Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Умер автор романа "Новгородский толмач", писатель Игорь Ефимов

12 августа в США на 84-м году жизни скончался писатель, историк, эссеист, издатель Игорь Маркович Ефимов. Он родился 8 августа 1937 года в Москве. Окончил Ленинградский Политехнический и московский Литературный институт. Входил в ленинградскую литературную группу "Горожане" (вместе с Борисом Вахтиным, Владимиром Марамзиным и другими). Выпустил ряд повестей и рассказов для детей, теле- и радиопьес. Член Союза писателей с 1965 года. Параллельно писал для самиздата: его книги "Практическая метафизика" и "Метаполитика" распространялись под псевдонимом Андрей Московит и затем вышли на Западе. Эмигрировал вместе с женой Мариной Ефимовой-Рачко в 1978 году, работал в американском издательстве "Ардис", позднее открыл собственный издательский дом "Эрмитаж".



Игорь Ефимов — автор свыше 30 книг, среди которых романы "Новгородский толмач" - о заключительном этапе противоборства Москвы с Великим Новгородом в XV веке, "Как одна плоть", "Архивы страшного суда", "Седьмая жена", историческое исследование убийства президента Кеннеди, философский труд "Стыдная тайна неравенства", двухтомные мемуары "Связь времён". Все заграничные книги писателя переизданы в России. в 2005 году в издательстве "Захаров" вышла его книга воспоминаний о поэте Иосифе Бродском "Нобелевский тунеядец". Его книга об убийстве президента Кеннеди в 2006 году была переведена и опубликована во Франции.

В интервью 2003 года Игорь Ефимов так рассказывал о своем знакомстве с Бродским: "В свое время в Ленинграде мы встретились с ним впервые в доме Евгения Рейна, мы были соседями. Я думаю, что это был 1962 год. Нет, все же знакомство произошло сначала с поэзией. Друг наш, знаток поэзии, Александр Штейнберг (он фигурирует во многих воспоминаниях) первым принес какие-то стихи, а потом Яков Виньковецкий дал мне "Шествие". "Шествие" меня ошеломило абсолютно, это было из тех произведений, которые меняют жизнь. Я перепечатывал его много раз для друзей по четыре копии, раздавал, до сих пор помню огромные куски наизусть. Так что когда мы встретились у Рейна, это был уже в моих глазах значительный, любимый, дорогой поэт. Хотя он был младше меня на четыре года, я знал, как много он для меня значит".

В интервью Ивану Толстому в 2018 году Игорь Ефимов вспоминал о советском времени: "По-настоящему мне удавалось печатать только вещи для детей, подростковые. Я считался детским писателем и входил в Секцию детской литературы в Союзе писателей Ленинграда. Там можно было, заузив себя на этой тематике, не касаться каких-то тем, которые волнуют взрослого серьезного человека. И тогда ощущение невольной неправды если не исчезало совсем, то притуплялось в достаточной мере. Когда же ты брался за взрослые темы, взрослые книги, то уже начинались корчи стыда от того, что ты сам ловил в себе непрерывно присутствующего редактора, который тебе говорил: ну, зачем писать эту фразу, зачем развивать эту эмоциональную линию, ты знаешь, что это не пройдёт. И невольно перо начинало идти в обход. Вот это мучительное чувство обкрадывания самого себя, оно, в конце концов, пересилило желание нормального благополучия, нормального писательского статуса, и я стал отправлять вещи на Запад, где они начали выходить под псевдонимом Андрей Московит, начиная с 70-х годов.

Да, каждый начинающий литератор думает, к кому бы ему пойти так, как пошли Бродский, Найман, Рейн и Бобышев к Ахматовой, Вознесенский - к Пастернаку, наш сверстник Сергей Вольф ездил познакомиться с Юрием Олешей, но как-то неудачно это прошло. У меня не было в прозе в то время русского писателя, которому мне бы захотелось отнести свои вещи. Мое настоящее восхищение относилось к тем, в основном, кто уже ушел от нас. Из 20 века, конечно, я бы побежал к Андрею Платонову. Я очень любил Зощенко, но мне было достаточно, что он пишет, у меня не было ощущения, что при встрече я что-то узнаю. Но нам больше повезло, чем поэтам, потому что молодым поэтам было гораздо труднее развивать настоятельно свой голос рядом с такими голосами, как Пастернак, Ахматова и потом Бродский. Нашими кумирами поневоле стали американские писатели".

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Великий Новгород, литература, некролог, эмигранты
Subscribe

Posts from This Journal “литература” Tag

promo philologist 15:20, Четверг 13
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья! Меня номинировали на профессиональную гуманитарную и книгоиздательскую премию "Книжный червь". На сайте издательства "Вита Нова" сейчас открыто онлайн-голосование на приз читательских симпатий премии. Если вы хотите, то можете меня там поддержать:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments