Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Вышла книга рассказов Аси Петровой для детей "Кто что скажет — все равно" (РОСМЭН, 2020)

Публикую небольшой рассказ из книги: Петрова, Ася. Кто что скажет — все равно: рассказы / А. Петрова ; худож. А. Юфа. — М.: РОСМЭН, 2020. — 80 с. : ил.

Аннотация: "Рассказы о мальчике Вите, который живет обычной жизнью, ходит в школу, общается с лучшим другом и родителями, впервые влюбляется. А еще попадает в ситуации, когда невозможно молчать — надо говорить: о зависти, о неудобных вопросах, о чужом горе, о том, что не все на свете обязаны тебя любить".

Анастасия Дмитриевна (Ася) Петрова — прозаик, переводчик французской литературы. Лауреат премии Книгуру (2011) и Всероссийской литературной премии имени С. Маршака в номинации «Дебют в детской литературе» за книгу «Короли мира» (2015).



Что смешного?

Когда у нас в школе один мальчик на уроке пукнул, все смеялись. Просто умирали от хохота. Он, кстати, сам сначала посмотрел на нас испуганно, а потом засмеялся. А Марина Станиславовна, учительница литературы, которая меня не любит, разозлилась. Она сказала: «Что смешного?». И почему-то посмотрела на меня. И хотя у меня почти всегда готовы ответы на ее вопросы, тут я не нашелся, что ответить. Я просто перестал смеяться. С трудом, но перестал.
Паши в тот день в школе не было, обсудить было не с кем, так что я вернулся домой и спросил у папы его мнение. Папа занимался работой и совсем не хотел делиться мнением.
- Ну пап, – приставал я.
Папа сидел за компьютером и звонил по двум телефонам.
- Ну что? – папа как раз набрал номер и включил громкую связь.
- Как ты считаешь, пуки – это смешно?
Папа оцепенел. Стало тихо. Я понял, что его деловой партнер как раз снял трубку и услышал меня.
– Уйди, – произнес папа замогильным голосом, и я понял, что ему совершенно не смешно.

Поскольку с папой ничего не вышло, я пошел к маме. Я знал, что она много знает про пуки. Она рассказывала, что всё время пукала, когда была мною беременна и у нее был большой живот. В общем, я зашел на кухню, сел на стул и стал наблюдать за тем, как мама варит борщ. Суп был уже почти готов, но мама всё еще хлопотала, добавляла приправы, пробовала. Когда она поднесла ко рту очередную ложку с горячим супом, я спросил:
- Мам, а пукать это смешно?
Мама слегка подавилась супом, кашлянула и сердито сказала:
- Что ты глупости говоришь! Прямо под руку!

На следующий день после того, как мой одноклассник пукнул, мой другой одноклассник – Коля – придумал специальный трюк. Он как-то сжимал ладони в замок, между ладонями скапливался воздух, и получался такой звук – как будто кто-то пукнул. Ну и на каждом уроке Коля изображал эти пуки, весь класс сходил с ума от хохота, а учителя сердились, недоумевали, в конце концов, вычислили Колю, выгнали из класса и долго вели с ним воспитательные беседы. Смысл бесед заключался в том, что пуки – это не смешно. Почему не смешно, учителя так и не объяснили.
– Но почему не смешно? Ведь на самом деле, смешно! – я шел из школы вместе с Пашей, и мы рассуждали.
– Ну потому, что… ну это как описаться… Вроде как неприлично, потому что… Вернее нет, это как бы не смешно, потому что указывает на какую-то, – Паша задумался, – аномалию!
Я смотрел на него в упор, мы оба расхохотались.
Ага, пукнул – это, конечно, аномалия! – смеялся я.
Ну, я не знаю, может, просто звук смешной?
Абсолютно обычный звук.
– Ну, значит, это и впрямь не смешно. А все, кому смешно, просто дураки. Вот ты сам когда пукаешь, ну, в одиночестве, ты ржешь?

Я опять захохотал. И хохот не проходил.
– Вот видишь… Почему-то смешно только когда другие…
Так мы с Пашей ничего и не выяснили, а вечером мы с родителями поехали на машине за продуктами. Я хотел сам выбрать себе большие чипсы, мама вечно покупала не те. Папа был не в духе и постоянно огрызался на маму. И еще заодно мне припомнил, как его ему подпортил деловую беседу.
– Да не обращай на него внимания, – весело говорила мне мама, она всегда подтрунивала над папой, когда он злился. – Папа наш сноб, его пуками не рассмешишь.
И тут у меня в голове что-то щелкнуло.

А кто такой сноб? – спрашиваю.
– Ну-у, – мама взяла с полки хлопья, – это тот, кто всем портит веселье. Не дает посмеяться над пуками, например.
– Я не сноб! – папа вдруг резко обернулся и выронил банку с горошком. – И никому я не порчу веселье!
- Тогда признай, что пуки – это смешно, – сказал я.
Папа отвернулся. Домой мы ехали молча. И вдруг мама случайно пукнула. Пукнула на всю ивановскую. Мы с папой молчали. Я боялся его разозлить. Мама смущенно сказала «извините, пожалуйста, не удержалась». И вдруг папа как захихикает. И я вслед за ним. А вслед за нами засмеялась мама.
- Вы же говорили, что пуки – это не смешно! – ухохатывался я.
- Конечно, не смешно! – веселился папа.
- Абсолютно не смешно! – выдохнула мама сквозь смех.
- Ну и ладно, – подумал я. – Значит иногда можно посмеяться на тем, что абсолютно несмешно. И это очень даже весело!



Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Ася Петрова, детская литература, книги, литература
Subscribe

Posts from This Journal “детская литература” Tag

promo philologist november 15, 07:57 5
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Ирина Зорина. Распеленать память. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2020. — 560 с., ил. ISBN 978-5-89059-395-5 Купить книгу: https://limbakh.ru/index.php?id=8062 Аннотация: Книга Ирины Николаевны Зориной — из разряда подлинных…
Comments for this post were disabled by the author