Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Л.Г. Степанова. "Административно-территориальное деление Новгородской земли на рубеже XV-XVI веков"

Текст приводится по изданию: Степанова Л.Г. Новгородское крестьянство на рубеже XV—XVI столетий: Уровень развития хозяйства. - М.: Древлехранилище, 2004. - 322 с.



Административно-территориальное деление Новгородской земли на рубеже XV—XVI веков

В XV веке Новгородская земля занимала огромные пространства, охватывавшие весь север и северо-запад Восточно-Европейской равнины. Масштабы этой территории можно представить даже на основании названий губерний, образованных спустя три века из бывших земельных владений Великого Новгорода: Новгородская, С. Петербургская, Вологодская, Архангельская, Олонецкая, Вятская, Псковская и Пермская. В конце XV в. основная территория Новгородской земли делилась на пять областей — «пятин», каждая из которых имела свое название: Шелонская, Деревская, Водская, Обонежская и Бежецкая. Уже за их пределами находились колонии Великого Новгорода, называвшиеся «волостями» или «землями». На северо-востоке от Новгорода простиралась Двинская земля или волость Заволочье. Ее территория лежала за обширным водоразделом — волоком, отделявшим бассейн Волги от бассейнов Онеги и Северной Двины.

По берегам рек Вычегда и Кама располагалась Пермская земля, по реке Печора лежала волость Печора. В сторону Северного Уральского хребта находилась волость Югра, а на берегу Белого моря простиралась земля Терская или волость Тре. Несмотря на то, что эти земли были рано приобретены Новгородом, значительная географическая удаленность от центра не позволяла новгородцам их полностью хозяйственно освоить и полноценно включить в свою экономическую жизнь. Огромные пространства земли, называющиеся в НПК пятинами, жили единой жизнью с Вольным городом и зависели от него как экономически, так и политически. Они были более близко расположены к Новгороду, лучше освоены и густо заселены. По подсчетам К.А. Неволина, площадь всех пятин в конце XV в. достигала 282 127 кв. верст или 321 625 км2 Несколько меньшую площадь приводят авторы «Аграрной истории Северо-Запада России», исключившие из расчетов К.А. Неволина площадь Ладожского и Онежского озер, — 293 тыс. км2. Они же называют и примерную численность населения во всех новгородских пятинах — около 520 тыс. человек.

Все новгородские пятины, за исключением Бежецкой, начинались около самого Новгорода и расширялись вокруг него по окружности вместе с увеличением территории Новгородской земли. На юго-западе и западе простиралась Шелонская пятцна, получившая свое название от реки Шелони, которая была водной дорогой к ее юго-западному концу. Территория пятины располагалась между р. Луга и Ловать. Часть границ пятины были одновременно и границами Новгородской земли. Если на западе Шелонская пятина соседствовала с Псковской землей, то на юге — с землями ржевскими, а на северо-западе — с ливонскими. Река Луга отделяла Шелонскую пятину, от Водской, а река Ловать была границей с Деревской пятиной. Река Шелонь делила Шелонскую пятину на две половины. На ее левом берегу располагалась Залесская половина, доходившая до р. Луга. А от правого берега реки Шелони вплоть до реки Ловать тянулась половина Зарусская.

В XIX в. земли пятины входили в Новгородскую, Псковскую и С. Петербургскую губернии, в настоящее время земли Шелонской пятины находятся в составе Новгородской, Псковской и Ленинградской областей. Судя по расчетам К.А. Неволина, в конце XV в. площадь пятины равнялась 27 972 кв. версты или 31 800 км2. В это время здесь проживало около 105 600 человек. Плотность населения была далеко неодинакова: наиболее большой — в южных погостах (7 человек на квадратный километр) и наиболее меньшей — в северных (0,07 человек на квадратный километр). В среднем же плотность населения Шелонской пятины не превышала 3 человек. На юго-востоке Новгородской земли располагалась Деревская пятина. Свое имя она получила, скорее всего, от слова «дерево», потому что ее земли были богаты лесами. Территория пятины находилась между реками Метою и Ловатью и граничила с озером Ильмень.

На юге Деревская пятина соседствовала с ржевскими землями, на юго-западе — с Ливонским орденом. На западе она граничила с Шелонской пятиной, на востоке — с Бежецкой, а на севере — с Обонежской. Площадь Деревской пятины, по данным К.А. Неволина, достигала 31 312 кв. верст или 35 700 км2. По подсчетам авторов «Аграрной истории», на рубеже XV и XVI вв. в Деревской пятине жило около 116 тыс. человек. Плотность населения при этом варьировалась от 7 до 0,8 человек на квадратный километр, уменьшаясь с северо-востока на юго-запад. Деревская пятина, как и остальные, делилась на две части. По левому берегу р. Мcты находилась Морозова половина, простиравшаяся до Вышнего Волочка и Яжелбицы. Вторая часть пятины, называвшаяся половиной Жигарева Рябчикова, располагалась на правом берегу Ловати, а также в районе Жабны и Селигера. Сейчас на территории бывшей Деревской пятины находятся Новгородская и Тверская области.

К северо-западу от Новгорода, между Лугой и Волховом, располагались земли Водской пятины. Свое название она получила от финского народа Води или Воти, который проживал на ее северо-западе. На территории пятины находилось Ладожское озеро и почти все его побережье. Земли пятины тянулись в сторону Финского залива, предоставляя обширный выход к морю. Водская пятина делилась на Полужскую половину, находившуюся на правом берегу р. Луги, и Корельскую. Границей половин служил водораздел между бассейном р. Оредежа и левым притоком Волхова. К.А. Неволин определил всю площадь пятины в 96 тыс. км2. Авторы «Аграрной истории» сократили ее до 80,6 тыс. км2 за счет площади Ладожского озера10. На юго-западе пятина граничила с Шелонской, на востоке — с Обонежской пятиной, с северо-востока ее соседями были Двинская земля и Белозерское княжество. В XIX в. земли пятины вошли в Олонецкую и С. Петербургскую губернии, а также в Великое Княжество Финляндское. В настоящее время здесь располагаются Карелия, Новгородская, Ленинградская области и Финляндия.

На северо-востоке Новгородской земли лежала Обонежская пятина, получившая свое имя от Онежского озера, по берегам которого она простиралась. Пятина тянулась от самого Новгорода к Студеному морю. Ее Заонежская половина шла узкой полосой от Вольного города к Ладожскому озеру, а затем охватывала все Обонежье. Южная Нагорная половина пятины доходила до водораздела р. Мологи и Волхова. Площадь пятины, по подсчетам К.А. Неволина, достигала 120 тыс. км2. Авторы «Аграрной истории» уменьшили ее за счет площади Онежского озера и получили 106 тыс. км2. Число жителей всей пятины, по их же подсчетам, в конце XV в. достигало 85 тыс. человек, а плотность населения 0,8 человек на квадратный километр. К XIX в. земли Обонежской пятины вошли в Архангельскую, Новгородскую и Олонецкую губернии. Сейчас на территории бывшей пятины находятся Новгородская, Вологодская, Ленинградская области и Карелия.

Бежецкая пятина лежала на юго-востоке Новгородской земли, не доходя своей территорией до Великого Новгорода. Судя по всему, свое название она получила от селения Бежичей, которое некогда было ее административным центром. Земли пятины граничили на северо-западе с землями Обонежской пятины, а yа юго-западе — Деревской. На востоке ее соседями были Тверское и Бедрзерское княжества. Пятина состояла из двух половин. Почти весь бассейн Верхней Малоги охватывала Тверская половина, подходившая к Бежецкому верху. А северо-восток пятины занимала Белозерская половина, по территории которой текла р. Мcта. По подсчетам К.А. Неволина, вся территория Бежецкой пятины занимала 33 660 кв. верст, или 38 200 км2. Число жителей пятины, по данным авторов «Аграрной истории», достигало 87 тыс. человек, а плотность населения 2,4 человека на квадратный километр. Спустя несколько веков земли пятины вошли в северную части Тверской губернии, юго-восточную часть Новгородской губернии и западную часть Ярославской. В настоящее время на территории бывшей Бежецкой пятины находятся Новгородская и Тверская области.

Даже беглое знакомство с расположением пятин на карте наводит на мысль о четком и продуманном делении Новгородской земли. Спор о том, было ли это деление исконно новгородским или уже московским, не прекращается и в наше время. Большинство историков считают пятины изобретением московского правительства, потому что первые упоминания о них появляются в источниках после присоединения Новгорода к Москве. «По достоверным правительственным свидетельствам, — подчеркивает К. Неволин, — разделение Новгородской области на пятины: Вотскую, Шелонскую, Обонежскую, Деревскую и Бежецкую является только после 1477 года, т. е. по окончательном покорении Новгорода Иоанном III». «Позднейшее разделение на пятины, сообразно пяти концам города, не существовало во времена независимости», — соглашается с ним Н. Костомаров. Об искусственном делении Новгородской земли на пятины писал А.М. Андрияшев, который отмечал, что оно не считается «ни с населенностью и распределением административных центров, ни с физическими условиями страны».

Тщательно изучив карту пятин, ученый предположил, что границы многих их них определялись не чем иным, как протекающими реками, которые сходились около Новгорода своими верховьями и устьями. По его мнению, число и расположение пятин находилось в теснейшей зависимости от числа и направления главных рек, а не от числа новгородских концов. Кроме этого, искусственное деление Новгородской земли на пятины косвенно подтверждается тем, что в писцовых книгах не называются должностные лица в самих пятинах, ни центры, в которых находились властные структуры, «...я прихожу к заключению, — отмечал ученый, — 1) что пятины были делениями совершенно иного порядка, чем существовавшие одновременно административные деления — уезды и погосты; 2) что деление это не затрагивало косвенно народной жизни и 3) что оно нуждалось в возможно точном ограничении одной пятины от другой». С точки зрения А.М. Андрияшева, новгородские пятины — это переписные округа, на которые для ускорения первой переписи и удобства писцов была разделена новгородская земля. Эти переписные округа просуществовали под именем пятин в течение трех веков и стали впоследствии округами по раскладке и сбору государственных податей и повинностей, судебными округами для уголовных дел и избирательными округами при выборах предводителей дворянства.

Наряду с этим ряд исследователей отодвигает возникновение пятин ко времени Новгородской республики. Так, наряду с другими административными единицами, называет пятины исконно новгородскими И.Д. Беляев. «Пятина составляла пятую часть новгородских владений, — повествует он, — в каждой пятине было по несколько уездов, называвшимися присудами, а в каждом присуде было по несколько погостов и волостей». В.О. Ключевский указывал на неясный след пятинного или соответственного его деления лет за 50 до падения Новгорода, приводя в доказательство текст жития преподобного Варлаама Важского: «Бысть тогда (около 1426 г.) Великий Новград по жребиям разделен, яже нарицаются пятины». Ученый предположил, что московское правительство не стало ломать местную старину и сохранило старое областное деление. С его точки зрения, в пользу пятин — исторически сложившихся территориальных округов — говорит и их расположение. Все они, за исключением Бежецкой пятины, примыкали к Новгороду своей территорией. Это дает основание предположить, что сначала пятины состояли из самых ранних владений Новгорода и расширялись по мере увеличения этих владений.

К этому мнению присоединяется С.Ф. Платонов, считающий, что «новгородские пятины первоначально были маленькими областями, примыкавшими к концам и управлявшиеся кончанскими старостами». Впоследствии каждая завоеванная область приписывалась к какому-либо концу, так как новгородские завоевания увеличивались по окружности вдаль от Новгорода. К концу XIV в. относил возникновение пятин архимандрит Сергий. Именно в это время появляются пять концов Новгорода в летописях, и в это время вся Новгородская область делится на пять частей. По мнению архимандрита, Иван III дал названия пятин уже существовавшему до него делению. Среди современных историков особо следует отметить точку зрения Б.А. Рыбакова, предполагавшего, что «пятины и полупятины отражают деление земли в ту эпоху, когда хозяином ее был господин Великий Новгород». Как считает ученый, писцы не изобрели новое районирование земли, а использовали старую схему деления, «так как при наличии точно зафиксированного деления на уезды это было бы бессмысленным».

Исследователь прослеживает создание пятин в XIV—XV вв. соответственно концам города из десяти сотен, образованных в свою очередь князьями в XII—XIII вв. По его предположению, Шелонская пятина образовалась из Княжей и Лужской сотен, Водская — из Водской и Лопской, Деревская пятина — из Яжелбичской и Ржевской, Бежецкая — из Бежецкой сотни и Помостья, а Обонежская — из Обонежской и Волховской сотен. Эти сотни располагались секторами вокруг Новгорода и слились попарно, сохранив все же свое радиальное расположение. Сам процесс образования пятин из сотен Б.А. Рыбаков связывал «с упадком княжеской власти и с окончательным переходом управления Новгородской землей к кончанскому вечу каждого конца». По наблюдениям О.В. Мартышина, пятинам в источниках новгородской самостоятельности соответствуют земли, ряды или сотни самых различных наименований. По его мнению, «пятины (в республиканскую эпоху — сотни) были всего лишь географическим или историческим понятием, не связанным непосредственно с системой управления».

Достаточно долгое и подробное изучение материалов новгородских писцовых книг автором данного исследования позволило ему придти к выводу, что новгородские пятины все же не являются исторически сложившимися административно-территориальными областями. Вполне вероятно, что разделение Новгородской земли на пять частей было произведено московским правительством. Только этим обстоятельством объясняется нарушение писцами при составлении НПК границ погостов и описания населенных пунктов одних и тех же погостов в различных писцовых книгах. На первый взгляд это свидетельствует о некоей непоследовательности и неточностях в работе писцов. Однако наложение данных новгородских писцовых книг на карту местности позволяет прийти к заключению, что при делении Новгородской земли на пятины преследовалась цель создать все условия для работы писцов, которые должны были иметь четкий маршрут движения по существовавшим тогда дорогам и описать все встречающиеся населенные пункты. Помимо этого московское правительство стремилось равномерно возложить на писцов нагрузку, распределив между ними более-менее одинаково количество населения и поселений, а также всю территорию Новгородской земли.

Так, если площадь территорий южных пятин и количество проживающего в них населения были примерно одинаковы, то огромные расстояния между населенными пунктами северных пятин компенсировались сравнительно небольшим числом жителей. Искусственное деление Новгородской земли на переписные округа — пятины подтверждается еще и тем, что параллельно с ним существовало еще деление территории на уезды. В отличие от пятинного оно не было строго географическим, т. е. его границы не зависели от естественных ограничителей — рек. Это было чисто административно-территориальное деление с подчинением какому-либо городу. В Новгородской земле уезды именовались присудами, подразумевая под этим тяготение данной территории судом к определенному центру. Деление на уезды было типичным для Московского государства, поэтому часть историков связывает его появление с московским завоеванием.

Как подчеркивает, например, Б.А. Рыбаков, «уезд (присуд) — судебный округ, который подлежал ведению объезжавшего его намдстника, воеводы, — появляется в Новгородской земле там, где существует власть московского князя». Другая часть ученых не считает уезды особенностью московского времени. Так, А.М. Гневушев отмечал, что уезды и наместническое управление существовали еще во времена новгородской самостоятельности. Другое дело, что «с введением мо.сковских порядков произошли перемены в распределении отдельных погостов по уездам и в образовании новых уездов, в новгородское время неизвестных». Как бы то ни было, уезды складываются вокруг крупных городов и их расположение никоим образом не зависит от расположения пятин. Более того, земли одних и тех же погостов и одних и тех же пятин могут находиться в ведомстве разных уездов. На протяжении XVI— XVII вв. на территории бывших владений Новгорода располагались Новгородский, Ямский, Копорский, Ореховский, Ладожский, Порховский, Кошкинский, Корельский, Русский, Деманский, Холмский, Великолуцкий, Ивангородский, Заволочский и Ржевский уезды. Земли новгородских пятин входили в момент описания в Новгородский, Копорский, Старорусский, Порховский, Ладожский, Ореховский, Ямской, Ивангородский, Курский, Холмский, Деманский и Корельский уезды.

Самым крупным из всех уездов был Новгородский. В его составе находились погосты всех без исключения пятин. Причем полностью в него вошли погосты Бежецкой пятины и основная часть погостов Деревской и Обонежской пятин. Кроме этого, в нем числились 37 погостов и два переписных округа Шелонской пятины, 25 погостов Водской пятины. В Старорусский уезд вошли 12 погостов Шелонской пятины, г. Руса и Околорусье. Порховский уезд образовали 11 погостов этой же пятины, г. Порхов и Порховское окологородье. Из погостов Деревской пятины, не вошедших в Новгородский уезд, образовались еще три уезда. Семь погостов сформировали Курский уезд, 2 погоста и 5 волостей — Деманский уезд и из одного Холмского погоста состоял Холмский уезд. Помимо этого из оставшихся погостов Водской пятины образовались 5 уездов. Так, в Копорском уезде числились 15 погостов, в Ореховском — 5, в Ямском — 3, в Корельском — 7. В Ладожский уезд входили 7 погостов этой пятины и 4 погоста Обонежской. Ивангородский уезд не делился на погосты, а состоял из самого Ивангорода и части Ямского окологородья.

Стоит обратить внимание на то, что с течением времени границы уездов изменялись. Их территория становилась то меньше, то больше в зависимости от возникновения новых административных центров — городов и от тех задач, которые на них возлагались. Таким образом, мы можем заключить, что уезды не были устоявшимся делением Новгородской земли. В отличие от всех остальных самым древним делением владений Новгорода, существовавшим на протяжении долгих веков, были погосты. Первое их упоминание связано с именем княгини Ольги, установившей недалеко от Новгорода по реке Мете погосты и дани, а по реке Луге — дани и оброки. Надо полагать, что в XV в. погосты имели совсем другое значение, чем в X в. Летопись не дает нам полной характеристики погостов во времена княжения Ольги. Очевидно, что их учреждение связано либо с наложением повинностей на местное население, либо с учреждением мест княжеской стоянки.

С течением времени погосты приобретают сначала значение административных центров, где строятся церкви и селятся люди, а затем и значение административных округов. К.А. Неволин настаивает на том, что коренным значением слова «погост» было понятие богослужебного места. Он отвергает все предположения о первоначальном значении этого слова, означающего место временного «гощения» (остановки) или место торга, где производилась «гостьба» (торговля). Исследователь полагает, что гости для своих стоянок выбирали самые удобные места, служившие местами языческих богослужений. Именно здесь с введением христианства стали ставиться и храмы. С точки зрения К.А. Неволина, писцовые книги ясно разъясняют значение погоста. Он подчеркивает, что «погост прежде всего значит место, на котором стоит церковь с ее принадлежностями (между прочим, кладбищем и домами священно- и церковнослужителей), потом — самую церковь, далее — селение, в котором она находится; наконец — округ людей и земель, принадлежащих к этой местности в церковном и гражданском, или исключительно церковном отношении». Позже правительство стало использовать погосты для счета доходов и повинностей.

По мнению архимандрита Сергия, погосты в НПК — это «строго определенные правительственные округа» для отправления населением различных повинностей, главным образом для сбора обежной дани и оброка. В. Сергеевич тоже считает погост правительственным округом. Однако он акцентирует внимание на то, что этот округ не был судебным, потому что судом все погосты тянутся к городам. На долю погостов, как административных округов, выпадает быть некоей мелкой податной единицей, собирающей повинности. Одновременно ученый разделяет по своим функциям погост-округ, состоящий из владений частных лиц, от погоста-места, состоящего из прихода, церкви, кладбища, дворов причта и местного населения.

Как отмечает А.М. Гневушев, в новгородский писцовых книгах «погост — округ представляет из себя административную единицу, связанную в одно целое финансовым управлением». Должностные лица погоста собирают денежные повинности, отправляют деньги в центр, контролируют выполнение .натуральных повинностей. Вместе с финансовым значением погост-округ имел и церковное значение, которое возникло гораздо раньше. С точки зрения ученого, правительство воспользовалось существовавшим округом в своих финансово-административных целях. Таким образом, погост в писцовых книгах конца XV — начала XVI в. предстает перед нами административным сельским округом, охватывающем близлежащие населенные пункты. В центральном селении погоста находится церковь, которая выступает связующим звеном всего населения погоста. Поэтому, несмотря на естественные границы — реки, территория погоста может не совпадать с границами уездов и пятин. Границы и территории погостов складывались веками, и естественное тяготение людей к центру окружающей их жизни поломать было не только невозможно, но и неосмотрительно.

По подсчетам К.А. Неволина, во всех пятинах Новгородской земли на рубеже XV—XVI вв. насчитывалось 343 погоста и присоединенных к ним округов (волостей, окологородья). Причем в Шелонской пятине значилось 69 погостов, в Деревской — 67, Бежецкой — 92, Обонежской — 81 и в Водской — 6 042. Во всех пятинах можно найти смежные погосты, лежащие на границах и принадлежащие разным пятинам. Размеры территорий погостов значительно отличались друг от друга, что связано как с количеством населения, так и с площадью обрабатываемой земли. Понятно, что на севере размеры погостов были больше, чем на юге. Весьма разнообразными были и названия погостов. В основном они носили имена церквей, находящихся в главном населенном пункте погоста, или же название самого селения.

Часто встречаются и двойные наименования, которые давались этим округам, чтобы отличить их друг от друга в том случае, если они названы по имени одной и той же церкви. Тогда к их наименованию прибавлялась какая-нибудь географическая особенность (название озера, реки, города, местности, народа). Знакомство с данными всех новгородских писцовых книг наводит на мысль, что писцы не имели четких указаний, как записывать названия погостов. К примеру, большинство сельских округов в Шелонской и Деревской пятинах носили гражданские имена без упоминания церкви. Видимо, все зависело от самих писцов, записывавших наименования погостов по своему усмотрению: с уточнением их местоположения или нет, с упоминанием находящейся в главном селении церкви или нет. Все особенности административно — территориального деления Новгородской земли необходимо учитывать при работе с материалами НПК. Только при таком подходе возможно избежать ошибок при обработке массовых данных писцовых книг. Кроме того, точное знание границ различных районов позволяет выявить их характерные особенности.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: XV век, Великий Новгород, Древняя Русь, Новгородская республика, Сергей Платонов, география, история
Subscribe

Posts from This Journal “Великий Новгород” Tag

promo philologist november 4, 02:34 1
Buy for 100 tokens
Боккаччо Дж. Декамерон: В 4 т. (7 кн.) (формат 70×90/16, объем 520 + 440 + 584 + 608 + 720 + 552 + 520 стр., ил.). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства: ladomirbook@gmail.com; тел.: +7 499 7179833. «Декамерон»…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments