Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Умер испанский писатель Хосе Хименес Лосано

9 марта на 90-м году жизни скончался испанский поэт, прозаик, лауреат Национальной премии по литературе (1992) и премии имени Мигеля де Сервантеса (2002) Хосе Хименес Лосано. В пятом номере журнала "Иностранная литература" за 1998 год была опубликована подборка его стихотворений в переводе Павла Грушко. Последний так охарактеризовал Хименеса Лосано: "Сознательная (если не интуитивная, что, в сущности, одно и то же) приверженность почти отшельнической жизни в родной провинции Вальядолид дала писателю воздух для вольного, поразительно многопланового мыслительного акта, в котором Хосе Хименес Лосано соотносит себя с полюсами более значительными, нежели “правое” и “левое”, а именно — с высшим и низменным. Как писал о нем недавно журнал “Архипелаг”, этот одиночка “живет в компании с такими же одинокими существами, как Паскаль, Кьеркегор, Симона Вайль и Хуан де ла Крус…”. Его романы, книги рассказов, эссе и стихи объединяет не стиль (тягу к стилю он называет “игрой, надувательством, эксгибиционизмом таланта”), а “соответствие слов реальности”".



В 2000 году в издательстве "Мосты культуры" вышел сборник рассказов Хименеса Лосано "Испанская опись" - в нем представлен 181 рассказ из его четырех оригинальных сборников - "Красное зернышко кукурузы" (El grano de maiz rojo, 1988), "Майский святой" (El santo de mayo, 1989), "Весьма большие рассказы" (Los grandes relatos, 1991), и "Собиратель васильков" (El cogedor de acianos, 1993). В аннотации к нему было сказано: "То, как писатель вживается в образ мыслей и речь героев, свидетельствует о редкостной тяге к общению с людьми, к личному и мысленному, а глубина сопереживания и убедительность проживания их коллизий – о желании выявить чисто национальный опыт на фоне всемирного человеческого времени". В 2005 году кандидатскую диссертацию на тему "Философия истории в прозе Хосе Хименеса Лосано" защитила Анна Коврова.

Стихотворения Хименеса Лосано в переводе Павла Грушко

Последняя роза

Видишь — похожа на алую вспышку
последняя роза осени.
Сын Человеческий, ты избавил мир
от греха и смерти?
Почему тогда я не увижу больше
сияние этой розы? Почему тогда
для утешения нас, смертных,
золотое могущество солнца
не продлит ее жизнь?
Кроту все равно — знай себе роет
извилистую нору, но нам-то смертным
каково, Сын Человеческий?!


Подслушанное

Круг — замыкается
или остается открытым?
Cирень — тает ли,
подобно сумеркам?
Навсегда ли умирают
младенцы?

Насытятся ли когда-нибудь
голодные,

а богатые станут ли снова детьми,
будут ли в коротких рубашках
гонять обручи?

Бог — похож на вулкан или рысь,
на орла-убийцу, или невесту

с опаловыми глазами,

или на нищего со всемогущими
отрубленными руками?..
Об этом спрашивал Никодим
Иисуса, пророка из Галилеи, —
сказала дворцовая служанка.
Первосвященники ей не поверили,
сплетницу засекли до смерти.
Она не могла вспомнить ответы,
да и не было в них, сказала она,
ничего особенного.


Лазарь

Настолько глубока смерть, настолько
ее безмолвие заполняет могилу,
что сам Спаситель, никогда не кричавший,
должен был выкрикнуть эти
сотворенные светом слова:
«Лазарь! Иди вон”.
Нет, не крику, — одним только слезам
удалось извлечь из могилы
обвитого погребальными пеленами.


Причащение

И когда меня не станет,
сказал Он на последней
вечере,
вспоминайте меня в хлебе,
говорите обо мне темной ночью

или когда подкрадется к вам
смерть.


Отречение Петра

Он сказал: “Нет, я его не знаю.
Не ведаю, о ком вы мне говорите,
я не знаю, кто он”. В ту гулкую ночь

единственной краской стыда
был алый отсвет костра,
лишь рассветный холод донимал его,
и раздался крик петуха,
дворцовые служанки видели,
как дрожали у Петра веки.
Убегая, он прятал лицо и рыдал.
Сын Человеческий посмотрел на него увлажненными
понимающими глазами ослика,
избиваемого жердью,
и опять прокричал петух, его крик
был неуместным, смешливым, страшным.
Так посреди необъятного мира
предательство воссело на трон
и было благословлено.


Сообщение прокуратора

Его посадили на жеребца,
сорвали с него одежды
и насмехались над его худобой нищего,
над его грудью ребенка
и над его стыдом,
потом положили навзничь и прибили
гвоздями к брусьям, —
ноги почти касались земли,
чтобы ярить шакалов, свиней, псов и зевак.
Он висел посредине, в насмешку
я велел облачить его в багряницу
и прикрепить дощечку,
объясняющую политическую суть дела.
Первый раз, Кесарь, я пишу так длинно
по столь обыденному делу,
добавлю,
весна все еще холодная, скука,
самое время устраивать представления
здешним провинциалам.


В могиле

Почему тебя беспокоит холод,
чертополох и грызуны,
которые разрывают могилы?
Разве в ней ты окажешься?
Мрак пугает тебя, как ребенка,
забывшего, что рядом с кроваткой,
возле керосиновой лампы
шьет мама, прислушиваясь,
не заплачешь ли ты, вот она
пригасила огонь — ты спишь.
Разве Христос оставит тебя
под землей одного и в печали,
если сам отведал ради тебя
всю горечь распятия и успенья?
Разве промолчит, не скажет:
«Будильник я поставил на утро.
Какой красивый ждет тебя дом —
увитый плющом, с высокой вишней
возле крыльца. Вот и рассвет.
Одевайся, через мгновение
мы будем там, поспеши”.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Испания, Хименес Лосано, литература, некролог, поэзия
Subscribe

Posts from This Journal “Испания” Tag

promo philologist july 4, 18:41 6
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья, я принял участие в конкурсе профессионального мастерства книжной премии «Ревизор–2020» в номинации "Блогер года". Вы можете поддержать меня и мой книжный блог в интернет-голосовании, открытом на сайте журнала "Книжная индустрия" (регистрация там…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments