Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Яков Миркин. Государство - слуга, или какой должна быть власть

С разрешения автора публикую фрагмент из новой книги: Миркин Я.М. Правила неосторожного обращения с государством. - М.: АСТ, 2020. - 256 с. - (Серия: Экономические миры).

Аннотация: "Темой новой книги известного российского экономиста Якова Миркина стали отношения между государством и личностью. Как не превратиться в один из винтиков огромной государственной машины и сохранить себя, строя собственные отношения с государством и с личностями в нем? Истории людей, живших перед нами, могут стать уроком для нас. Если вы способны понять этот урок, вы всегда будете на несколько шагов впереди. В книге десятки историй, фрагментов писем, дневников, мемуаров исторических личностей. Всё это подчинено одному - как не попасть "под государство", как быть на подъеме - всегда, вместе с семьей. Эта книга - для думающих, проницательных, для тех, кто всегда готов занять сильную позицию в своей игре с обществом и государством".


Купить книгу: https://www.labirint.ru/books/739543/



Яков Моисеевич Миркин (род. 1957) — российский экономист, разработчик структуры и базовых программ отечественного высшего образования в области рынка ценных бумаг. Колумнист Republic.ru и «Российской газеты». Постоянный автор журналов Forbes и «Эксперт». Профессор, доктор экономических наук. Заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН.


Государство для всех

Собрание свободных, рискующих людей

Государство — собрание свободных, рискующих людей неизбежно выиграет у государства людей закрепощенных. Государство эмигрантов — тех, кто готов всем рисковать и выживать, — агрессивнее, жестче, инновационнее, чем государство людей закрепленных, не имеющих собственности. Зажиточное государство людей с каменными домами мягче и осторожнее, чем государство голытьбы. В России еще остались следы тех, кому удавалось быть свободнее. Они даже сегодня, может быть, чуть зажиточнее. Сибирь (потомки переселенцев), люди севера России (Архангельск), казаки — потомки тех, кто бежал от крепости на границу. Старообрядцы, которые деловитостью могли перещеголять протестантов и даже знаменитых WASP (White Anglo-Saxon Protestant). И даже в центральной России есть такие острова.

Валерий Софронов написал по моей просьбе удивительный текст, который я с его разрешения, с благодарностью (и небольшими правками) публикую. Он пишет: «До сих пор наблюдается ментальная связь с крепостным правом. В конце 1990-х годов беседовал на эту тему с одним орловским краеведом. У них на севере области в крепостных было 60% крестьян, на юге всего 40%. И эта разница в устройстве собственной жизни наблюдалась в деревнях спустя сто сорок лет. Примерно десять лет назад мой четвероюродный брат пригласил меня в юбилейную поездку в село Дросково Орловской области. В этом селе в конце XIX века родилась его бабушка (художник начала XX века Антонина Софронова; о ней есть статья в Википедии, много картин — в сети Интернет). Его прадед там работал земским врачом. В этом селе стараниями местных энтузиастов, Орловского музея изобразительных искусств и краеведа А. Полынкина создан музей, посвященный А. Софроновой и ее отцу — земскому врачу Ф. Софронову.

Меня приятно поразило это село. Практически все дома этого села были оснащены удобствами, ухоженные палисадники около домов, низенькие аккуратные заборы только слегка обозначали границы личных участков. Удобства и иные “радости” городской жизни, как правило, были пристроены к дому своими руками, самостоятельно. Около десяти вечера мы вместе с братом прошлись по селу. На улице мы встретили трех сельскохозяйственных рабочих, возвращавшихся с вечерней смены. Уставшие, в рабочей одежде, но абсолютно трезвые. На деревенских улицах стояла первозданная тишина. Ни пьяных выкриков, ни праздношатающейся молодежи. Для меня, в советское время много раз бывавшего в самых разных русских деревнях, это показалось удивительным. Маленький штрих. Я удержался от того, чтобы бросить окурок сигареты на землю. В последний момент что-то остановило. Абсолютная чистота на деревенской улице… Вечерняя прогулка по орловскому селу напомнила мне такие же прогулки в прибалтийских деревнях.

Именно об этом я рассказал на следующий день местному краеведу. Тогда же я провел маленькое “исследование” цен на сельские дома на расстоянии четырехсот километров от Москвы (по данным на сайтах недвижимости). На юге Рязанской, Тамбовской или Владимирской областей за те же деньги предлагалась ничем не оборудованная изба, без воды, удобств, инфраструктуры и газа».

Если бы в России отмена крепостного права произошла на восемьдесят лет раньше, как в Чехии, или на сорок лет раньше, как в Прибалтике, мы были бы сегодня другой страной. Но нас бы в ней не было. Мы бы не родились.




Государство сытного обеда

Один из крупнейших промышленников России Василий Кокорев записал в 1887 году в знаменитой книге «Экономические провалы»: «Течение народной жизни не может быть направлено на путь спокойствия и благоденствия никакими иными мерами, кроме полного и верного согласования экономических законоположений с нуждами и потребностями народа. Согласование это можно считать достигнутым только <...> если новые законоположения <…> доставят каждой усадьбе и каждой крестьянской избе, в особенности в 15 северных губерниях, возможность иметь сытный обед от плодородия своей земли и от мяса своего собственного скота. Всё то, что не идет прямо к этой простой цели, идет против удовлетворения насущных потребностей русской жизни».

Вот и всё. Простое правило — каждое решение властей должно быть подчинено целям народного благосостояния. Каждой человеческой жизни. Когда же? В какие времена? Не химера ли? И случится ли? История неслужения народу и служения самому себе, хозяйской руке, мамоне, тоннам, мегаваттам, силе — кажется бесконечной. Эта история выкрикивается тысячами идиотов, она протаптывается по головам. Служение народу, семьям — это другая экономическая политика. Другое чувство рисков в стране. Уверенность в дружеской, пусть даже твердой руке государства. В том, что оно руководствуется во всём — внутри и снаружи — твоей выгодой, именно по ней взвешивая свои решения. Служить не государству, не личности, а народу, личностям в народе. Российским семьям. И только через них — государству. Так бывает? Кто-нибудь есть? А уже был? Ау?




Политика и любовь

Может ли быть любовь в политике государства? Благожелательность — да, кнуты и пряники — конечно, рациональность — ну как без нее? Но — чтобы любовь, миссия как центр политики? Послушаем Людвига Эрхарда, творца экономического чуда в Германии. «В моей должности я вынужден выполнять <…> специфическое задание. Это задание сводится к тому, что необходимо заставить народное хозяйство выявить столько энергии и показать столько достижений в производительности, чтобы люди могли жить без нужды и забот, чтобы они получили возможность приобретать имущество и становиться благодаря этому независимыми, чтобы они имели возможность в большей степени раскрыть свое человеческое достоинство. Именно тогда они не будут зависеть от милости других, а также и от милости государства» («Благосостояние для всех»).

Личная цель этого крупнейшего политика — бытие «без нужды и забот», семейное имущество, независимость каждого, человеческое достоинство! И ему это удалось. А что оставил нам в наследство Ли Куан Ю, автор нового Сингапура? «Моей главной заботой было обеспечение каждому гражданину его доли в богатстве страны и места в ее будущем»(Сингапурская история). А что еще — для каждого? «Мы решили перераспределять общественное богатство не через субсидирование потребления, а через накопление собственности». Это и есть любовь к собственному трудолюбивому народу, как не раз называл его Ли Куан Ю.Он вспоминал, что еще в 1970-х годах в Сингапуре боялись пользоваться лифтами. Сегодня это развитая, высшего класса страна. Он это сделал.

Дэн Сяопин? Вот крик его души: «Нужно прежде всего избавиться от бедности и отсталости»! Он мечтал о том, чтобы к 2050 г. ВВП на душу населения в Китае был 4 тыс. долл. США (Избранные статьи и речи, 26 апреля 1987 г.). Эта мечта уже сбылась. В 2018 г. ВВП на душу населения в Китае был 9,6 тыс. долл. (в России — около 11 тыс. долл.), по паритету покупательной способности — 16 тыс. долл. (2018 г., МВФ). Эта страна с населением около 1,4 млрд чел. постепенно догоняет нас по состоятельности и уже опередила по продолжительности жизни (больше 76 лет в Китае, около 73 лет в России).

В действенной любви в политике нуждаемся и мы. Как и 25 лет тому назад ядро имущества семей — своя квартира или дом. Их имеют 90% взрослого населения (и меньше 80% самых бедных). Часто это всё, что есть. У 30–40% есть еще дача, кусок земли, сад — огород. У 7–10% вообще нет никакого недвижимого имущества. Сбережения — только у одной трети населения. Только у 8% денежные накопления такой величины, чтобы прожить на них год и больше. У четверти населения — невыплаченные долги в банках. У 36% населения — ни сбережений, ни долгов (2014–2015 гг., Институт социологии РАН). Серенькая, осенняя, бедная картина. Как раз зона неисполненных желаний.

А что еще? Примерно 20% не смогут прожить без приработков, больше 10% — без помощи от родственников, еще 20–25% — без дачи, без работы на своем участке. 24% взрослых — докармливаются, работают сверхурочно или совместителями. И больше 20% «ничего не предпринимают, так как ничего не могут сделать для улучшения своего положения» (2015–2016 гг., Институт социологии РАН). 23% работников получают зарплату до 17 тыс. рублей, еще 12% — от 17 до 21,8 тыс. руб. (апрель 2017 г., Росстат). Все знают — это скудно. А знаете, какая часть взрослых считают, что «без поддержки государства им и их семье не выжить»? 56%, больше половины, а в селах — еще больше (2015, Институт социологии РАН). Можно жизнь посвятить тому, чтобы зависимых, бедных, прикрепленных к государству людей было как можно меньше! Судьба России, как и любой страны, зависит, прежде всего, от самодвижущихся, от тех, кто сам строит имущество семьи, принимает риски, любит всё новенькое.

Статистика кричит, что у нас есть темный угол бедности в 30–35% населения. А внутри него — место еще темнее, нищее. У 13% населения доходы ниже прожиточного минимума (Росстат, 2018 г.). Больше 60% бедных живут в малых и средних городах, в сельских поселениях. И только 10–15% бедных в городах-миллионниках (2015 г., Институт социологии РАН). А где еще? В 10–15 регионах России, являющихся, по сути, «зонами национального бедствия». Там всё хуже, чем в среднем по стране — меньше срок жизни, больше болеют, выше преступность и социальная напряженность.

В Республике Тыва больше 40% населения имеют доходы ниже прожиточного минимума, в Республике Алтай и ЕАО — 25–26%, в Забайкальском крае — 21% (2017 г., Росстат). Эти сгущения бедности в «малой» и далекой от столиц России — как раз тот случай, когда в политике нужны любовь, страсть, великое желание вытащить из ямы тех, кто махнул на себя рукой. И еще всех тех, кто тащит семьи, работая на двух ставках, бегая по временным, случайным заработкам, кормясь у себя на земле не потому, что так хочется, а потому, что иначе семье не выжить. Как это сделать? В мире известны сотни способов. Вопрос только — когда?




Государство — слуга. Обязанности

Обязанность государства — постоянно снижать для Вас риск страны. Риск страны (в финансах он называется countryrisk) для Вас лично — это риск того, что за Ваш счет будут покрыты ошибки властей. Это риск роста налогов, ссудного процента (когда это идет от центрального банка), дефолта по госдолгам, замораживания Ваших активов (банковских счетов) или прямого отъема активов. Это риск неудачной экономической политики (вспышка инфляции, съедающей семейные активы). Риск геополитики, когда Вы теряете активы (санкции, войны, конфликты). Или риск избыточного регулирования, когда регистрации, уведомления, разрешения, Ваши отчеты перед всем и вся съедают всё большую часть Вашей жизни. Риск того, что вас ненавидят за границей — не вас лично, а то общество, которому принадлежите. Риск неудачного проекта. Вы в нем живете и тратите время жизни — на него. Вы без конца считаетесь с людьми, без которых могли бы обойтись.

Государство — это слуга, который должен заботиться о том, чтобы Вы его замечали, как можно меньше, и чувствовали себя, как можно больше, дома, свободно дышащим, в большой семье. При минимальной плате этому слуге, конечно. Цена, которой мы расплачиваемся с государством — это время жизни. Любой отчет, любая регистрация, любое насильственно исполняемое действие — это время жизни. Это цена может быть непомерно велика, как в 1930-е — начале 1950-х гг. И она может непрерывно, избыточно расти, как это происходит в 2010-х. Мир по-прежнему всё больше состоит из деяний государственных. Из наших ахов на них, наших скрипов, наших попыток выкарабкаться во что-то только своё. Своё. Своё — где вольному воля.




Какой должна быть власть

1) Власть — не глухая нашлепка на обществе.
2) Государство — не приватизировано.
3) Важнее общество и семьи, а не государство. Государство — функция от общества.
4) Свобода, легкое дыхание — для тех, кто действует и выдает идеи. Истинный, не ложный либерализм.
5) Устойчивость собственности, семейных состояний.
6) Конкуренция людей и идей — естественная.
7) Оптимум — между свободой и необходимостью. Приоритет частному, отдавая должное общему. Не прессовать, выращивать, защищать.
8) Реальная сменяемость властей. Власть — выборная, конкуренция — истинная.
9) Спокойные столицы, накормленный народ.
10) Социальные лифты — всегда работают. Иерархии — не закоснели.
11) Власть не передается по наследству. Она — плод конкуренции.
12) Власть не должна вызывать смех.
13) И, тем более, кручение пальцем у виска.
14) Ближний круг — умен, накормлен, счастлив, чувствуя себя в безопасности.
15) Регионы доступны, процветают, управляемы по всем возможным линиям разломов.
16) Общая вера, что страна — удачный, растущий проект, которым можно гордиться. Временные горизонты — на несколько поколений. Тебя — всегда защитят. Ты и твой интерес для властей — первый.
17) Защита — только от идиотов и неудачников (людей и государств).
18) На верхних этажах — любовь к людям (можно смеяться), не абстрактная, не в общих понятиях «народ», «отчизна», «родина», выказывая уважение к их воле, желаниям, терпению, их рациональности и этике, даже если они несовершенны.
19) Любят тех, кто сам любит.
20) Баланс идеологий (мы все — очень разные), где в центре — идея свободного волеизъявления человека, частного и семейного интереса, с полным погружением в интересы общие, ради всех.
21) И еще одна идея, главенствующая — «не навреди», осторожность. У каждого решения «макро-» — цена в человеческих жизнях.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Дэн Сяопин, Ли Куан Ю, Людвиг Эрхард, Яков Миркин, власть, государство, деревня, книги, экономика
Subscribe

Posts from This Journal “Яков Миркин” Tag

promo philologist september 16, 18:46 1
Buy for 100 tokens
Мой муж, Виталий Шкляров, гражданин США и Беларуси уже почти 7 недель находится в белорусской тюрьме как политзаключенный. Его обвиняют в том, что 29 мая он якобы организовал в городе Гродно несанкционированный митинг в поддержку арестованного лидера белорусской оппозиции Сергея Тихановского.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments