Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Виктор Гюго: "Назначение науки — схватить неожиданность на ходу и исследовать ее"

Высказывания французского писателя, члена Французской академии (1841) Виктора Мари́ Гюго (1802-1885) о науке. Текст приводится по изданию: В. Гюго, его литературная эпоха, жизнь, труды и мысли / А.М. Фемелиди. - 2-е изд., доп. - Одесса: тип. Акц. южно-рус. о-ва печ. дела, 1911.



К науке может быть применим древний символ; змея, кусающая свой хвост.
(Собор Парижской Богоматери).

***

Наука говорит первое слово обо всем, но последнего слова ни о чем.
(P.S. моей жизни).

***

Из того, что какой-нибудь факт вам кажется странным, вы заключаете, что он не существует. Это смело: одни мандарины отличаются такой храбростью. Всякая наука кажется сначала странной. Наука последовательна. Она переходит от одного чуда к другому; она поднимается по лестнице.
(P.S. моей жизни).

***

Астрономия — это небесная микрография — самая совершенная из всех наук, потому что она осложняется известным количеством гадания. Гипотеза — одна из ее необходимостей. Во всех науках рядом с освещенной частью есть темный угол. В одной астрономии нет мрака, или, точнее говоря, ее мрак ослепителен. У ней доказанное — очевидно, а предполагаемое — лучезарно. Астрономия имеет свою светлую сторону и свою сияющую сторону; светлой стороной она приближается к алгебре, a сияющей стороной — к поэзии.
(P.S. моей жизни).

***

Заменить критику насмешкой — удобно, но не научно. Прямой долг науки исследовать все необъяснимые явления. Наука невежественна и не имеет права смеяться. Наука должна быть готова к неожиданностям. Назначение науки — схватить неожиданность на ходу и исследовать ее, отбросив химерическое и выделив истинное. (В. Шекспир).

***

Предположение, т. е. восхождение в невидимый этаж, соблазняет великие математические умы, как и великие умы лирические. Рычаг догадки один может расшевелить этот неизмеримый мир — возможное; при этом необходимо иметь точку опоры — факт. Кеплер сказал: „Гипотеза — моя правая рука". Без созерцания — нет ни высокой науки, ни высокой поэзии. Урания, двойственная муза, одновременно видит точное и идеальное. Одна рука ее лежит на Архимеде, другая на Гомере.
(P. S. моей жизни).

***

Наука, смеющаяся над безграничностью — не серьезна. Мы дошли до того, что хотим все видеть и все осязать, как идолопоклонники. Индукцию и созерцание мы считаем подозрительными, тогда как индукция — великий орган логики, a созерцание — великий орган сознанія.
(P. S. моей жизни).

***

Дорога прогресса — путь среди могил.
(Ужасный год).

***

Прогресс левой рукой разрушает, правой созидает. Левая рука прогресса — Сила, правая — разум.
(В. Шекспир).

***

Настойчивость — величайшая сила человека. Смелый — только инициатор, бдительный — хороший надсмотрщик; но настойчивый — великий зиждитель. Все величие души выражается в едином слове: „настойчивость". Пусть цель будет на земле или на небесах — все равно: довести ее до конца — этим все сказано, Посредственность трусит и отступает при первых неудачах. Гений — гибнет, но не отступает. Презрение к препятствиям порождает то высшее торжество человека, которое называется мученичеством.
(Тружен. моря).

***

Подумайте над тем, что уже совершил прогресс. Некогда первые человеческие расы с ужасом видели, как проносились перед их глазами: гидра, возмущавшая воду, дракон, изрыгавший пламя, грифон, воздушное чудовище с когтями тигра, летавшее при помощи орлиных крыльев; эти страшные звери подавляли человека; он постепенно ставил западни, священные западни ума и, в конце концов, победил чудовищ. Мы укротили гидру и она называется пароходом, укротили дракона и он называется локомотивом, покорили грифона и он называется воздушным шаром. В тот день, когда этот подвиг Прометея будет завершен и когда человек окончательно покорит своей воле тройную химеру древности: гидру, дракона и грифона, он станет властителем воды, огня и воздуха и сделается для остального живого царства тем, чем были для него некогда боги.
(Отверженные).

***

Самые высокие гении, умы энциклопедические, как и умы этические - Аристотель, как и Гомеръ, Бэкон, как и Шекспир, раздробляют совокупность, чтобы сделать ее понятной, и прибегают к противоречиям, контрастам и антиномиям. Впрочем, это — прием самой природы, которая пользуется мраком для того, чтоб мы лучше чувствовали свет. Гоббс говорил: анатомированее создает хирурга, анализ — философа; антитеза — великий орган синтеза; ею создается свет. Отсюда наше различие между человечеством, природою и сверхъестественностью: но в действительности это три тождественности, и что свойственно одной из них, то свойственно и другим. Что такое человечество? Это — часть природы, включенная в наш организм. А что такое сверхъестественность? Это часть природы, которая ускользает от наших органов. Сверхъестественность — это природа слишком далекая. Между наблюдением, которое относится к человеку, и созерцанием, которое относится к сверхъестественности, то же различие, как между исследованием и испытыванием.
(P. S. моей жизни).

***

Идите философы, учите, просвещайте, зажигайте свет, думайте вслух, говорите, стремитесь навстречу солнцу, возвещайте добрые вести, разбрасывайте всюду азбуки, объявляйте о правах человека, пойте Марсельезу, возбуждайте восторги и ломайте дубовые ветки. Создавайте водоворот мыслей. Толпа должна стать великой. Воспользуемтесь разгаром принципов и добродетелей, которые временами вспыхивают, кипят и бьют ключей. Эти босяки, мозолистые руки рубища, невежды, отверженные, темные люди, могут быть использованы для достижения идеала. Сквозь толпу народа вы увидите истину Эти ничтожные песчинки, которые вы попираете ногами, если их бросить в доменную печь, образуют сплав, такой же чистый, как хрусталь, благодаря которому Галилей и Ньютон откроют новые светила.
(Отверженные).

***

Под общественным зданиемиъ находится чудесное сочетание всевозможных развалин и переходов. Здесь мы видим подкоп религиозный, философский, политический, экономический, революционный. Один роет почву посредством идеи, другой имеет в руках цифру, третий действует одною только злобою. Люди перекликаются друг с другом в этих подземельях. Утопии движутся под землею и разветвляются во все стороны. Иногда они встречаются и братски соединяются в одно общее русло. Жан-Жак передает свой топор Диогену, а сам пользуется его фонарем. Но случается, что они вступают въ борьбу. Ничто не можетъ остановить и пресечь напряжение всех энергий к одной общей цели и подземная глухая деятельность движется в этих мрачных дебрях, то подымаясь, то опускаясь, медленно переворачивая почву, сменяя верхние слои нижними и наоборот; громадный неведомый муравейник. Общество почти не догадывается о великом подземном движении, которое совершенно преобразовывает его внутренности, оставляя почти нетронутою его наружную поверхность. Каждый подземный подкоп производится обособленными силами и придерживается самостоятельного направления. Что же является продуктом всей этой громадной внутренней работы? Будущее.
(Отверженные).

***

Слишком частое обращение с мифологией придало ей поверхностную банальность; однако, стоит углубиться в нее, чтобы обнаружился ее великий смысл. Толпа до того забавляется басней, что в ее внимании не остается больше места для мифа, который есть мощное творение человеческой прозорливости. Всякий, кто размышлял о тесном единстве религий, всегда будет относиться серьезно к этому языческому символизму, над которым работали, по вычислению Гермодора, все маги Азии впродолжении пяти тысяч лет и все греческие мыслители от Евмолпа до Посидония, учителя Цицерона. Фикции — покровы фактов. Аллегория бредит, внимательно выслушиваемая логикой. Мифология, безумная с виду и как будто бредящая, на самом деле — преемник действительности. История, география, геометрия, математика, астрономия, физика, мораль — все находится в этом резервуаре, и вся эта ученость видна сквозь мутную воду басен. Ничего нетъ более восхитительного и более патетического, чемъ наблюдение выхода из этого источника, где, дымясь, клокочут и бурлят сны двух великих течений человеческого разума, двух философий: ионической и италийской; Фалес, приводящий к Теофрасту, Пифагор, приводящий к Эпикуру.
(P.S. моей жизни).

***

По какому праву вы (ученые) изгоняете факты, презираете явления природы, говорите случайному: „Мы не желаем* исследовать тебя". По какому праву, зачеркивая одну из данных проблемы, вы изгоняете самую природу? Наука не должна совершать беззаконий! Закрывать глаза — значит совершать преступленье. Телескоп и микроскоп имеют свои обязанности; перегонный куб должен быть неподкупным, горнило — топиться для всех. Отказывать в исследовании явления, в производстве опыта, значит отказать в правосудии. Знаете ли, что благодаря этому происходит по вашей вине: нелепость прививается к истине; вы погрешили против двух ваших законов: доброжелательства и наблюдения, вы создаете шарлатанство. Что было бы астрономией, будет астрологией; что было бы химией, превратится в алхимию. На счет Лавуазье растет Гермес. Вы смеетесь надъ Карданом, когда он говорит: „Комета вблизи Сатурна предвещает чуму, возле Юпитера — смерть папы, возле Марса — войну, возле Луны — наводнение, возле Венеры — смерть короля". Знайте: вы сами сделали Кардана химеричным. Не будь преследований этого Скалигера, которого Давидъ Пареус называет Eritlcus superciliosisslmus, не будь тюремного заключения в Болонье, Кардан, несомненно создавший теорию уравнений третьей степени, нашедшій закон куба, Кардан, чьи 10 томов in folio вмещают в себе больше истины, чем иллюзии, был бы пожалуй, величайшим из астрономов и геометров. Философский камень, превращения, питьевое золото, чан Месмера, вся эта ложная наука, может быть, только и стремилась к тому, чтоб сделаться настоящей. Вы не захотели увидеть лицо неизвестного и увидите его маску. Черная и белая магия, колдовство, хиромантия, гадание на картах, некромантия, все это — не что иное, как наука, сбившаяся с пути, впавшая в химеру. Все, что несправедливо выбрасывает мысль, находит себе место въ мечте.
( P.S. моей жизни).

***

Каждая наука можетъ впасть въ сомнамбулизм. Медицина особенно подвержена этой случайности. Средние века были для нее продолжительным затмением, и можно сказать, что до XVIII столетия медицина видела сны. Горное масло Армении, териакъ, смесь Сеннерта против болезней сердца, составленная из тридцати двух веществ, в число которых входили золото, коралл, янтарь, сапфир, изумруд и жемчуг, знаменитый порошок от всех болезней, сделанный из пупков обезьян, водящихся на берегах Персидского залива, — все эти лекарства кажутся кошмарами. Реальности — ни следа! На основании Библии проклинают Гарвея, открывшего циркуляцию крови и Галилея, открывшего циркуляцию планет. В один год Бувар, врач Людовика XIII, заставил короля принять 215 лекарств и подверг его 220 промывательным. На медицинском факультете шла ожесточенная война: диагностика воевала с лекарством; св. Ком нападал на св. Луку; доктора объявляли себя последователями Гомера, аптекари — последователями Библии; первые производили свой род от Макаона и Палодира, вторые называли себя потомками пророка, придумавшего для Езекии припарку из сушеных фиг. А люди умирали и умирали.... У больных была лихорадка, у докторов - бред.
(P.S. моей жизни).

***

Сверхъестественности нет. Существует одна природа и содержит в себе все. Есть часть природы, которую мы ощущаем, и есть часть природы, которую мы не ощущаем. У Пана есть сторона видимая и невидимая. Из-за того, что эту невидимую сторону вы (ученые) презрительно называете сверхъестественностью, перестанет ли существовать это невидимое? Отрицать не значит разрушать. Сверхъестественность имманентна. Мы видим в природе лишь бесконечно малое. Чудесное, сложное существо почти скрывается от земного взора; но почему не заняться им? Все эти вещи: спиритизм, сомнамбулизм, столбняк, конвульсивные припадки, второе зрение, вертящиеся столы, невидимые постукиватели, индийцы, зарываемые в землю живыми, огнеглотатели, заклинатели змей, и т. п., которых так легко поднять на смех, требуют исследования. Если вы бросите эти факты, берегитесь, ими овладеют шарлатаны, и глупцы. Средины нет: или наука или невежество. Если наука отворачивается отъ этих фактов, их подбирает невежество. Вы отказались расширить человеческий ум, вы усилите человеческую глупость. Где пасует Лаплас, там появляется Калиостро.
(P. S. моей жизни).

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Гюго, Кеплер, Лаплас, медицина, наука, прогресс
Subscribe

Posts from This Journal “Гюго” Tag

promo philologist октябрь 15, 15:20 14
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья! Меня номинировали на профессиональную гуманитарную и книгоиздательскую премию "Книжный червь". На сайте издательства "Вита Нова" сейчас открыто онлайн-голосование на приз читательских симпатий премии. Если вы хотите, то можете меня там поддержать:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment