Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Ивон Шуинар: "Ни один ребенок не мечтает стать бизнесменом"

Основатель бренда одежды Patagonia, миллиардер Ивон Шуинар с детства считает природу важнейшей ценностью, много лет активно борется за её сохранение — и прославился своим ответственным и нетривиальным подходом к бизнесу. Он добровольно платит больше налогов, чем предписывает закон, и публично призывает покупателей к разумному потреблению — а Patagonia даёт пожизненную гарантию на одежду: вещи можно бесплатно отдавать в ремонт и на переработку. В 2013 году предприниматель запустил венчурный фонд Tin Shed Ventures, чтобы вкладывать в эко-стартапы. Вот что Ивон Шуинар говорит о своем понимании бизнеса (в переводе Inc.):



"Мне всё равно, когда и сколько часов работают сотрудники, если в итоге они делают свою работу. Если ваш ребёнок заболел, вы можете спокойно пойти домой, чтобы позаботиться о нём. Если ты сёрфер и сейчас прибой — брось всё и беги на пляж! Если тебе приходится ждать следующего четверга, чтобы заняться сёрфингом, значит, ты неудачник.

Наш стиль управления — деятельность без лидера. Всё как на войне: если главного убили, следующий парень вступает в его должность. А когда не станет и его — придёт ещё один. Поэтому я нанимаю очень самостоятельных и целеустремленных людей, которые верят в то, что мы пытаемся сделать. А потом я просто оставляю их в покое. Наличие сотрудников с разным бэкграундом привносит гибкость мышления и открытость к новым способам вести бизнес, в отличие от найма клонов из бизнес-школ. Однажды к нам приходил психолог. После того как он изучил психологические профили сотрудников, он сказал мне, что это самые независимые люди, которых он видел за всю жизнь, и что они совершенно неспособны работать где-либо ещё.

Если хочешь понять предпринимателя — посмотри на малолетнего хулигана. Трудный подросток своими действиями говорит: «Это отстой, я займусь своим делом по-своему».

Ни один ребенок не мечтает стать бизнесменом. Он хочет быть пожарным, спортсменом или лесничим… Ли Якокка, Дональд Трамп, Джек Уэлч и им подобные не являются героями ни для кого, кроме других бизнесменов с аналогичными ценностями.

Структура Patagonia похожа на муравейник. В колонии муравьёв нет босса, но каждый муравей знает свою работу и выполняет её, и все они общаются между собой, касаясь друг друга антеннами, — вот и вся система. Никто из сотрудников Patagonia не приемлет проявлений власти и давления, никто не хочет указывать другим, что делать.

Худшие менеджеры пытаются управлять бизнесом из-за рабочего стола. Единственный способ вести дела — ходить и разговаривать с людьми. Но я не просто хожу и спрашиваю: «Как дела?» Меня всегда интересуют определённые вещи, о которых я хочу поговорить с конкретным человеком. Ключ к решению любой проблемы — задать достаточно вопросов, чтобы выявить все симптомы и понять истинную причину болезни.

В Patagonia прибыль не является целью. Прибыль приходит тогда, когда вы делаете всё правильно. Нужно подходить к развитию своего дела, как дзен-буддисты к стрельбе из лука: вы определяете цель, а затем забываете о ней и сосредотачиваетесь на самом выстреле.

Серьёзный кризис в начале 1990-х (тогда Patagonia оказалась на грани банкротства) открыл мне глаза на то, что я вёл бизнес, не вдумываясь в то, что делаю. Рос ради роста, как все остальные. Тогда я взял с десяток своих топ-менеджеров в Аргентину — прогуляться в горах настоящей Патагонии. Бродя по этим диким землям, мы спрашивали себя, зачем мы занимаемся бизнесом. Чтобы заработать $1 млрд? Можно, но не в том случае, если бы мы не могли гордиться нашими продуктами. Мы обсуждали, как уменьшить вред, который мы причиняем окружающей среде. Мы говорили о ценностях и культуре, объединявших всех сотрудников Patagonia. В итоге мы создали компанию, в которой хотим работать. Мне недостаточно просто не причинять вреда — я хочу творить добро.

Я не могу зарабатывать на здоровье своих сотрудников и покупателей. Чтобы открыть магазин в Бостоне, мы приобрели и отремонтировали старое здание, привезли туда кучу одежды — и тут сотрудники начали жаловаться на головные боли. Тогда я пригласил инженера-химика, он изучил здание и сказал, что проблема в вентиляции: она гоняет по кругу тот же воздух, чем отравляет людей. Инженер объяснил мне, что при обработке хлопчатобумажной ткани используют формальдегид, чтобы одежда не мялась и не садилась. Я был в шоке. Я же просто покупал готовые ткани и ничего не знал об их производстве! К счастью, я узнал об органически выращенном хлопке, и мы перешли на него. Теперь я задаю вопросы о каждом этапе производства материалов. Patagonia прошла очень долгий процесс очистки всей цепочки поставок.

Всем нам следует покупать меньше вещей, но лучшего качества. Меня часто просят разработать альтернативную, более бюджетную линейку одежды, но я не могу, потому что органический хлопок стоит в три раза больше обычного. Мой отец был торговцем, и он часто говорил, что, покупая инструмент, нужно всегда брать самую лучшую вещь в магазине, потому что она прослужит всю оставшуюся жизнь. Это намного лучше и в конечном счёте дешевле, чем постоянно покупать дешёвые инструменты, которые ломаются на следующий день.

Лучшее, что вы можете сделать, — купить лучшую вещь, которую вы только можете себе позволить, и поддерживать её в хорошем состоянии как можно дольше. Однажды перед Чёрной пятницей мы разместили в New York Times рекламу со словами: «Не покупай эту куртку бездумно!» Мы хотели, чтобы люди задались вопросом, действительно ли им нужно что-то купить или им просто скучно, — и не приобретали вещи бессознательно. Ирония в том, что в результате мы продали больше курток, чем когда-либо.

Запрос на более экологичное производство должен идти от потребителей. Корпорации не будут сами менять привычные методы работы. Но все мы больше не просто граждане. Мы потребители — это значит, что мы можем влиять на производство больше, чем кто бы то ни было. Раньше я считал, что дизайнеры в наибольшей степени определяют потребление. Именно они решают, на машине какого цвета мы будем ездить или какую одежду будем носить. Но ведь мы можем просто сказать «нет» и поменять предлагаемый расклад. В наших руках большая власть.

Приключение не приключение, пока что-то не пойдёт не так. Преодоление трудностей — самое ценное в приключениях. В детстве мы всегда шли на рискованные поступки, чтобы затем выходить из сложных ситуаций. Если вы действительно ищете приключений, вам придётся специально идти на риск".

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Ивон Шуинар, бизнес, менеджмент, экология, этика
Subscribe

Posts from This Journal “бизнес” Tag

promo philologist november 15, 07:57 5
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Ирина Зорина. Распеленать память. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2020. — 560 с., ил. ISBN 978-5-89059-395-5 Купить книгу: https://limbakh.ru/index.php?id=8062 Аннотация: Книга Ирины Николаевны Зориной — из разряда подлинных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment