Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Франция эпохи революций и юбилей Диккенса

В Библиотеке и музее Моргана открылось сразу три выставки. Как обычно в этом скромном по размерам, но очень красивом здании, небольшие. Две из них дополняют друг друга, так что начать осмотр можно либо с первого этажа, где в малом зале собраны 16 рисунков и три письма Жана-Огюста Энгра, величайшего портретиста и рисовальщика 19-го века (все, кроме одного шедевра, – из постоянной коллекции музея), либо со второго, где тот же Энгр представлен среди своих современников, учителей и последователей на выставке рисунков и акварелей из Лувра под названием «Давид, Делакруа и революционная Франция» (David, Delacroix, and Revolutionary France: Drawings from the Louvre).



В 17 и 18 веке Франция была одним из центров изобразительного искусства, но конец 18-го века принес в идиллическую картину мощные политические, социальные и культурные изменения (на панели у входа на выставку -- подробная хронологическая таблица ста лет от начала правления Людовика XVI: бунты, восстания, эпоха террора, возвышение и крах Наполеона, возвращение Бурбонов, революции 1830 и 1848 года, неоднократные переходы от монархии к республике и обратно и наконец, к последнему французскому монарху...)

Потрясения не ограничивались политикой – искусство переживало радикальные изменения как в темах, так и в технике, и Париж был центром этой новой художественной революции, которая дала Франции и миру поистине уникальную группу мастеров: Давид, Прудон, Энгр, Жерико, Делакруа, Коро...

Революция политическая вытолкнула на поверхность третье сословие. У искусства сменились заказчик и среда: король и придворные уступили место буржуа, а гигантские полотна для украшения дворцов и замков сменились куда меньшими по размерам картинками, пригодными для более скромных стен. Впрочем, оставались еще «общественные помещения»: театры, государственные здания, музеи.

Художники отзывались на новый «социальный заказ» и быстрее всего это было сделать в сиюминутном искусстве рисунка.

80 рисунков, прибывших из Лувра, демонстрируют небывалое многообразие тем, техник и творческих индивидуальностей и читаются как страницы исторической хроники.

Вот сцены из римской истории и другие рисунки Давида (1748–1825), который был близок к Робеспьеру и заточен за это в тюрьму, чудом избежав гильотины, когда эпоха Робеспьера и Великого террора закончилась (некоторые из рисунков были сделаны в тюрьме), а позже в течение 17 лет был главным художником Наполеона/ Вот Пьер Прудон (1758–1823), также близкий к Наполеону и более всего известный своими сделанными с натуры реалистичными «ню» (несколько есть на выставке), но особенно поражающий портретом своей ученицы Мари-Франсуаз Майер-Ламартин. Она стала художницей, сотрудницей и любовницей Прудона (несчастливого в браке) и покончила жизнь самоубийством. А вот и Энгр, учившийся у Давида и ставший центральной фигурой в искусстве рисунка и портрета первой половины 19-го века. Он мечтал стать историческим живописцем, и, живя в Риме, выполнял заказы нового императора и его приближенных, но когда режим Наполеона пал, эти заказы кончились, и Энгр зарабатывал на жизнь портретами иностранцев. Их сохранилось около пятисот, и они проложили ему дорогу к славу...

Очень интересны рисунки Теодора Жерико (1791–1824), с нервной линией, изображающие эротические сцены из мифологии, животных или королевские парады и дополняющие наши представления об авторе «Плота ‘Медузы’», а также Делакруа, Коро и менее знаменитых современников.

Ну, а третья выставка связана с другой стороной моргановского собрания – литературной. Она отмечает 200-летие Чарльза Диккенса интересным собранием рукописей, писем, фотографий автора «Дэвида Копперфильда» и «Крошки Доррит», газетных карикатур, эскизов обложек и личных вещей. В одном зале собрано (и прокомментировано) так много, что мы получаем довольно яркое впечатление о Диккенсе-человеке, его поездках, выступлениях, дружбах, семейной жизни, чувстве юмора и непростых отношениях с Америкой, где его встретили сначала как героя и бога, а вскоре готовы были растерзать на кусочки. Почему? Узнаете на выставке «Charles Dickens at 200» .

Майя Прицкер
http://www.runyweb.com/articles/culture/art/exhibitions-in-morgan-library.html

Tags: Диккенс, Франция, выставка, искусство, литература
Subscribe
promo philologist сентябрь 16, 18:46 2
Buy for 100 tokens
Мой муж, Виталий Шкляров, гражданин США и Беларуси уже почти 7 недель находится в белорусской тюрьме как политзаключенный. Его обвиняют в том, что 29 мая он якобы организовал в городе Гродно несанкционированный митинг в поддержку арестованного лидера белорусской оппозиции Сергея Тихановского.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments