Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Константин Гаазе: "Сейчас мы окончательно убедились, что в страх можно упаковать что угодно"

Социолог Константин Гаазе в интервью Арнольду Хачатурову для издания Colta: "Почти все то, что мы делаем сегодня, процентов 70, — это никакая не авангардная вирусология, а гигиеническая наука издания 1900 года. Мы сейчас бьем весенние рекорды по заболеваемости. Но никто не вводит сплошной карантин, как в апреле. Так и тогда, возможно, не надо было вводить карантин? Зачем экономика 7 трлн рублей потеряла? Потому что власти перепугались? У Собянина были эксперты, которые принесли ему модель, где было написано, что полгорода вымрет? Давайте возьмем беспорядки в США в мае — июне и составим модель: какой вклад они внесли в рост заболеваемости в Штатах?

На протяжении этого года базовая задача глобальной системы здравоохранения заключалась в том, чтобы квалификация человека, который выносит решение, есть вирус или нет, была как можно ниже, чтобы процедура диагностирования была как можно более доступной.



Сколько штаммов COVID существует? Они довольно быстро мутируют, сегодня говорят про 68, есть отдельный большой спор, какие именно мутации приводят к функциональным изменениям, то есть к появлению новых штаммов. Насколько я понимаю, у нас есть более отчетливое понимание протоколов работы с больными по части аппаратов ИВЛ, успешных комбинаций медикаментов, переливания плазмы крови и т.д. Знаем лучше, но, прежде всего, только в смысле, как лечить COVID в каждом конкретном теле. Прорывов, однако, пока что нет.

Но это не значит, что у нас появилось более отчетливое понимание обоснованных и достаточных мер социальной гигиены, которые позволили бы победить COVID. Оно точно такое же, каким было в марте, — «стадный иммунитет». Но из безальтернативной программы «Карантин или смерть!» стадный иммунитет превратился в некий trade-off. Мы говорим теперь, что экономический рост является предельным основанием того, что делают вообще все, начиная от президента и заканчивая простыми гражданами. И дальше — что у нас есть некоторый trade-off: сокращаем аппарат, удлиняем змеевик, не всех по домам, а 30% на удаленную работу.

Пока вторая волна представляет собой некоторые как бы ритуальные игры с так называемой солидарностью, причем и в смысле сговора, прежде всего. «Вы ведите себя поаккуратнее, а мы закрывать не будем, потому что никто же не хочет на карантин». Все говорят: «О'кей, хорошо, будем поаккуратнее». Люди ведут себя поаккуратнее? Не знаю. Если люди хотят быть агентами слепых дисциплинирующих метаний разных государственных аппаратов, то пожалуйста — осуждайте [коллективные собрания оффлайн]. Хотя вы не знаете, почему в одной и той же семье половина членов домохозяйства болеет, а другая — нет. Почему кто-то из гостей вечеринки у Трампа заболевает, а кто-то нет. У вас нет достоверного, научно обоснованного ответа. А если нет знаний, то чего тогда осуждать?

Часть статей о летних экспериментальных исследованиях по масочному режиму пока не прошла peer review. Есть разные математические модели с довольно условными обсчетами ключевого показателя «complay» (сколько людей реально носит маски), эти модели говорят в целом в пользу масок, хотя их авторы оговариваются, что они намеренно не тематизируют конкретные каузальные факторы заболеваемости, которые могут купировать маски. Некоторые ученые говорят, что маска — это важный элемент psychological awareness и только потом барьер для аэрозольной трансмиссии вируса. Я ношу в магазине или на заправке маску, но именно как знак psychological awareness.

Роль страха росла последние двадцать лет, начиная с 11 сентября 2001 года. Просто сейчас мы окончательно убедились, что в страх можно опять-таки упаковать что угодно. Раньше это была террористическая угроза. Потом это было глобальное потепление как некоторое терминальное событие — не эпоха, которая нас ожидает, а конкретное событие, поскольку так доходчивее для публики. Сейчас это пандемия. Это не имеет никакого отношения к росту осознанности. Потому что осознанность предполагает, что выработана некоторая конвенциональная модель знания и она выработана всеми вместе.

Пандемия лишь напомнила о том, что было и до нее. Мы увидели, что национальные границы существуют для тех, у кого нет больших денег, и что дешевые перелеты — это привилегия, которую можно отобрать. Частные больницы, личный доктор и домашний кислородный аппарат — это привилегии. Точно так же мы увидели, что государству дают мандат на снабжение. Власть так или иначе в основе своей — это распределение. Власть должна что-то распределять. Вопрос в том, исходя из каких систем знаний, из какой логики власть это делает.

Административные элиты любят мобилизацию. Мобилизация — это аффект, позволяющий снять все внутренние напряжения в системе. Огромное количество аппаратных конфликтов, которые растут и становятся политическими конфликтами. И тут появляется мобилизация, которая обнуляет все: мы все — это один большой пионерский отряд, спасающий страну от COVID".

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Константин Гаазе, вирусы, ковид, социология, страх, эпидемии
Subscribe

Posts from This Journal “Константин Гаазе” Tag

promo philologist january 5, 18:18 2
Buy for 100 tokens
Вихров А.Н. Наполеон. Жизнь и судьба. - Москва: Аякс-Пресс, 2021. - 504 с.: ил. Купить книгу: https://www.labirint.ru/books/783822/ Аннотация: Книга создана по мотивам выставки, посвященной 250-летию со дня рождения Наполеона Бонапарта. Она проходила в Москве и была организована на основе…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments