Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Фёдор Успенский: "В науке заниматься надо не темами, а проблемами"

Что отличает древнерусского крестьянина от скандинавского той же эпохи? В чем секрет высоких достижений финских школьников? Чему известного скандинависта учит поэтика Мандельштама? Об этом и не только корреспонденту сайта Президентской академии рассказал член-корреспондент РАН, заведующий научно-исследовательской лабораторией древнерусской культуры Школы актуальных гуманитарных исследований (ШАГИ) ИОН РАНХиГС Федор Успенский.



– Федор Борисович, как вы пришли к своей любимой скандинавской теме?

– Знаете, пришел довольно извилистым путем. Я по образованию скандинавист. Занимался древними скандинавскими языками и литературой. Но потом у меня возникла необходимость примирить свои интересы скандинавистические со славянским миром, потому что после МГУ я пошел в аспирантуру в Институт славяноведения РАН. И там трудно было быть только скандинавистом. Так я увлекся русско-скандинавскими связями того времени. А потом в каком-то смысле даже одно перевесило другое, я стал все больше заниматься Древней Русью.

– Журналисты, наверное, любят вас пытать вопросами о настоящем значении ваших исследований. На ваш взгляд: что эти труды приносят современникам?

– Как вам сказать? Надеюсь, что они приносят пользу. Но, понимаете ли, наука должна измеряться не только своей прагматикой. Это, конечно, особенно касается гуманитарных наук, но не только. Скажем, занятия математикой дают что-нибудь для сегодняшнего дня? И да, и нет. Вроде бы дают, с одной стороны. А с другой стороны, это абстрактная наука, почти игра в бисер, которая к сегодняшнему дню не имеет отношения. Трудный вопрос.

– С ним вплотную сочетается другой – должны ли преподаватели уметь бороться за свою аудиторию? Некоторые международные эксперты указывают, что наши профессора не всегда умеют себя раскрутить, «упаковать предмет», привлечь внимание студентов.

– Как политик борется за электорат, понятно.

– Есть ли у нас по этой части упущения, как вы считаете?

– Знаете, в таких общих категориях говорить довольно трудно. Но мой опыт свидетельствует о другом. Я знаю прекрасных, блестящих университетских преподавателей, которые собирают огромные аудитории, пользуются большой популярностью и при этом ни на йоту не отступают от неизменно высокого уровня лекций, семинаров. То есть это полноценная самоотдача, а не ликбез. Они рассказывают ровно то, чем занимаются, а занимаются довольно сложными вещами. С другой стороны, в том, что говорят внешние эксперты, все-таки доля истины имеется. Тем не менее, я не уверен, что этот укор можно адресовать всей высшей школе в целом. В гуманитарных дисциплинах есть темы, которые нельзя изложить просто и популярно. Это, вообще говоря, совершенно нормально для науки. Уверен, что и в других дисциплинах такое тоже есть.

Поэтому погоня за студентом чревата многими бедами: начнешь под него подстраиваться и незаметно снизишь свой уровень. А это, по-моему, недопустимо. Мне идеальный преподаватель рисуется как человек, который, безусловно, хочет быть понятым, безусловно, старается транслировать свой живой интерес к предмету своим слушателям. При этом он не заигрывает с ними и не пытается опуститься до их уровня, а, наоборот, пытается поднять их уровень до своего. Это в профессии самое сложное. И делается это постепенно, не за один раз. Но, тем не менее, делается. Конечно, преподаватель, занимающийся наукой, обязан видеть в студенте исследователя. Это всегда наталкивается на, кто-то бы наверное сказал, «горькую реальность», а кто-то – «совершенно обычную вещь», что из десятков студентов, которые проходят перед глазами преподавателя, может быть, один или два действительно вырастают в исследователей. Но один или два – это ведь очень много! Если вы способны своими занятиями, своими лекциями изменить и сформировать жизнь одного или двух человек и сделать из них исследователей, это огромный успех.

– По поводу особенностей вашего слога и вашей слабости к шедеврам великого акмеиста, «ничейного современника». Как вы полагаете, второе повлияло на первое?

– Не хочется говорить слово «хобби», но я всегда воспринимал свое увлечение поэтикой Осипа Мандельштама как нечто параллельное моим занятиям, такой способ разгрузить голову, немножко отвлечься от рыжебородых викингов и свирепых древнерусских князей. Мне вообще кажется, что филолог все-таки должен заниматься разными вещами. Конечно, хорошо быть специалистом в какой-то определенной области, но все-таки заниматься надо тем, что тебе интересно. Поэтому если тебя вдруг что-то заинтересовало в Мандельштаме, надо бросать, скажем, какие-нибудь слабые и сильные склонения в древнескандинавском языке и обращаться к поэзии. Как только ты эту полянку возделаешь, можешь вернуться к тому, что на время бросил.

Совершенно нормальный принцип. Филолог все-таки занимается языком в культуре, и трудно себя в этом отношении ограничивать. Другое дело, чтобы тебя что-то заинтересовало, надо найти проблему. Мне кажется, главное, чего не хватает в современных гуманитарных науках, это понимания проблем. Посмотрите: огромное количество людей в России и за границей (в этом смысле мы похожи, я бы даже сказал, что Россия находится в лучшем положении, чем Европа или Америка) получает гуманитарное образование и занимается темами. Какого цвета, скажем, были щиты у древних викингов? Это интересная тема, но это тема. Ее можно собрать, каталогизировать примеры и напечатать на этот счет статью. А заниматься надо не темами, а проблемами. Надо ставить вопросы, и, не получая сразу на них ответы из источника, пытаться эти ответы найти самому. Это, по-моему, принципиальная беда гуманитарной науки. Любовь к теме, а не к проблеме.

– Да, существует даже поговорка у подростков: «Есть такая тема» – говорят они между собой, путая тему с проблемой.

– Примерно так.

– Была ли в вашей жизни книга, которая перевернула ваши представления о древней истории?

– В моей жизни таких книг было довольно много. Но если говорить о Скандинавии, то это, например, «История и сага» Арона Яковлевича Гуревича. Очень хороша книга одного из пионеров нашей скандинавистики М. И. Стеблин-Каменского, называется «Культура Исландии». Мы привыкли думать, что Исландия – Богом забытое государство где-то на севере, состоящее из 300 тысяч жителей, и это все правда. Но дело в том, что для средневекового периода Исландия была, наверное, самым важным местом, потому что практически все скандинавские средневековые тексты – саги, поэзия скальдов, Эдда – были записаны в Исландии.

– Можете поделиться вашим восприятием этих культурно близких россиянам стран?

– Когда вы попадаете в Скандинавию, в Швецию или в Норвегию, то с первых же дней пребывания чувствуете, как ни странно, такой крестьянский субстрат, крестьянскую закваску всего этого высокоразвитого и продвинутого общества. По сути дела, и Норвегия, и Швеция это крестьянские государства, которые эту свою крестьянскость абсолютно не скрывают. Скажем, в Скандинавии не было аристократии в той версии, в какой она предстает перед нами, ну, не знаю, во Франции XVIII века. В Скандинавии быть свободным крестьянином, собственно, и означало быть аристократом. Все права и блага ты имел будучи просто свободнорожденным крестьянином (бондом).

– Тут сразу возникает аналогия с Россией.

– Вы знаете, у нас было чудовищное крепостное право, которое изувечило свободное развитие крестьянства, поэтому сравнивать очень трудно. Скандинавский крестьянин XIII века и русский крестьянин какого-нибудь века XVI или XVII, они просто совершенно в разных социумах находятся. Но, понимаете, в набор составляющих крестьянского духа, о которых я говорил, которые очень ощущаются и в Норвегии, и в Швеции, все-таки еще входит, например, такое понятие как честность. Не самая важная категория для русской традиции. А там на этом очень многое завязано, даже коммерция. Хотя эти люди уже не крестьяне и давно живут в каком-то другом окружении, с другими ценностями. Тем не менее, многое просто держится на честном слове. У нас такое довольно трудно представить, именно из-за каких-то очень страшных и неожиданных изгибов, которые наша история претерпевала.

– А у вас нет предположения, Федор Борисович, почему все-таки финны так преуспели в международных школьных рейтингах? Может, отгадка заключается в их педантичности, сообразительности, трудолюбии?

– Мало ли педантичных народов? Вряд ли. Немцы вон тоже люди предельно аккуратные. Мне действительно трудно ответить на этот вопрос, потому что, понимаете, в той сфере, которой я занимаюсь, финны далеко не фавориты. При этом я, конечно, прекрасно знаю об их достижениях, скажем, в инженерном деле. Но вот что бы я отметил. Финляндия все-таки очень молодая страна и молодая нация, как ни странно это прозвучит. Они не обременены той длительной историей, которая отличает многие европейские народы. В том материале, которым я занимаюсь, а это древнескандинавские источники, финны время от времени появляются уже как сформировашийся народ, но у него строго определенная функция. Все финны в ту эпоху – колдуны, это их такое профессиональное дело. Колдуны, понимаете? От них всегда ждешь какого-нибудь магического чуда, колдовства. Вместе с тем Финляндия как самостоятельная страна и финны как самостоятельная нация все-таки появились по сравнению с другими народами довольно поздно. Может быть, в этом и дело? В том, что у них свежая кровь, свежий взгляд на мир?

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Скандинавия, Федор Успенский, Финляндия, наука, образование, популяризация
Subscribe

Posts from This Journal “Федор Успенский” Tag

promo philologist october 15, 15:20 14
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья! Меня номинировали на профессиональную гуманитарную и книгоиздательскую премию "Книжный червь". На сайте издательства "Вита Нова" сейчас открыто онлайн-голосование на приз читательских симпатий премии. Если вы хотите, то можете меня там поддержать:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments