Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Александр Аузан: "У нас практически никто не думает о том, что будет больше, чем через 3 года"

Александр Аузан - доктор экономических наук, декан экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, профессор, публицист, общественный деятель, создатель Международной Конфедерации обществ потребителей. Ниже размещен фрагмент из программы "Особое мнение" на радио "Эхо Москвы".



Я думаю, что у нас результат ноль. Мы ведь с вами еще в июле говорили о том, что страна вползла в ситуацию социального кризиса, не политического еще, но уже социального. Почему? Мы в 21-м веке не жили при такой динамике, когда экономика хоть как-то прирастает, а жизненный уровень людей продолжает падать. И это приводит к трагическому недопониманию между властью и народом. И власть в этих условиях ничего не может сделать, потому что из 1,5% роста нельзя сделать рост жизненного уровня, как его сделали из 6% роста в нефтяные времена. Почему нельзя? Потому что экономика, которая устроена из институтов, захватывающих разного рода ренту — естественную, административную, монопольную, — она перехватывает эти результаты роста, их съедают наверху, а внизу продолжается ухудшение. Вот это всё создает общий фон и создает нервозность.

Заметьте, как стартовал год с, я бы сказал, откровений экономистов, банкиров, Грефа, Кудрина как главы Счетной палаты, который последовательно, давно говорит о том, что у нас эта расходящаяся динамика жизненного уровня и неуверенного роста экономики создает чрезвычайно опасное напряжение. Дальше начинается обсуждение, что нужно сделать для того, чтобы либо экономика поднялась — вам скажу, до 3% хотя бы если она поднялась, то уже вниз потекли бы некоторые результаты улучшений, — либо надо что-то людям предложить, как им в свое время, в 14-м году вместо благосостояния предложили идею сверхдержавы… Крым и последующие шаги. И надо сказать, что было 4 года, когда у людей доходы падали — почти 10% отдали, — а поддержка росла и была высокой до весны 18-го года.

Надо ли что-то делать с правоохранительной системой? Надо. Конечно. Причем, мне кажется, что реальная проблема не в том, что она блокирует во многом бизнес-активность. Видите ли, лет 10 тому назад была опубликована великая книга, которую написал один огромный экономист Норт, историк Уоллис и Вайнгаст, политолог. Хулиганская была книга про писанную историю человечества, как ее трактовать. И там были найдены принципиальные вещи, которые важны для нашего сегодняшнего дня. Три отличия процветающих наций от не процветающих начинаются с того, как контролируется насилие, как пишутся законы, и как делаются организации. Страны, которые делают организации под человека — партии, компании — развиваются плохо, потому что надо делать не под персону. Плохо развиваются страны, где элиты пишут законы для других, а для себя делают исключения. Надо для себя писать законы, а потом на других распространять. Может быть, не сразу, не быстро.

И теперь про насилие. Насилие элиты контролируют всегда, но двумя способами. Либо они делят друг с друг с другом эти инструменты насилия: «Вам — Военно-морской флот, а мне — Военно-воздушный. Вам — Следственный комитет, а мне — прокуратуру». И тогда получается плохо развитие, когда они поделены, потому что это инструменты конкуренции, это оружие, которым бьют группы друг другу по голове. Между прочим, если мы думаем, что они в основном направлены против нас, это не так. Они находятся в жесточайшей верхушечной конкуренции, очень тяжелой. А есть второй способ, как это контролируется, когда идет коллективный контроль над инструментами насилия, когда их нельзя делить. Я не буду про Америку или там про Бельгию. Возьмем СССР. Вот с 1953 года по 1991 год у нас был коллективный контроль партийный, конечно, элит — Политбюро — над инструментами насилия. Жукова устранили, маршала победы, чтобы не было сильного влияния на армию. Андропова изолировали от КГБ, избрав Генеральным секретарем. Очень жестко было. Знаете, поговорка была: «Пока ЦК не цыкнет, ЧК не чикнет». Вот это был советский контроль — он был партийный — над инструментами насилия. А у нас этого нету.

Видите ли, ведь можно по-разному строить силовые органы. Наполеон Бонапарт придумал, что можно делать несколько полиций, чтобы они глядели друг за другом. Можно, и это ослабляет в каком-то смысле каждую полицию. При одном условии: если эти полиции не связываются экономическими интересами. А у нас эти многочисленные полиции — взять и перечислить их довольно трудно… У нас ведь, в принципе, НРЗБ власть довольно хорошо переплетены. И поэтому они оказываются в такой смертельной схватке друг с другом. Если вы посмотрите на многочисленные данные неожиданных арестов полковников и прочее, то это одна силовая служба арестовывает другую силовую службу. И в общем, там счет идет не на единицы.

Поэтому, мне кажется, мы дозрели большой реформы. Причем, мне кажется, что самим силовым службам эта изнурительная война с непредсказуемым исходом, которая к тому же имеет последствия и внутриполитические и международные, мне кажется, поднадоела. Потому что их собственные подконтрольные предприятия не дают должного эффекта. Политбюро нет, и я не предлагаю вернуть КПСС. Но есть Совет безопасности. Я думаю, что нужно реформировать Совет безопасности и сделать из него орган контроля и реально подотчетные силовые службы с процедурами, с протоколами, с экономическими расчетами, потому что действия силовиков всегда имеют сильную экономическую составляющую.

Поэтому я в этом смысле не согласен с одной оговоркой Анатолия Борисовича Чубайса, который сегодня сказал, что «я даже не решаюсь сегодня говорить о реформе правоохранительной системы, потому что для этого нужна власть и нужно решение, давайте просто уговорим их, введем им отчетный показатель защиты частной собственности, чтобы они отчитывались за это, а не за аресты Калви или кого-то еще». Но я не согласен, так не решим вопрос. Мне кажется, что он назрел настолько, что надо говорить о принципиальном вопросе: вводится единый, коллективный, коллегиальный контроль за силовыми службами или продолжается конкурентная борьба силовых служб друг с другом, в которой нам, естественно, на орехи достается.

...есть знаменитая история, которая многократно разыгрывалась в разных странах. Если какие-то группы захватывают ресурсы, то сначала у них всё идет хорошо, потому что чьи ресурсы они захватывают? Наши с вами. Мы не очень сильно сопротивляемся. А вот когда в банке остаются одни хищники, они попадают в очень тяжелое положение, потому что это либо бесконечная война, как сейчас у них идет, либо надо менять правила и делать целью не захват ресурса, а экономическую продуктивность. Вы сейчас у них не вынете ресурс.

Но тогда этот актив для них должен что-то приносить. А мы имеем ситуацию общего экономического ухудшения, падения эффективности. Пирог сужается и сужается уже не первый год. Я не хочу сказать, что неизбежны определенные реформы, но хочу сказать, что ощущение тупика вот в этом 18-м и 19-м году, оно нарастало, не кризиса, а именно тупика. Потому что непонятно, невозможно поднять продуктивность экономики. А без этого начинаются всякие нехорошие последствия разнообразные. Я могу сказать, что можно, конечно, идти другим путем. Мы какую-то часть темпов теряем, потому что санкции. Можно пытаться использовать потепление, которое вроде бы как-то [наметилось]…

…По каким-то неопределенным прогнозам синоптиков. И рассчитывать на то, что мы выиграем от того, что пойдет частичная отмена санкций. Но опять, насколько мы на этом выиграем? Ну, полпроцента роста. В триллионах это, конечно, много и в миллиардах долларах, но в целом это не решает проблемы страны. Проблемы страны, в принципе, вот так, на щелчок не решаются, они застарелые и для их решения требуется дольно длинная программа и серьезная работа.

Поэтому меня больше всего угнетает именно это. Я считаю, что корень наши проблем, многих войн и неурядиц состоит в очень простом факте: у нас практически никто не думает о том, что будет больше, чем через 3 года. А это означает, что, например, образование и здравоохранение никому не нужно. Нам вроде бы кажется, что нам нужно. А на самом деле вложения в образование, в человеческий капитал или в здравоохранение, они дают реальный эффект, через 10 лет, а не через 3.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Аузан, силовики, экономика
Subscribe

Posts from This Journal “Аузан” Tag

promo philologist november 4, 02:34 1
Buy for 100 tokens
Боккаччо Дж. Декамерон: В 4 т. (7 кн.) (формат 70×90/16, объем 520 + 440 + 584 + 608 + 720 + 552 + 520 стр., ил.). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства: ladomirbook@gmail.com; тел.: +7 499 7179833. «Декамерон»…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments