Если уж был анонсирован прорыв, то что нужно было сделать?

— Кардинально поменять команду.

— Конечно! Перетряхнуть, поменять, сделать ставку на молодых и энергичных. Слова и дело в глазах людей очень разошлись, и появились первые сомнения. Недавно один неглупый человек, который является горячим сторонником нашего президента, сказал мне, что срок годности и срок эксплуатации есть у всего, в том числе и у политиков. Если срок эксплуатации подходит к концу, то… Да, рейтинг Путина по-прежнему высок, но если запрос на перемены растет, то можно самому перемены генерировать, в том числе кадровое обновление и реформу управления. Дмитрий Анатольевич дорог Владимиру Владимировичу как друг, как партнер, который не подвел и вернул кресло президентства. Но проблема в том, что Медведев уже не ассоциируется с возможностью перемен к лучшему. В лучшем случае, будет как есть, а в худшем — станет хуже.

Мне кажется, надо более системно и быстрее менять общественное настроение. Лично я — сторонник эволюционного развития, считаю себя центристом. Я голосовал за Путина, но при этом я понимаю, что нужны новации, нужна реальная модернизация страны, реальные реформы многих сфер жизни общества. Надо избавляться от большого количества отжившего. А что мы видим вместо этого? Например, тема регионального развития. Регионы должны становиться лучше, но их лишили прав и возможностей. Где морковка, а не кнут? Где поощрение передовиков? Нет, вместо этого — спасение утопающих, вечное затыкание дыр. Что такое идеальный руководитель? Идеальный руководитель — это драйвер развития, лоббист и защитник интересов тех, кто за него голосовал. К тому, что Путин защищает интересы России на международной сцене, можно по-разному относиться. Но что касается развития, то Путин был драйвером в свой первой и второй срок. Сейчас эта роль утрачивается. Но нет универсальных людей, есть универсальные команды. Должна быть такая команда, чтобы не на словах, а на деле можно было выйти на необходимые темпы роста. <...>

Остается надежда на регионы, что они как-то спасут положение дел. Но в регионах все происходит очень и очень по-разному. Страна большая, и есть регионы, где социальное самочувствие практически не упало, где нет значимых поводов для протестов, где власть чувствует себя по-прежнему вполне уверенно и комфортно, а проблемы жителей региона решаются неплохо. В пример можно привести Тюмень, Ненецкий автономный округ, ХМАО…

Есть регионы, где нефти нет, но тоже все выглядит весьма прилично, например, Белгородская область. Но есть регионы, где даже при наличии нефти из-за субъективного фактора нет ожидаемого развития. Вот взять Башкирию. Я на днях в своем «Инстаграме» разместил фотографию Казани, и знакомый журналист из Башкирии пишет: «Опять у татар всё лучше: у нас — дождь, у них — солнце»… А ведь в начале 90-х Уфа выглядела намного привлекательнее Казани. Но поломали линию преемственности, и в республике были не самые лучшие руководители, которые не смогли отстоять интересы региона. Стартовые позиции Башкортостана были не хуже Татарстана, но результат совершенно разный.

[Нынешним губернаторам-назначенцам] надо еще учиться и учиться. А их учат прыгать со скалы, вместо того, чтобы учить общаться с населением. У них нет ни политического, ни жизненного опыта, они не знают, как выстраивать коммуникацию. Многие из них могут воспринимать работу в регионе как ссылку или пересидку: да, я поехал, а потом меня заберут в федеральный центр. Мне кажется, что конкурсный отбор должен быть построен на других принципах. Я бы, наоборот, дисквалифицировал того, кто спрыгнул со скалы на тренинге, потому что руководитель должен быть осторожным, он должен взвешивать риски...

Могли бы появиться лидеры из рядов не политиков. Вся наша политическая элита морально устарела, она ассоциируется с 90-ми годами и себя уже изжила. Нужна новая кровь, причем люди состоявшиеся, успешные и не профессиональные политики. Юрий Дудь может быть куда интересней, чем, например, Митрохин.

— Но в России мог бы появиться свой Зеленский?

— Для этого нужно иметь возможность показывать на самом популярном телеканале сериал про будущее власти. Чего у нас не будет по определению. Но если Зеленский справится, этот эксперимент будет очень интересен, потому что в Киеве идет полная перезагрузка политической элиты. Посмотрим, к чему она приведет. А что касается новых и молодых у нас, то, во-первых, выборы должны быть безусловно конкурентными. Ну, какие риски на региональных и муниципальных выборах, где вообще не стоит вопрос о лояльности Путину? Кстати, большинство кандидатов, которым отказали в регистрации в Москве, по-настоящему политиками стали вот только сейчас. Например, Кирилл Гончаров из «Яблока». Разве он был замечен как ярый критик Путина? Нет, вполне себе умеренных взглядов молодой человек, ничего плохого про президента не говорил. Но поскольку он выдвигался там, где был кандидат от власти, то он уже несистемный оппозиционер. В чем были риски? Пусть бы шла реальная борьба, это же не выборы Государственной думы, не выборы президента. Мне кажется, страхи были во многом надуманы. Если говорить о социальных лифтах, то молодым людям надо дать возможность реализовывать себя, в том числе, и через выборы. Выборы не должны быть инструментом консервации, они должны быть инструментом перемен, они должны давать шанс самым активным. Это первое.

— У вас есть рецепт, как вернуть доверие народа к выборам? Похоже, сегодня даже честному подсчету голосов (если таковой где-то и будет) не поверят.

— В выборах должен быть элемент неожиданности. До тех пор, пока они будут абсолютно предсказуемы, будет недоверие к процедуре вообще и подсчету голосов в частности.

— Вы считаете, что Путину и в 2018 году уже не надо было выдвигаться на пост президента. Что вы сказали бы Путину, если бы он у вас как у политтехнолога спросил, что ему делать в 2024 году?

— Во-первых, я сказал бы ему спасибо за то, что он сделал. А сделано много. В рейтинге Путина есть две оценки — электоральная и оценка его работы. Так вот, оценка его работы — свыше 60 процентов. То есть люди благодарны ему за то, что уже сделано, но хотят чего-то нового. В этой ситуации надо делать ставку на сильного преемника. Самое худшее, что может случиться, с моей точки зрения, если при определении преемника он сделает ставку на человека, который заведомо будет уступать ему по своим качествам. Считаю, самое плохое — выбрать кого-то, а потом радоваться тому, что он проигрывает в сравнении с тобой...

— У нас может быть в элитах разное мнение по поводу тех или иных вещей. Понятно, что кто-то из элиты сейчас выступает за усиление силовиков. Я вообще не очень доволен тем, что общество у нас становится кастово-сословным. Есть касты, которые выше всех, но при этом эти люди находятся в элите. Но я не думаю, что наша элита может устроить внутриэлитную войну. Как раз за это я не переживал бы. Другое дело, что есть та часть элиты, которая настроена на модернизацию, и есть те, кто застрял в XIX веке. Владимир Владимирович Путин находится в центре весов. Плохо будет, если при определении преемника он даст возможность усилиться консервативному крылу. Силовики, конечно, могут разгонять митинги, но обеспечить экономический рост они не могут.

Самая важная мысль, которую я хотел донести, заключается в том, что — да, мы сегодня упираемся в тупик, но Путин в свое время реально был ответом на запросы общества. Сегодня все мы немножко Путины, понимаете? Путин — как зеркало, поэтому, предъявляя ему претензии, мы предъявляем их сами себе. Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива… Путин был отражением чаяния большинства до определенного момента. А сейчас, к сожалению, этого нет. Я удивляюсь, почему это есть в Татарстане.

Когда на Путина смотришь во время Прямой линии, видишь, что у него глаза загораются, только когда речь идет о внешней политике. Вот геополитика — это его конек. А как только речь заходит о внутренней повестке, ему становится скучно. Видно же по глазам! А мне кажется, что сегодня России нужен лидер, который забудет про внешнюю политику и западных «партнеров» и начнет заниматься развитием собственной страны. Как, например, у китайцев: если у них и есть какие-то трения с США, то это только торговые войны. Китайцы — абсолютные прагматики в этом смысле, они не рассуждают по поводу зон влияния и передела мира. Они с удовольствием смотрят, как мы бодаемся с Америкой, а сами занимаются собственным развитием. Вот и нам нужен человек, который занялся бы повесткой развития страны. И не только через нацпроекты, но и через систему изменений условий. Ну, о чем говорить, если Россия в рейтинге развития бизнеса занимает 91 место, а Грузия — 6?! Мы говорим, что Саакашвили плохой, но он провел такие реформы, которые до сих пор дают плоды.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Башкирия, Калачев, Собянин, Татарстан, Юрий Дудь, акции протеста, выборы, губернаторы, политика, регионы, силовики
Subscribe

Posts from This Journal “регионы” Tag

promo philologist июнь 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment